КНИГА МАТЕРЕЙ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Книги » Джон Рональд Руэл Толкиен


Джон Рональд Руэл Толкиен

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

ब्रह्मन् написал:

JRR Tolkien  (Д.Р.Р.Толкиен).

Джон Рональд Руэл Толкиен
JRR Tolkien  (Д.Р.Р.Толкиен)

Родовая фамилия «Толкиена» Толкунов. Вся семья Толкуновых , дед и бабушка Джона Рональда Ральфа Толкиена (John Ronald Reuel Tolkien) выходцы из Белой Руси (Ruthenia Alba), то есть территории нынешней Белоруссии, позже ставшей «Великим княжеством Ладовским», Ладожским (от слова «Лада»), в последствии по замыслу «ожидовленых» шляхтичей Речи (Жечи) Посполитой переименованным в «Великое княжество Литовское».
Кроме мест в Белой Руси, семья Толкуновых имела также два родовых поместья - в Киевской и Подольской губерниях Малороссии. Последняя запись о Толкуновых, то есть о части родни, оставшейся в Малороссии (чем Украина и являлась) значится в «Списке дворянских родов Киевской губернии» Великой Российской Империи.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Список_дво … й_губернии

Джон Рональд Руэл Толкиен

И поныне присутствующий род Толкуновых (на саксонский манер «Толкиеных») значится в «Списке дворянских родов Киевской губернии», учреждённом в 1785 с последней регистрацией титула в 1905-ом году:
«...Табачниковы, Табенские, Табецкие, Табусины, Тальберг, фон-Таль, Тарановские, Тарасовы, Таргонии, Тарнавские, Тарновские, Тарновецкие, Татариновы, Татаровы, Тележинские, Теренецкие-Климовичи, Тереховичи, Терещенко, Терлецкие-Прокоповичи, Терлецкие, Тернеры, Териловские, Терпицкие, Тетеруковские, Тецнеры, Тидеманы, Тилло, тильтины, Тимашевы, Тимковские, Тихановы, Тихоцкие, Товбичи, Токаревы, Токарские, Толкуновы, Толли, Толочиновы, Толочко, Телстинские, Томассоны, Томашевские, Леко-де-ля-Томбель, Томсы, Тонкошкуренко, Топчевские, Торские, Трандофиловы, Трапцины, Траскины, Трезвинские, Трембицкие, Трентовские, Треповы, Тржецеские, Тржецецкие, Тржцинские, Трипольские, Тритшели, Троицкие, Трофимовы, троцкие, Трощинские, князья Трубецкие, Трубецкие, Труль, Трушевские, Трушковские, Туловские, Туловы, Тумановичи, Тунцельман-Фон-Адлерфлуг, Туриновские, Турковские, Туркулы, Турчаниновы, Турчевичи, Тур, Тустановские, Тутковские, Тхоржевские, Тышецкие, Тышкевичи, графы Тышкевичи, Тышковские, Тычинские, Тюренки...и т.д.»...

Толкунов не родился в Южной Африке, как пропагандируется на сайтах с его биографией (J.R.R. Tolkien was born in 1892, Bloomfontein, South Africa), но в Боритании (бывшей территории Бореи, называющейся сегодня «БОританией» (от слова БОРАТА) и «БОританскими островами»).

Факт о борейских (российских) корнях Толкунова («Толкиена») тщательно скрывается его биографами всех мастей - по обычным стандартам РУСОФОБИИ:  как так, интеллект такого «пошиба» просто не может иметь корни в России... Поэтому непосвящённым в историю «Толкиеных» и в голову не придёт искать род Толкуновых в любых родовых списках Российской Империи. Да и при незнании КТО сей род есть, поиски этой информации всё равно ничего существенного никому не скажут.

Однако, мало кто из почитателей «Властелина Колец» знает, что при своей изначальной задумке написания «Хоббита» (разшифровка слова «хоббит» - это другая история), Толкунов усиленно изучал всю имеющуюся у него (как профессора Оксфордского Университета) информацию о Борейской Собори (Сибири). В то же время сам он был явным приверженцем исследований своего друга борея Комунса Боумана (William Comyns Beaumont, в поисковике наберите:  Comyns Beaumont, либо http://en.wikipedia.org/wiki/William_Comyns_Beaumont), написавшего «с ног сшибательные» для «усвоения» ЦРУ-шниками и МI-6-ишниками труды (права на которые они сразу же «закупили» после исследований изложеной в них сути), разоблачающие извращения монотеизма-иудаизма и общей библейской (тораической) хронологии на территори Великой Скифии, Мегалиона, включавщего и Боританию (коренные «британцы» два-три столетия назад - это и есть часть скифов, то есть сколов, соколов (корень СКФ=СКВ=СКЛ слов «скиф» и «сокол» идентичен, в их произношении играет роль только транслитерация)...

Джон Рональд Руэл Толкиен
Комунс Боуман - Comyns Beaumont

Поэтому, совершенно немаловажным является то, что всё описанное в трилогии Толкунова есть порана, былина Бореи, а не какая то выдумка, фантазия автора, как это представляют «перекупщики» информации в Голливуде, купившие права на  «Трилогию» с целью переделки формата борейской пораны-былины Толкунова на голливудский обыкновенный «жанр фантазии», естественно представляя всю её суть... выдумкой, мифом с Калевалы...

Будучи приятелем (но не другом) тёзки С. Льюиса (C.S.Lewis) по «Оксфорду», Толкунов никогда не был приверженцем (иудаистского) монотеизма, тогда как полуеврей Лююис был, - в силу этого «Нарния» (Narnia) Льюиса в корне отличается от «Властелина» и «Хоббита» Толкунова, - Льюис в своих произведениях (и в фильмах поставленных по произведениям) ищет «мессию», спасителя Человечества (Льюис, это транслитерированное Левий), а Толкунов нет, ибо он Борей, совершенно другой склад интеллекта...

Так что, при всех потугах нынешних «правил» бывшей Бораты, Боритании (ныне Британии), она всегда останется Бореей. Ушёл Толкунов, ушёл Комунс, но появятся другие... место истории Мегалиона Бореи никогда не останется пустым, и прожидовленному Голливуду не удастся купить всю историю Бореи для перекроя её в «фантазию». Они, голливудские «вертилы» ПОБОЯЛИСЬ экранизировать «КЛЮЧИ ОТ МИРОВОЙ ИСТОРИИ» Комунса Боумана, «кишка» то оказалась тонка...

2

Джон Рональд Руэл Толкиен - УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА и ВЕЧЕРНЯЯ

http://ficbook.net/readfic/697589

Путь двойных звёзд

Каждый скажет, что леди Галадриэль – прекрасна.
Ее глаза – серебряные звезды, а волосы – золотой водопад.
Ее наследственная, древняя гордость видна во всем: в изгибе губ, в изяществе сильных рук, в осанке и каждом повороте мраморно-белого тела, скрытого под складками легких и светлых одежд.
Ее любили многие, но она не принадлежала никому. Ни брату, ни мужу, ни другу. Она отдавала себя другим, но никогда – до конца. Она всегда оставалась свободна.
И она одинока теперь.
Она – Владычица своих лесов и своей памяти. Памяти – даже в большей степени.
Поэты сравнивают ее со статуей: статуей из вечного льда вершин Карадраса. Уже не живая женщина – символ уходящего прошлого. Царственно прекрасный и древний символ.
И никто не знает, чего на самом деле желает леди Галадриэль. Может быть, ничего больше. Она сама склонна иногда думать так.
Она привыкла, и даже не ждет.
Тем более не ждет, что ее поймет столь юная внучка.
Та – другая. Дочь ее дочери, плоть от плоти – но почему-то владычица Лориэна смотрит на нее и не может отвести глаз. Как заколдованная, только вот ей известно, что среди женщин эльфов нет чародеек искуснее, чем она сама. Это не чары. Это иное.
А юная Арвен прекрасна.
Ее волосы – черный, звездами вытканный шелк, а глаза – серебряные озера.
В ее походке, жестах, чертах гордость уравновешена со смиренностью, в ней смешалось лучшее, что могла дать кровь различных народов. Ее одежды темны, и она легка в них, свободна, как дух лесов.
Ее любят нежно и осторожно, издалека. Она сама еще не знает любви; но она мудра, и ведает жалость.
Она – дочь правителя Ривенделла и дочь настоящей эпохи. Другая жизнь знакома ей только по песням.
Поэты сравнивают ее с Лютиэн, покинувшей их в незапамятные времена. Она живой символ для эльфов Средиземья.
И ей самой тоже необходимо что-то. Она ждет того, чтобы тихие сумерки ее нежной души озарились яростным светом.
Чтобы она сама однажды смогла стать звездой.
Понять стремление молодого сердца легко, даже если оно бьется спокойней, чем билось когда-то собственное. Ведь Арвен совсем иная, несхожая. Но ожидания просыпаются, сердце бьется, и Владычице беспокойно от этих мыслей, как не было давно.
Словно между ними протянута нить – иная, чем нить родства.
Дочь Галадриэли всегда была больше похожа на своего отца, чем на мать. Но дело не в крови. Не в чарах.
Может быть, в том, что иногда Галадриэль не успевает отвести внимательного взгляда от внучки, и та отвечает своим. Серые глаза смотрят в серые, звезды отражаются в водах озера. Между ними нет страха и нет границы.
Если взглянуть на небо, то можно увидеть особые звезды, так говорят мудрые, наблюдающие за высокими небесами множество лет. Одна звезда горит в тени другой, они рядом на небе. Зрение смертных не различает их. Но они различны.
Владычице кажется, что они становятся схожи с такими звездами, когда дочь ее дочери вновь появляется в Лориэне.
Каждый скажет, что леди Галадриэль – прекрасна, и прекрасна юная Арвен.
Женщина влечет красотой мужчин, так идет от начала времен. Но Арвен – не мужчина, и даже не дева-муж. А Галадриэль давно не использует прозвание юности. Женщина напротив женщины, и красота каждой не властна над сердцем другой.
Остается правда.
Остается то, что нужно обеим – и то, что обе способны дать.

Джон Рональд Руэл Толкиен  Джон Рональд Руэл Толкиен
                                                                                                                                             АРВИН ср. с ЗАРЯВИН

***
Давно зашло солнце, и в ясном небе над Лориэном вспыхивали звезды – одна за одной. Известно, что у каждой звезды – свой час.
Есть час у звезды, что зовется Звездой Надежды, и у других звезд, память о которых возвращает ко временам печали.
Владычица Лориэна стояла на невысоком холме, глядя вверх, на всё множество этих звезд, и думала о том, похожа или не похожа на них.
Она не говорила ни слова, и безмолвен был лес вокруг. Безмолвен и темен, и душа Галадриэли молчала тоже, словно в ожидании чего-то. Но даже милосердия сумерек эта душа не знала почти никогда, или, скорее, очень давно.
Так прошли долгие ночные часы, за которые Владычица даже не двинулась с места, словно действительно превратившись на время в статую – или в маяк.
– Я не помешаю тебе, моя госпожа? - мелодичный голос Арвен нарушил тишину.
Галадриэль обернулась.
Ее юная внучка была в темном, как и обычно, – и ее силуэт терялся в тенях. Она шла медленно, но целеустремленно, не отрывая взгляда от светлого ориентира, каким были белое платье и золотые волосы Галадриэль.
Та покачала головой.
Арвен улыбнулась одними губами, чуть наклонив голову. И вскоре уже стояла на вершине холма, совсем рядом с Владычицей. Какое-то время царило всё то же безмолвие, только дыхание Арвен было немного громче – Галадриэль не видела ее, продолжая вглядываться в небо, только улавливала ритм вдохов и выдохов, и от этого ее кровь начинала чуть-чуть быстрее бежать по жилам.
Но вопрос, хотя и неизбежный, застигнул ее врасплох.
– Что ты видишь там, в небе?
– Я вижу свою судьбу, – неожиданно – или наконец просто позволив себе – ответила Галадриэль.
– А мою? – шепотом задала вопрос Арвен.
Владычица медленно обернулась.
Дочь ее дочери стояла, наклонив голову к плечу, и распущенные темные волосы струились по ее плечам. Вечерняя тень – будто еще не звезда, а зародыш звезды, готовый вспыхнуть в любой момент, только дождавшись взмаха руки Элберет.
В Арвен не было страха. Только желание что-то понять, и Галадриэль не отказывала ей в этом. Но и не помогала.
Она молчала, позволяя Арвен просто смотреть на себя.
Она молчала о том, чего неотступно желает.
В ней был огонь, и ее душа до сих пор горела, подобно звезде. И все же звезды тоже устают от одиночества, и каждый свет начинает нуждаться в сумраке, который бы его оттенил.
Серые глаза вновь смотрели в серые – звезды отражались в озерных водах.
– Выходит, моей судьбы еще нет на небе?
Галадриэль качнула головой:
– Прочесть ее я не могу.
– Может быть, это потому, что мне, как и прочим в нашем роду, дан выбор?
Такого вопроса Галадриэль от нее не ждала. Но это было возможно.
– Ты хорошо спрашиваешь… – раздумчиво произнесла она. – Очень хорошо. Иногда я думаю, что хотела бы вновь получить возможность что-нибудь выбрать.
– Иногда?
– Обычно мне кажется, что такого уже поздно желать.
Арвен помолчала немного. Мгновения падали между ними, как капли воды, растягиваясь до вечности. Странный короткий разговор в их воображении становился беседой, для которой было мало всей ночи.
Возможно, это действительно было так, хотя и только для них двоих.
Подойдя на шаг ближе, Арвен спросила снова, четко выделяя каждое слово:
– Чего же ты бы хотела тогда, моя госпожа?
– Теперь ты и сама это знаешь, дочь моей дочери, – сказала Галадриэль тихо. Она не думала, чего именно ждет сейчас, но всё же ждала с надеждой.
И тогда Арвен поцеловала Владычицу – не так, как целуют жены мужей, и не так, как друг может поцеловать друга, и не приветственным поцелуем правителя. В прикосновении губ жила нежность, и грусть, и понимание, которое объединило их.
Руки Арвен лежали на ее плечах, и звездный шелк волос касался щек и шеи Галадриэли. Прикосновение приносило спокойствие и прохладу, и когда Арвен отступила на шаг, давая вздохнуть, этот вздох был сладок, как бессчетные годы назад.
– Благодарю тебя за этот дар, – произнесла Галадриэль.
Она услышала вдруг с новым чувством, как дышит вокруг тот лес, который когда-то давно стал ей домом. Живое дыхание в тишине, и тихая, немного печальная музыка ночи, здесь и сейчас не несущей страха. Это длилось едва ли больше, чем несколько мгновений, но этого уже было достаточно.
Галадриэль протянула руку и неспешно провела пальцами по щеке Арвен. Прикосновение вышло бы совсем материнским, если бы не знание, какое редко можно встретить у матери, сквозившее в этом движении.
– И я тоже должна тебе кое-что.
Арвен ничего не сказала, но на ее лице был написан вопрос.
Галадриэль посмотрела ей в глаза. Особым взглядом: настойчивой, хоть и мягкой, просьбой открыть сознание. Арвен едва заметно вздрогнула, ее губы приоткрылись, но Галадриэль не отводила взгляда. И дождалась ответа – резкого, как порыв ветра, движения навстречу себе. Два разума соприкоснулись, словно лучи двух звезд, прошедших рядом по небесным дорогам.
Между ними не было сейчас секретов и тайн. Была только обнаженная правда, ослепительное сияние, то наследство, которое не передается с кровью, и которое Галадриэль передавала сейчас.
Она показывала своей внучке воспоминания, которыми до того не делилась ни с кем.
Воспоминания – дар увидеть всё, и выбрать только необходимое. Выбрать судьбу. Или только лишь подготовить почву для подобного выбора.
Сознание, с которым соприкасалась Владычица, приняло всё – и сразу же, без перехода, перед ее внутренним зрением вспыхнул огонь, непохожий на ее собственный. Столь же иной, как иной была сама Арвен. Иная. Связанная кровью, но идущая собственными путями, на которых Галадриэль – не постоянный спутник, но только веха.
И то, что она увидела и поняла в этот краткий миг, заставило ее прикрыть глаза и кивнуть. Это было не похоже на те смутные предвидения, что она читала в Чаше, пользуясь силой кольца. Нечто другое, нечто более простое и ясное. Еще не реальность, но образ будущего – рок, который властен над каждым из эльфов.
Сердце Галадриэль несколько раз стукнуло медленней, а потом забилось, как прежде. Казалось, она опустила веки на одно лишь мгновение, но на самом деле времени прошло больше, пусть и не намного.
Арвен же всё ждала, недвижно стоя напротив. Она должна была услышать ответ, за которым на самом деле пришла.
К Владычице возвращалось обычное зрение. Она снова вдохнула сладко-прохладный воздух, наслаждаясь такой возможностью. Следующая ночь для нее снова станет обычной, а пока неожиданное волшебство – не чары, и не сила родства – оставалось с ней.
Галадриэль отступила на шаг, затем на два.
– Иди же, Арвен, дочь моей дочери, – сказала она. – Ты не станешь такой, как я.
Арвен не отвела взгляда:
– Это плохо, госпожа моя?
Галадриэль почти улыбнулась:
– Это очень хорошо. Это почти благословение – единственное, какое я могу дать тебе. Иди же.
Арвен поклонилась почтительно, и скрылась в тенях. У нее хватило мудрости, чтобы не спрашивать больше, и чтобы не спорить - тоже хватило. И хватит воли выбирать то, что она пожелает.
Она ушла, чтобы следовать теперь собственной дорогой.
А леди Галадриэль еще долго стояла на вершине холма, обняв себя за плечи.
В этот час утренняя звезда взошла над Лориэном. Такую строку можно добавить в песню или в легенду, но поэтическое сравнение останется здесь, в траве, в тихих сумерках перед рассветом. Ведь утренняя звезда и вечерняя – суть одно. Хорошая замена тому, что зовут "двойной". Важно помнить об этом, и тогда можно увидеть даже то, что лежит впереди. Благодарность и даже любовь останутся в сердце Галадриэль, но она знала. И все равно сказала бы и сделала то же, потому что эльфам в этом мире можно найти утешение – но не изменить судьбу.
Она печально усмехнулась, и направилась вниз, снова превращаясь в ледяную скульптуру – в звезду, которой не дано сойти со своих путей.

Джон Рональд Руэл Толкиен

Отредактировано Иванка (2013-09-18 13:47:21)

3

КОЛЬЦО и ЗЕРКАЛО ГАЛАДРИЭЛИ

НЭНЬЯ (ср. с НЯНЯ) - Белое кольцо, Адамантовое кольцо, Кольцо воды - было дано Галадриэли. Оно управляло СТИХИЕЙ ВОДЫ и даровало его хранителю великие силы, так как являлось главным из трех эльфийских колец (два других: НАРЬЯ - Кольцо огня, или Рубновое, Красное кольцо и Кольцо воздуха, или Сапфировое, Синее кольцо).

НЭНЬЯ ср. с НУН

Нун является олицетворением первозданного хаоса, из которого вышло все сущее, а в первую очередь – боги. Космогония Древнего Египта

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Нэнья - "Кольцо воды" - принадлежало Галадриэли (также именуемое Кольцо твёрдости и Кольцо воды, одно из Колец власти и одно из Трёх, недоступных Саурону). Галадриэль носила это Кольцо невидимо для всех (кроме Фродо); Сэмиус Гэмджи сказал Галадриэль, что он только "видел звезду сквозь её пальцы".
Нэнья  напоминало цветок, в сердце которого блестел прозрачный камень. Галадриэль взяла Нэнью на корабль, отплывающий из Серой Гавани в Аман, и, после того, как кольцо было увезено, Лориэн (ср. с ЛАРЫ) постепенно обезлюдел, а к тому времени, когда Арвен пришла туда умирать, Лориэн уже был пустынен, разрушен, полностью утратив былую красоту.

Все, что делали эльфы, начиная от украшений и заканчивая зданиями, - имело природные очертания и растительные орнаменты.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

ЗЕРКАЛО Галадриэли, в сущности, представляет собой оракул. В древнем мире оракулы, подобные тем, что на иллюстрациях, можно было найти повсюду: в одной только Греции их было более двух с половиной сотен. Самый известный - Дельфийский оракул (см. Пифия), к которому относились весьма серьёзно: к нему обращались за советами в течение двенадцати столетий.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Не случайно именно Галадриэль способна видеть будущее. В истории Дельфы прекрасное тому подтверждение - даром пророчества женщины обладают в большей степени, чем мужчины. Сокровенное открыто матери. В древности знали не понаслышке, что женщина (рождающая и кормящая из себя) ближе к природным силам, властвующими над миром. Т. н. СИВИЛЛЫ были жрицами, которых в Древнем Риме почитали не меньше Дельфийского оракула. Книги с их пророчествами были самыми ценными свитками во всей Римской империи.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

"...к ним приблизилась госпожа Галадриэль. Высокая, белоснежная, прекрасная, шла она под деревом. Не сказав ни слова, она поманила их. Повернувшись, она повела их на южный склон холма Гарас Галадон. Пройдя через ворота в высокой живой изгороди, они оказались в замкнутом пространстве. Здесь не росли деревья, и оно лежало открытым под небом. Взошла вечерняя звезда и сверкала белым огнем над западными лесами. Госпожа по длинному лестничному пролету спустилась в глубокую зеленую лощину, через которую, журча, пробегал серебряный ручей, начинавшийся от фонтана на холме. На дне лощины на низком пьедестале, вырезанном в форме ветвистого дерева, стоял серебряный бассейн, широкий и неглубокий, а рядом с ним - серебряный кувшин.
Галадриэль водой из ручья до краев наполнила бассейн, дохнула на воду и, когда вода успокоилась, заговорила.
- Это зеркало Галадриэль, - сказала она. - Я привела вас сюда, чтобы вы взглянули в него, если захотите.
Воздух был тих, долина темна и глубока. Госпожа высока и бледна.
- Зачем нам смотреть и что мы увидим? - спросил Фродо, полный благоговейного страха.
- Я могу приказать зеркалу открыть многое, - ответила она, - и некоторым я могу показать то, что они желают видеть. Но зеркало также показывает и непрошенное, и эти картины часто более неожиданны и ценны, чем то, что мы хотим увидеть. Что вы увидите, если зеркало будет показывать свободно, я не могу сказать. Оно показывает то, что было, и то, что есть, и то, что может быть. Но кто что увидит, не может предсказать даже мудрейший. Хотите посмотреть?
(Дж. Толкин. Трилогия "Властелин колец": "Зеркало Галадриэли")

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Отредактировано Иванка (2013-09-21 13:54:05)

4

http://www.kulichki.com/tolkien/arhiv/l … marie.html

Хэльге К. Февскангер (Helge K. Fauskanger)

Namárië
Altariello Nainië Lóriendessë
Намариэ

Плач Галадриэль в Лориэне

Namárië - самый длинный из текстов на квэнья в ВК. Namárië и Markirya (MC:220-221) - основные примеры "позднего" квэнья, употребляемого в Третью Эпоху. В "Дорога вдаль и вдаль идет" (RGEO) "Намариэ" приводится в трех вариантах. В первом оно записано в тэнгвар, и это самый значительный из существующих примеров квэнийского текста в эльфийском написании. Второе (RGEO:66-67) аналогично приведенному в ВК, с расставленными Толкином ударениями и построчным переводом. Третий вариант является "прозаической версией", более "правильной" (с пометкой Толкина, что текст в ВК "имеет поэтически вольный порядок слов, с целью сохранения ритма").

Подстрочный перевод на английский (Толкина) и русский, по возможности с тем же порядком слов, что и в оригинале.

Ai! laurië lantar lassi súrinen,

    Ah! like gold fall the leaves in the wind
    Ах! Золотом облетают листья под ветром

yéni únótimë ve rámar aldaron!

    long years numberless as the wings of trees!
    годы, бессчетные как крылья деревьев,

Yéni ve lintë yuldar avánier

    The long years have passed like swift draughts
    Долгие годы прошли, как быстрые глотки

mi oromardi lissë-miruvóreva

    of the sweet mead in lofty halls
    сладкого меда в величавых залах

Andúnë pella, Vardo tellumar

    beyond the West, beneath the blue vaults of Varda
    за гранью Запада, под синими сводами Варды

nu luini yassen tintilar i eleni

    wherein the stars tremble
    где трепещут звезды

ómaryo airetári-lírinen.

    in the voice of her song, holy and queenly.
    от звуков ее песни, песни священной королевы

Sí man i yulma nin enquantuva?

    Who now shall refill the cup for me?
    Ныне кто кубок мне вновь наполнит?

An sí Tintallë Varda Oiolossëo

    For now the Kindler, Varda, the Queen of the stars,
    И вот Варда, Возжигающая, с горы Вечноснежной

ve fanyar máryat Elentári ortanë

    from Mount Everwhite has uplifted her hands like clouds
    подобно облакам, руки свои Звездная Королева воздела

ar ilyë tier undulávë lumbulë

    and all paths are drowned deep in shadow;
    и все тропы затопила тень

ar sindanóriello caita mornië

    and out of a grey country darkness lies
    И из серой страны ложится тьма

i falmalinnar imbë met,

    on the foaming waves between us,
    на пенные волны между нами

ar hísië untúpa Calaciryo míri oialë.

    and mist covers the jewels of Calacirya for ever.
    И туман скрывает Калакирии самоцветы навеки

Sí vanwa ná, Rómello vanwa, Valimar!

    Now lost, lost to those of the East is Valimar!
    Ныне потерян, для Востока потерян Валимар

Namárië! Nai hiruvalyë Valimar!

    Farewell! Maybe thou shalt find Valimar!
    Прощай! Может быть, ты найдешь Валимар!

Nai elyë hiruva! Namárië!

    Maybe even thou shalt find it! Farewell!
    Может быть, именно ты найдешь! Прощай!

(Текст © Helge K. Fauskanger, 1999
Пер. с англ. © Хэльке аkа Эмер, 2003)

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Плач Ярославны в Путивле


СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ
(Древнерусский текст)

На Дунаи Ярославнын глас ся слышит, зегзицею незнаема рано кычеть: "Полечю - рече - зегзицею по Дунаеви, омочю бебрян рукав в Каяле реце; утру князю кровавыя его раны на жестоцем его теле".

Ярославна рано плачет в Путивле на забрале, аркучи: "О, ветре, ветрило! Чему, господине, насильно вееши! Чему мычеши хиновьскыя стрелкы на своею нетрудною крилцю на моея лады вои? Мало ли ти бяшет горе под облакы веяти, лелеючи корабли на сине море! Чему, господине, мое веселие по ковылию развея?"

Ярославна рано плачеть Путивлю городу на забороле, аркучи: "О, Днепре Словутицю! Ты пробил еси каменныя горы сквозе землю Половецкую. Ты лелеял еси на себе Святославли носады до полку Кобякова. Возлелей, господине, мою ладу ко мне, а бых не слала к нему слез на море рано!"

Ярославна рано плачет в Путивле на забрале, аркучи: "Светлое и тресветлое солнце! Всем тепло и красно еси. Чему, господине, простре горячюю свою лучю на ладе вои? В поле безводне жаждею имь лучи съпряже, тугою им тули затче?"


Приблизительный перевод на русский:

На Дунае Ярославны голос слышится чайкою неведомой утром рано стонет: "Полечу я чайкою по Дунаю, омочу рукав я белый во Каяле-реке, утру князю кровавые раны на могучем его теле".

Ярославна утром плачет в Путивле на стене, причитая: "О ветр, ветрило! Зачем, господине, так сильно веешь! Зачем мчишь вражьи стрелы на своих легких крыльях на воинов моей лады? Или мало тебе высоко под облаками веять, лелея корабли на синем море! Зачем, господине, мое веселье по ковылю развеял?"

Ярославна рано утром плачет на стене Путивля-города, причитая: "О Днепр Словутич! Ты пробил каменные горы сквозь землю Половецкую. Ты лелеял на себе Святославовы челны до полку Кобякова. Прилелей же, господине, мою ладу ко мне, чтобы не слала я к нему слез на море рано!"

Ярославна рано плачет на стене в Путивле, причитая: "Светлое и тресветлое солнце! Всем ты красно и тепло. Зачем, господине, простерло ты горячие лучи свои на воинов лады? В степи безводной жаждою согнуло им луки, тоскою замкнуло колчаны?"

Плач Ярославны (в переводе Василия Жуковского)

Голос Ярославнин слышится, на заре одинокой чечоткою кличет:
«Полечу, — говорит, — чечоткою по Дунаю,
Омочу бобровый рукав в Каяле-реке,
Оботру князю кровавые раны на отвердевшем теле его».

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, приговаривая:
«О ветер, ты, ветер!
К чему же так сильно веешь?
На что же наносишь ты стрелы ханские
Своими легковейными крыльями
На воинов лады моей?
Мало ль подоблачных гор твоему веянью?
Мало ль кораблей на синем море твоему лелеянью?
На что ж, как ковыль-траву, ты развеял мое веселие?»

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, припеваючи:
«О ты, Днепр, ты, Днепр, ты, слава-река!
Ты пробил горы каменные
Сквозь землю Половецкую;
Ты, лелея, нес суда Святославовы к рати Кобяковой:
Прилелей же ко мне ты ладу мою,
Чтоб не слала к нему по утрам, по зорям слез я на море!»

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене городской, припеваючи:
«Ты, светлое, ты, пресветлое солнышко!
Ты для всех тепло, ты для всех красно!
Что ж так простерло ты свой горячий луч на воинов лады моей,
Что в безводной степи луки им сжало жаждой
И заточило им тулы печалию?»

<1187>, <1817—1819>


Плач Ярославны
(из переложения Николая Заболоцкого)

Над широким берегом Дуна́я,
Над великой Га́лицкой землёй
Плачет, из Пути́вля долетая,
Голос Яросла́вны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опу́шкой
Наклонясь, в Кая́ле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы полове́цкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные го́ры
В землях половецких ты проби́л,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобя́ковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половча́н
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

<1187>, <1938-1946>


Плач Ярославны
  (Тарас Шевченко)

В Путивлі-граді вранці-рано
Співає, плаче Ярославна,
Як та зозуленька кує,
Словами жалю додає.
«Полечу,— каже,— зигзицею,
Тією чайкою-вдовицею,
Та понад Доном полечу,
Рукав бобровий омочу
В ріці Каялі. І на тілі,
На княжім білім, помарнілім,
Омию кров суху, отру
Глибокії, тяжкії рани...»

І квилить, плаче Ярославна
В Путивлі рано на валу:
«Вітрило-вітре мій єдиний,
Легкий, крилатий господине!
Нащо на дужому крилі
На вої любії мої,
На князя, ладо моє миле,
Ти ханові метаєш стріли?
Не мало неба, і землі,
І моря синього. На морі
Гойдай насади-кораблі.
А ти, прелютий... Горе! Горе!
Моє веселіє украв,
В степу на тирсі розібгав».

Сумує, квилить, плаче рано
В Путивлі-граді Ярославна.
І каже: «Дужий і старий,
Широкий Дніпре, не малий!
Пробив єси високі скали,
Текучи в землю половчана,
Носив єси на байдаках
На половчан, на Кобяка
Дружину тую Святославлю!..
О мій Словутицю преславний!
Моє ти ладо принеси,
Щоб я постіль весела-слала,
У море сліз не посилала,—
Сльозами моря не долить».

І плаче, плаче Ярославна
В Путивлі на валу на брамі,
Святеє сонечко зійшло.
І каже: «Сонце пресвятеє
На землю радість принесло
І людям, і землі, моєї
Туги-нудьги не розвело.
Святий, огненний господине!
Спалив єси луги, степи,
Спалив і князя, і дружину,
Спали мене на самоті!
Або не грій і не світи.
Загинув ладо... Я загину!»

<1187>, <4 июня 1860>


Словарь Фасмера:

СЛОВУТИЧ
эпитет Днепра, только др.-русск. Словутичь (СПИ), производное от *словть "знаменитый" (ср. *могть). Ср. лит. Slavantas – название озера, Slavanta – название реки (Отрембский, LР 1, 150), первонач., возм., "полноводный" (ср. скупой в местн. нн.). Диал. словутный "знаменитый, почитаемый, богатый", олонецк. (Кулик.), др.-русск. словутьнъ (Ипатьевск. летоп.), ср. пресловутый (см.). Сюда же блр. словутны "знаменитый", чеш., слвц. slovutny, польск. sawetny (сближенное со sаwа) – производные от *slovotь, первонач. прич. наст. действ. от slovo, sluti; см. Фасмер, IF 42, 181 и сл.; Мel. Реdеrsеn 393. Ср. слыть.

Собственно, это толкование нам почти ничего не дает, кроме (очень важного!) указания на одноимённые ВОДОЁМЫ.

Другое дело

см. древнерусский текст СЛОВА и у Т.Шевченко:

О, Днепре Словутицю!

О мій Словутицю преславний!

Кобзарь Тарас Шевченко умел ТОЛКовать СМЫСЛ: эпитет "преславный" потому и стоит, что Словутицю не "славный" означает.  ТИЦЮ - это ТЕЧЕНИЕ, не только ТЕЧЕНИЕ РЕКИ, но также УМЕНИЕ ТЕЧЬ подобно реке. Способностью ТЕЧЬ в БОЮ славились ВИТЯЗИ, а ВОЛХВЫ обладали способностью ТЕЧЬ МЫСЛЬЮ. А у женщины - из её ТИТЕЙ - течёт грудное молоко.

Нынче вышли из употребления слова СЛОВУТЫЙ, СЛОВУЩИЙ (ср. глагол СЛЫТЬ), которые упорно связывают со "СЛАВОЙ". Отчасти это имеет отношение к славе и знаменитости, но если сравним слова "СЛОВУЩИЙ" и "ЗЛОВЕЩИЙ", то очевидно, что на первом месте - способность к ВЕЩАНИЮ.

СЛОВУЩИЙ - СЛОВО ВЕЩЕЕ

СЛОВУТЫЙ (ср. сохранившееся до наших дней "пресловутый") - СЛОВУТИЦЮ - СЛОВО ТЕКУЩЕЕ, или ВИТИЯ.

Т.образом ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ (и Галадриэли) - это способность ТЕЧЬ СЛОВОМ, умение ВИТЬ КРИТЬЮ.

СЛОВУТЫЙ - СЛОВИТЫЙ

ВЕТИТИ (ср. С-ВЕТ, СО-ВЕТ) прежде означало "говорить", а "приветить" - встретить словами: "здравствуй", "добро пожаловать", "ура" и пр.

Словарь Крылова:

ВИТИЯ
Это слово, считающееся ныне устаревшим и имеющее значение "оратор, краснобай", заимствовано из старославянского и образовано от существительного вътъ – "совет, слово". Вероятно, под воздействием слова вить, ъ перешло в и, что и дало современное звучание этого слова. Отметим родство слов вития и вече.

А теперь приглядимся внимательнее, где (над каким МЕСТОМ и в какое ВРЕМЯ) сВЕРШается ПЛАЧ:

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Отредактировано Иванка (2013-09-21 16:18:01)

5

ДВА ДРЕВА

http://www.booksite.ru/localtxt/tol/kien/8.htm

ДРЕВА ВАЛАРОВ (TREES OF VALAR)

Древа Валинора, сотворенные в Начале Времен валами Йаванной и Ниэнной взамен уничтоженных Мелькором Светильников - Иллуина и Ормала. Они вознеслись на холме близ западных ворот Валимара и осветили Валинор, Эльдамар и Тол-Эрессеа. Старшим из Древ был Тельперион - Серебристый; второе Древо звалось Лаурелин - Золотая. Цветы Тельпериона дарили серебристый свет, а листья Лаурелин лучились золотом. Росу Древ Варда собирала в большие чаши - Чаши Варды. Свет Тельпериона и Лаурелин усиливался и ослабевал с промежутком в двенадцать часов - такова была продолжительность дня в эпоху Древ. Из света Древ Феанор создал Сильмарилы. Свет Древ был ненавистен Мелькору, и с помощью Унголианты он погубил Древа, отравил росу в Чашах и похитил Сильмарилы. Йаванна и Ниэнна не смогли исцелить Древа, но из последнего их света валары создали солнце и луну. Кроме того, в Тирионе рос побег Тельпериона, Галатилион, полученный нолдорами в дар от валаров, а на острове Тол-Эрессеа посадили отросток Галатилиона, Келеборн. Со временем побег Келеборна, Нимлот, был посажен в Нуменоре, а Элендил доставил саженец Нимлота в Средиземье и посадил его в Гондоре. Также из легенд известно, что в Гондолине, при дворе князя Тургона, высились Белтил и Глингал - искусно выточенные подобия Древ валаров. Если составлять "генеалогическое древо" Тельпериона и Лаурелин, оно выглядело бы так:

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet … trees.html

Два Древа Валинора (Two Trees of Valinor)

Два Древа Валинора - Тэлперион (Telperion), старшее из Древ, называемое также Белым Древом, и Лаурелин (Laurelin), Золотое Древо.* Тэлперион - от telep, telpe ("серебро" на языке телери),** а Лаурелин - от квэнийского laure (золотой) и lin (корень слова "петь"); причем "серебряный" и "золотой" означают не "сделанный из соответствующего металла", а похожий на него по цвету.
Впервые образы Двух Древ появляются в поэме, завершенной Профессором в 1915 году - "East of the Sun, West of the Moon" (На Восток от Солнца, на Запад от Луны), но более подробное развитие они получают в "Сильмариллионе.
Древа выросли из песни Яванны - после того, как Валар (ВАЛАР аналогичны ангельским силам  в христианстве - «Силы» или «Стихии», а более точно, «Власти» - И.). построили Валмар, Яванна взошла на холм Эзеллохар (называемый также Короллайре), и начала песню, в которой слились все ее мысли о том, что росло на земле. Тогда на холме взошли два небольших ростка, которые, по мере того, как Яванна пела, росли все выше, и постепенно они превратились в два прекрасных высоких дерева, которые тут же расцвели.
Листья одного Древа были с одной стороны темно-зелеными, а с другой - серебристыми, и из каждого из бесчисленных цветов лилась на землю серебристая роса. У другого листья были светло-зеленые, как у только что распустившегося ясеня, а их обратная сторона была золотистой. Его цветы были собраны в соцветия, походившие на рога, что проливали на землю золотой дождь, и из них исходили свет и тепло.
Тэлперион называли также Сильпион (Silpion - от квэнийского sil (белое или серебристое сияние) и Нинквелоте (Ninquelote - от квэнийского ninque (белый) и lote (цветок)), а Лаурелин - Малиналда (Malinalda - от mal (золото) и alda (дерево)) и Кулуриэн (Culurien - от синдаринского cul (золотисто-красный)). В HoME также упоминается, что на Валарине Лаурелин и Тэлперион назывались Tulukhedelgorus (корень "tulukha(n)" означает "желтый") и Ibrinidhilpathanezel. На Синдарине Лаурелин называли Галадлориэль (Galadloriel), Глевеллин (Glewellin - то же самое, что и Лаурелин,- "золотая песня"), Ласгален (Lasgalen - от las (лист) и galen (зеленый)) и Мелтинорн (Melthinorn - "золотое дерево"), а Тэлперион - Галатилион (Galathilion - от sil (thil) (сияние)), Силиврос (Silivros - "сверкающий дождь"), Келеборн (Celeborn - от celeb (серебро) и orn (дерево)) и Нимлот (Nimloth - от nim (белый) и loth (цветок)). Но позднее Галатилионом Меньшим называли Белое Древо Туны, Келеборном - его отпрыск на Эрессэа, а Нимлотом - Древо Нуменора (см. статью Нимлот).
Внешне Лаурелин очень походил на растение laburnum (по-английски оно называется golden rain ("золотой дождь", ракитник)).
За семь часов свет каждого Древа разгорался и угасал, и каждое начинало сиять за час до того, как угасало другое, поэтому дважды в день в Валиноре наставала пора, когда сияние обоих Древ было слабым и их золотистые и серебристые лучи смешивались между собой. Тэлперион был старшим и первым достиг расцвета, и тот час, когда он засиял, Валар не внесли в счет часов, а назвали Часом Открытия и от него отсчитывали века своего правления в Валиноре. Свет Деревьев долго не исчезал, пока не растворялся в воздухе или не впитывался в землю. Росу Тэлпериона и золотой дождь Лаурелина Варда собирала в огромные чаши, походившие на сияющие озера, и они служили земле Валар источниками воды и света. Перед приходом Перворожденных Варда создала из росы Тэлпериона новые, более яркие звезды.
Но Моргот взял себе в союзницы Унголиант, они проникли в Валинор и погубили Древа - Моргот пронзил их копьем, а Унголиант высосала их соки и наполнила ядом смерти. Яд проник в их корни, ветви и листья, и Древа умерли. На Валинор опустилась тьма.
Яванна пыталась вернуть Древа к жизни, но не смогла. Тогда она обратилась к другим Валар и сказала, что Свет Древ ушел из мира навсегда, и что, создав его однажды, она не в силах сделать это снова; но, имея хотя бы немного этого света, она смогла бы возвратить Древа к жизни. Свет Древ был заключен в созданных Феанором Сильмариллах, но он отказался отдать их Яванне. Когда же большая часть нолдор покинули Валинор вслед за похитившим Сильмариллы Морготом, Манве воззвал к Яванне и Ниенне, что бы они объединили свои силы и попытались помочь Древам. Ниенна омыла их своими слезами, а Яванна снова пела; когда же надежда покинула их и песня оборвалась, на безлистной ветви Тэлпериона расцвел один серебристый цветок, а на Лаурелине появился золотистый плод. Яванна взяла их, и Древа умерли окончательно. Из цветка же и плода Древ Валар создали луну и солнце.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Галадриэль родилась в Безсмертных землях в эпоху Двух древ и видела их свет. Именно волосы Галадриэли вдохновили Феанора сохранить свет Двух древ в Сильмариллах.

Википедия:
Сильмари́ллы (англ. Silmarils, кв. Silmarilli) — в легендариуме Дж. Р. Р. Толкина драгоценные камни, сотворённые Феанором и запечатлевшие свет Двух Древ:
Формой они походили на три больших драгоценных камня. Но пока не придет срок возвращения Феанора, того, кто погиб еще до сотворения солнца, а сейчас ожидает в залах Мандоса и не приходит больше к своим родичам; пока не исчезнет Солнце и не разрушится Луна — до тех пор не станет известно, из чего были созданы Сильмариллы. Они напоминали кристаллы алмаза, но были твёрже адаманта, и в Арде не было силы, которая могла бы испортить или уничтожить их. И эти кристаллы, подобные телу детей Илуватара, служили лишь оболочкой внутреннего огня. Тот огонь — внутри их и в каждой их частице, и он — их жизнь. Феанор создал его из смешанного света Дерев Валинора. И этот свет еще живет в Сильмариллах, хотя сами деревья давно засохли и не сияют больше. Поэтому во мраке самой глубокой сокровищницы Сильмариллы горят собственным огнём. Как живые существа, эти камни радовались свету и поглощали его, и отдавали — более красивых оттенков, чем прежде.

Отредактировано Иванка (2013-09-21 23:25:24)

6

Сравни Джон Рональд Руэл Толкиен  с  Джон Рональд Руэл Толкиен

см. Образы женщин в живописи

Действительно, ловко!

7

Минас-Тирит - Столица Гондора

Изначально называлась Минас Анор (синд. Minas Anor — «Крепость Солнца») и вместе с Минас Итилем являлась одной из двух крепостей, прикрывавших Осгилиат с Востока и Запада.

http://wiki.evendim.ru/index.php/Минас_Тирит_(Minas_Tirith)

Минас Анор - Башня Солнца была основана в качестве крепости Анарионом сыном Элендиля и со временем стала величайшим городом Гондора. В связи с нарастающей угрозой из Мордора город был переименован в Минас Тирит - Башня-Страж. Во время Войны Кольца силы Саурона осадили Минас Тирит, а за его стенами произошла Битва на Пеленнорских полях.После падения Саурона Арагорн короновался у врат Минас-Тирита, и знамя королей Гондора вновь развевались над городом.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

География
Минас Тирит расположен в Анориэне в северной части Гондора. Город стоял у подножия горы МИНДОЛЛУИН, (см. о камне МУНДУС здесь Мифологические воззрения этрусков - И.) самого восточного пика Белых гор, на западном берегу Андуина, по другую сторону реки от Мордора. Скалистый отрог горы Миндоллуин объединялся с Холмом Стражи, на котором был построен город.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен
The Return of the King: "The Steward and the King," p. 246
Карта
Расположение зданий с 1-го по 6-ой уровень приблизительно. Расположение цитадели основано на её описании в The History of Middle-earth, vol. IX, Sauron Defeated: "Many Partings," p. 67.

Минас Тирит состоял из семи круговых уровней, каждый выше предыдущего. Самый верхний уровень находился в 700 футов над землей. Каждый уровень был обнесён высокой каменной стеной. Главная стена на первом уровне, называемая городской стеной или Отрам, была особенно высокой и толстой. Считалось что твёрдый гладкий камень был аналогичен камню из которого построен Ортанк. Городская стена описана как "тёмная", то есть не могла быть построена из белого камня как остальные стены города.
Великие Врата на первом уровне смотрели на восток, другие врата смотрели в разных направлениях, чтобы затруднить захват города. Врата со второго по шестой уровень стояли поочереднов в юго-восточном и северо-восточном направлении, врата седьмого уровня стояли в восточном направлении. У каждых врат были свои пароли. Главная дорога шла зигзагами от великих врат до врат седьмого уровня. На каждом уровне были и другие улицы и переулки.

С восточной стороны Холма Стражи каменная скала поднималась из за великих варат до седьмого уровня. Эта скала делила пополам уровни со второго по шестой, в ней были высечены арочные тоннели, через которые проходила главная дорога. Далее тоннель шёл под уклон и приводил к седьмым вратам. На седьмом уровне скала имела форму выступающего зубца, в дальнем конце которого было отверстие в стенах и каменная скамья, откуда были видны Великие Врата и Пеленнорские Поля.

В Минас Тирите было много больших домов и площадей, а также башен, с которых колокола пробивали часы дня. В сокровищницах и архивах города было много книг и свитков содержащих древние знания.

На первом уровне города за Великими Вратами был большой двор. Старый Гостевой Дом располагался на первом уровне на улице Фонарщиков.

Усыпальницы располагались на западной стороне пятого уровня на скалистом отроге , который соединял Холм Стражи и Миндоллуин. Правители города были погребены там в Доме Королей и Дом Наместников на Улице Тишины. Усыпальниц можно было достигнуть только по извилистой дороге , которая вела от Фен Холлен - Закрытой Двери на шестом уровне.
На юго-восточной стороне шестого уровня Минас Тирита находились Палаты Врачевания. Сады вокруг палат врачевания были уникальны для города. Также на шестом уровне у ворот ведущих к цитадели находились конюшни и дома посыльных.

Цитадель находилась на седьмом уровне Минас Тирита. Это была мощная, окруженная стеной крепость, где жил Правитель Гондора и его приближённые. Вокруг стены цитадели было семь башен, а в центре стояла Башня Эктелиона, белая башня высотой 300 футов. В башне находился Башенный Зал, откуда правили Короли, а позднее Наместники. Королевский дом был расположен западнее башни. В северной части башни находился Большой Праздничный Зал. Перед башней на востоке располагался Двор Фонтана, вымощенный белым камнем. Кроме фонтана во внутреннем дворе росло Белое Древо Гондора.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен - башня базилики в Равенне (вежа)
Белое древо Гондора

Две главные дороги вели в Минас Тирит. Южный Тракт вёл в город из южных земель Гондора. Северный Путь соединялся с Великим Западным Трактом, который проходил через Рохан, а затем объединялся с Южно-Северным Трактом, ведущим в Эриадор, где располагалось королевство Арнор. Корабли и ладьи плыли к Минас Тириту по Андуину и причаливали к гавани Харлонд, расположенной в юго-восточной части Раммас Эхор. Мост через Андуин был расположен в Осгилиате, городе раскинувшемся по обе стороны реки восточнее Минас Тирита.

История

Гондор был основан в 3320 году Второй Эпохи, его столицей был Осгилиат. Сыновья Элендиля Исильдур и Анарион совместно правили в Осгилиате, но они также построили свои собственные крепости по обе стороны от Андуина. Исильдур построил Минас Итиль - Башню Луны на восточном бенрегу Андуина, а Анарион построил Минас Анор - Башню Солнца на западном.
В 3429 году Второй эпохи Саурон напал на Гондор. Минас Итиль был захвачен, и Исильдур отправился на север в поисках помощи, в то время как Анарион зващищал Осгилиат и Минас-Анор. Сил Анариона было достаточно чтобы прогнать воёска Саурона в Мордор, ещё до прибытия сил Последнего Союза Людей и Эльфов. Анарион был убит во время Войны Последнего Союза в 3440 году. Сама война закончилась поражением Саурона в следующем году.
Исильдур посадил саженец Белого древа в Минас Аноре в память о брате во 2 году Третьей Эпохи. Остохер, седьмой Король Гондора, перестроил и укрепил Минас Анор. Затем Минас Анор стал летней резиденцией Королей Гондора, но Осгилиат оставался столицей.
Осгилиат был повреждён во время гражданской войны, получившей название Распря Родичей, в 1437 году, а после Великой Чумы город был частично оставлен. В 1640 году Король Тарондор перенёс королевский двор в Минас Анор и объявил его столицей Гондора. В 1900 году в цитадели Минас Анора королём Калимехтаром была построена Белая башня и палантир, известный как камень Анора, был перемещён туда.
В 2002 году назгул захватили Минас Итиль и он был переименован в Минас Моргул - Башня Чёрного Колдовства. Впоследствии, Минас Анор был переименован в Минас Тирит - Башня Стражи, из-за постоянной бдительности города в противостоянии с Минас Моргулом. Возможно Раммас Эхор, окружающий Минас Тирит, и окрестные земли был построен примерно в это время, как дополнительная линия обороны.
В 2050 году Король Эарнур отправился в Минас Моргул в ответ на вызов Лорда Назгул и не вернулся. Он не оставил наследника, поэтому с этого времени Гондором правили Наместники. Наместники сидели в чёрном кресле у подножия королевского трона в Башенном Зале Минас Тирита. На месте королевского знамени с эмблемой Белого Древа и семью звёздами на башне теперь развевалось простое белое знамя.
Белая башня была перестроена в 2698 году наместником Эктелионом I и стала называться Башней Эктелиона. В 2872 году после смерти наместника Белектора II Белое древо засохло и умерло. Оно так и осталось стоять у фонтана не дав саженца.
К концу Третьей эпохи население Минас-Тирита сократилось, а город начал приходить в упадок. Но Минас-Тирит оставался главным городом Гондора и находился на передовых рубежах обороны против угрозы Мордора. Саурон вернулся в Мордор в 2942 году и в 2951 году объявил себя открыто и начал наращивать свои силы.
13 Марта 3019 года силы Саурона перешли Андуин. Раммас Эхор был разрушен, а Пеленнорские поля захвачены. Вражеские силы во главе с Лордом Назгул осадили Минас Тирит. Катапульты посылали горящие снаряды за городскую стену и на первом уровне начали разгораться пожары. Также катапульты стреляли через стену отрубленными головами павших воинов Гондора. Вскоре первый уровень был покинут всеми кроме горстки защитников.
15 марта перед рассветом Великие Врата Минас Тирита были разбиты огромным тараном, именовавшимся Гронд. Лорд Назгул въехал во Врата, но путь ему преградил Гэндальф Белый. До этого момента ни один враг не входил во врата города. На рассвете рога огласили Пеленнорские поля - всадники Рохана пришли на помощь Минас Тириту.
Битва на Пеленнорских полях длилась от рассвета до заката. Роххирим и гондорцы сражались против сил врага: Орков и Людей, Истерлингов и Харадрим на Олифантах. В битве король Рохана Теоден был убит, но и Лорд Назгул был повержен Эовин и Мерри Брендибаком. Наместник Гондора Денетор отчаялся и сжёг себя заживо чуть не забрав с собой своего сына Фарамира.
Ход сражения обернулся не в пользу оборонявшихся. На кораблях Корсаров прибыл Арагорн с подкреплением, развернув знамя королей Гондора с Белым Древом и Семью Звёздами. Враги были убиты или загнаны в реку. Битва на Пеленнорских полях была выиграна.
Арагорн не вошёл в Минас Тирит в качестве короля, но отправился в Палаты Врачевания для ухода за ранеными. 18 марта Арагорн и Войско Запада отправились к Чёрным Вратам Мордора. 25 марта они сражались с силами врага в Битве при Моранноне до тех пор, пока Кольцо не было уничтожено и царство Саурона не пало. Со стен Минас Тирита Эовин и Фарамир увидели, что тень отступила, и жители города пели от радости.
1 мая Арагорн прибыл к воротам Минас Тирита и был коронован. Знамя наместников сняли с Башни Эктелиона, а на его месте подняли знамя королей. 25 июня Арагорн обнаружил саженец Белого Древа на горе Миндоллуин, который был посажене в Фонтанном дворе и вскоре расцвёл белыми цветами. В день середины года в Минас Тирит прибыла Арвен и вышла замуж за Арагорна.
Великие Врата были заменены Гимли и Гномами из Блистающих пещер. С помощью Гимли и Гномов были улучшены каменная кладка и планировка улиц города, а Леголас привёл Эльфов, которые развели сады и посадили деревья в Минас Тирите. Население города увеличилось и народ процветал под властью короля Арагорна Элессара.
Величие города было больше чем когда либо, даже больше чем в первые дни своей славы, он был наполнен деревьями и фонтанами, а его врата были выкованы из митриля и стали, улицы были вымощены белым мрамором; горный народ трудился над этим , лесной народ с радостью прибывал туда; все было исцелено и восстановлено, дома были заполнены мужчинами и женщинами, и смех детей слышался из них, не было ни закрытых окон, ни пустующих дворов, после окончания Третьей Эпохи новая эпоха сохранила память и славу прошедших лет.

Внешний вид города
В экранизации "Властелина Колец" Питера Джексона Минас Тирит является впечатляющим зрелищем, на основе которого многие толкинисты составляют своё мнение про этот город. Однако, всё не так просто.
Наружняя стена города - чёрного цвета.
В распространённой карте из игры Lord of the Rings: On-line Минас Тирит имеет на каждом ярусе только одну улицу, что не соответствует действительности.
Ширина города точно не указана, но может быть примерно представлена, исходя из факта, что Денетор утверждал, что в городе есть место для размещения войск с провинций Гондора и конного войска Рохиррим. Судя по всему, холм, на котором находился Минас Тирит, должен быть, как минимум в два-три раза шире (исходя из известной высоты холма - 200 м). Об этом говорит и тот факт, что Пиппин, находясь у вторых ворот, не слышит шума сражения. Кроме того, осадные машины Саурона (разработанные специально для осады и более дальнобойные, чем гондорские) не достреливали даже до второго яруса.
На рисунках Толкина Минас Тирит имеет семь ярусов примерно одинаковой ширины, однако, в тексте указано, что нижний ярус был шире остальных. Стоит отметить, что ни один из авторских рисунков города не был доведён до конца и вряд ли может служить абсолютно достверным свидетельством внешнего вида.
В тексте упоминаются бастионы на нижнем ярусе. Если имеются в виду классические бастионы, имеющие место в реальной истории, то это означает, что, как минимум, нижниий ярус города не был идеальным кругом. В пользу этого говорит и сложная форма холма. Однако, на всех рисунках Толкина Минас Тирит предстаёт именно круглым.
В фильме Пеленнорские Поля показаны пустыми, однако, в книге упоминаются многочисленные фермы и сады, расположенные за пределами города.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

сравни: Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен
Вавилонская башня

Отредактировано Иванка (2013-11-08 04:19:25)

8

Замечательная история, Иванка! Знаешь, больше всего меня удручает, когда литераторы говорят о том, что де начитались Толкиена, чтива геймерского, не догадываясь, что Толкиена голыми руками не возьмёшь!

Смотри, это

Джон Рональд Руэл Толкиен

больше похоже вот на это:

Джон Рональд Руэл Толкиен  Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен
Внизу - Черепаха

***
Джон Рональд Руэл Толкиен
Сфинкс, особняк Сале, Париж, с 1985 года Музей Пикассо.

9

Foxes написал(а):

Знаешь, больше всего меня удручает, когда литераторы говорят о том, что де начитались Толкиена, чтива геймерского, не догадываясь, что Толкиена голыми руками не возьмёшь!

Смотри, это больше похоже вот на это:


А ещё на это:

Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

и это:

Джон Рональд Руэл Толкиен

и это:

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Как лирик-литератор  :crazy: образность улавливаю, а вот физик-математик во мне больше мёртв, чем жив - не могу сказать за радар и сканер, ну не понимаю, как эта штука работает, хоть тресни!  :'( Не раскладывается у меня по полочкам  %-) Вот чего на КМ не хватает, так это мужичков-физиков, эх!

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Вот зачем, спрашивается, физики лириков гонят в шею,

Джон Рональд Руэл Толкиен

нет, чтобы объединить усилия!

ЛИРА, или ЛЕЙРА (что у поэта в руках) мне давно покою не даёт, Сва... Близок локоть, да не укусишь... Связь тут определённо есть, но вот какая :question:

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен
Пахтание океана  :rolleyes:

Отредактировано Иванка (2013-11-08 10:39:19)

10

Джон Рональд Руэл Толкиен

Чего заметила: на "вавилонской башне" определённо нет БАШНИ (маяка, то бишь) - снесло  :question:

Джон Рональд Руэл Толкиен

А тут что за кристалл на вершке? Камень Мундус?

А, кстати, почему МАЯК  :question: Может это всё-таки МА-ЯГ?

А, может, она и не БАШНЯ вовсе? А ВАЖНЯ? Вся такая ВАЖНАя из себя?

БЕЛАЯ ВЕЖА:

Джон Рональд Руэл Толкиен

Отредактировано Иванка (2013-11-08 12:44:47)

11

Foxes написал(а):

Внизу - Черепаха


Ага, тс!  :unsure: :

Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен - кругОМ Аполлон! Просто наваждение какое-то!

Отредактировано Иванка (2013-11-08 10:46:22)

12

Иванка написал(а):

Связь тут определённо есть, но вот какая


Музыка - ЛЕЙРА - вибрации, ВСЁ создано Звуком. Сначала был Звук, а потом Свет - РРРРРАААААААА.....

Джон Рональд Руэл Толкиен
Это что?

Иванка написал(а):

А тут что за кристалл на вершке? Камень Мундус?


У женщины это клитор, а что в Мироздании изображали на горе Меру надо вспомнить. Физику знать хорошо, но думается нам важнее образное, объёмное мышление и видение, геометрия более важна на мой взгляд.

13

Иванка написал(а):

А, может, она и не БАШНЯ вовсе? А ВАЖНЯ? Вся такая ВАЖНАя из себя?

БЕЛАЯ ВЕЖА


ВА-ЖЕН-КА:

Джон Рональд Руэл Толкиен

ДЕВИЧЬЯ БАШНЯ: см. БЕЛАЯ ВЕЖА. Бураны Бореи

Джон Рональд Руэл Толкиен

СТУПА БАБЫ ЯГИ:

Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен

"...на лествице сидя
высоко,
ногою покачивая
легко,
смотря далеко
и на всё иначе,
храня  глубокоооооооо
винное семечко
до времечка,
глубже и паче,
чем прежде…"

Джон Рональд Руэл Толкиен

Джон Рональд Руэл Толкиен - кто выше-дальше-глубже сиганёт, тому и достанется!  :flag: А.С.Пушкин. ПОВЕСТИ БЕЛКИНА

Отредактировано Иванка (2013-11-08 11:18:44)

14

Джон Рональд Руэл Толкиен

Так хочется принести цветы Лютиэн и Берену...

15

Foxes написал(а):

думается нам важнее образное, объёмное мышление и видение, геометрия более важна на мой взгляд.


Такое?

Джон Рональд Руэл Толкиен

16

Иванка написал(а):

ДВА ДРЕВА ВАЛАРОВ


Энциклопедия буддизма:

Джон Рональд Руэл Толкиен
Храм Древа познания с троном Будды у основания ствола. Рельеф ступы в Бхархуте.

Джон Рональд Руэл Толкиен
Подношение дереву Бодхи. Рельеф ступы Санчи.

Иванка написал(а):

на "вавилонской башне" определённо нет БАШНИ (маяка, то бишь) - снесло  :question:
А тут что за кристалл на вершке? Камень Мундус?
А, кстати, почему МАЯК  :question: Может это всё-таки МА-ЯГ?


Джон Рональд Руэл Толкиен
Мировая гора Меру. Непальская янтра. Бронза.

17

Лаодика написал(а):

Порой веселой мая
По лугу вертограда,
Среди цветов гуляя,
Сам-друг идут два лада


Ааа, наш верный друг СЭМуэль, привет ему от РОЗы северных ветров :flag:
Джон Рональд Руэл Толкиен

Отредактировано Иванка (2013-11-19 11:16:49)

18

Джон Рональд Руэл Толкиен
The Forest Tapestry, 1887

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен
Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Животные изображены на фоне, составленном переплетением аканта или аканфа.

Ака́нт, также аканф (греч. Άκανθος) — характерный рисунок украшений коринфских и сложных капителей, модульонов, акротериев. Акантовый орнамент характерен также для декора фризов и карнизов.
Назван по аналогии с травянистым растением акантом из семейства акантовых, произрастающим в Средиземноморье. Форма его листьев, с несколькими острыми концами, напоминающими медвежью лапу, послужила основой для рисунка.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен
Лист аканта(древнегреческая символика –                                   
считалось, что акант растет на могилах героев)                     Аканф. Мозаика базилики Сан-Клементе в Риме. XII в.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен
Эта дева имеет вместо ног растительные побеги, расходящиеся из обращённого
вниз куста аканфа, составляющего нижнюю часть её туловища.

Знаменитый английский художник и деятель многих других искусств Уильям Моррис внес огромный вклад в технику гобеленового ткачества.
В 1893 он написал следующие слова, задавшие планку для мастеров гобеленового искусства того времени: «С точки зрения декорирования интерьера, главное, к чему важно стремиться при создании гобелена, - это чёткость, чистота и красота очертаний изображаемых предметов; нечеткость и расплывчатость силуэтов недопустимы». Это было в 19 веке, во времена Индустриальной Революции в Англии, когда энтузиазм всяческого развития и стремление к техническому прогрессу доминировал во всех сферах жизни. В ткацкой промышленности появилось огромное количество новых текстильных красителей. Однако это совпало с модой на обилие сложных цветочных дизайнов в текстильной промышленности, что впоследствии стало перебором с точки зрения эстетических норм. В погоне за красочностью и разнообразием рисунков понятие подлинной красоты и стиля было утрачено.
Уильям Моррис вместе со своим другом и компаньоном сэром Эдвардом Берн-Джонсом, английским живописцем, а также вместе с командой искуснейших ткачей и образованных инженеров начали разработку новых технологий гобеленового ткачества. Для этого была создана мастерская "Моррис и Ко". В поисках вдохновения мастера прежде всего обратились к искусству Средневековья. Им удалось научиться разрабатывать дизайны и изготавливать гобелены, обладающие всеми характеристиками позднего Средневековья: глубиной цвета, богатством красок, тонкостью переходов оттенков, рельефностью и изобилием красивых узоров, в том числе в средневековой технике "тысячи цветков".

Гобелен У.Морриса "The Forest Tapestry" изначально предназначался для его близкого друга Александра Ионидиса. Работа над гобеленом, шириной 15 футов (4,5 м), была завершёна в 1887 году. Рисунки животных Моррис попросил выполнить Филиппа Уэбба, английского архитектора и дизайнера, а мильфлёр* его возможного преемника Генри Дирла. В результате все трое подружились на всю жизнь. Интересно сравнить вердюру дизайна Дирла, появившуюся позднее с гобеленом Морриса.

Джон Рональд Руэл Толкиен
New triple Greenery

В наши дни гобелен Морриса был переделан так, что каждая часть существует сама по себе, однако заяц, лиса и ворон сшитые вместе, выглядят чудесно, составляя современную версию знаменитого панно.

Джон Рональд Руэл Толкиен

Уильям Моррис (24 марта 1834 - 3 октября 1896) – английский художник, писатель, поэт, переводчик древних и средневековых текстов. Оказал огромное влияние на Дж.Р.Р. Толкина. Среди произведений Морриса, указанных самим Толкиным и явно имевших влияние на его творчество: перевод Саги о Вёльсунгах и его романы «Дом Сынов Волка» и «Корни гор».

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен

Несколько иллюстраций Толкин нарисовал, вдохновлённый декоративным стилем, разработанным Движением искусств и ремёсел во главе которого стоял поэт, художник и мыслитель Уильям Моррис. Движение строилось на программе прерафаэлитизма с его идеализацией самобытного творчества ремесленников средневековья, которое противопоставлялось бездушному, обезличенному машинному производству времён капитализма. Движение искусств и ремесёл послужило одной из отправных точек для формирования стиля «модерн» и современного дизайна. Русским соответствием движения принято считать художественные содружества в Абрамцево и Талашкино. Такую тема можно увидеть на некоторых иллюстрациях Толкина конца 1920 года, например, Тол Сирион, некоторые иллюстрации для Хоббита, и его рисованные карты Средиземья.

Джон Рональд Руэл Толкиен
Тол Сирион, Дж.Р.Р. Толкин
_______________________________________________

* -  особый вид шпалер (стенной безворсовый ковёр с сюжетной или орнаментной композицией, вытканный вручную перекрёстным переплетением цветных шёлковых и/или шерстяных нитей), буквально «тысяча цветов»

19

см. Космогония Древнего Египта

СтРАЖи ГОН-ДОРа (РОД НОГ) и МОР-ДОРа (РОД РОМ):

МИНас Тирит (Минас Анор - "башня Солнца")

МИНас Итиль - "башня Луны" (Минас Моргул)

ХЕЛЬмова ПАДЬ (ПЯДЬ) - там-то СТОРОЖ будь здоров!

и т.д.

Если посмотреть на ЛеГЕНДАриум не как на Историю с Географией, а как на Микрокосм с Макрокосмом...

В ветке "Вездесущий Зевс" мы чуть заглянули за ЗАВЕСУ в храме "Соломона" (по образу и подобию ЧЕЛО-ВЕКА)...
 

Ведарита написал(а):

С переводом "Власталина колецъ" этим невмоготу заниматься. Там такой тетрариум полезет, вероятно. Главное, дойти до конца и выбрать зерно


Ведарита, полагаю мы и сами с УСами, и сПРАВимся лучше всяких горе-толмачей. Толкин же нам ТАЛДЫЧЕТ на РОДном языке, - все названия и имена у него на ТРИВЕДЕ!  РАСА + УКРАСА + БЕЛА РАСА.  А где ВСЕ ТРИ, там ВАЛЛИйские ЗЁРНА ЖИВЫ. Толкин живых (пра-РОЩ-ЁНных!) зёрен много посеял, уже дают всходы! Наша задача (как Матерей) не дать их вытоптать и превратить ЛЕГЕНДУ в пустыню.

Ах, как вовремя проклюнулась в МАМКИНОЙ КОНИГЕ ветка ИСТОЧНИК МАМЫ МУЗин... С весной зазеленеют первые листочки на Белом Древе!

Иванка написал(а):

Минас Моргул


Все, кто с по-моек, клянут этот самый МОР-ДОР (РОД РАМ) по чём свет... А на взгляд РАССЕЯнной Иванки МОР-ГУЛ это ЛУГ(К) РАМ, или погружённое во тьму (временно!) ЛУКО-МОРЬЕ...

А вот как Лукоморье восстаёт из тьмы, показано ТОЛКУНОВЫМ.

А и правда ТОЛКУНОВ лучше, чем ТОЛКИН! Сравните: ТОЛКYНОВ и ТОЛКIН.

Отредактировано Иванка (2014-02-26 14:11:59)

20

Толкин. "Властелин колец":

"Лишённое век, огненное око! Оно смотрит на меня своим пронизывающим взглядом, от которого никуда не скроешься".

"Беги, пока он не унес тебя в край стенаний, где плоть твоя будет пожрана, а разум, нагой и дрожащий, предстанет пред Глазом, У Коего Нет Век!"

Первоначальное (истинное) имя Саурона— Майрон.

http://mith.ru/alb/tolkien/phenomen13.htm

Око Саурона

В мировой мифологии владыка мира смерти очень часто маркируется именно через Око – в тех случаях, когда этот персонаж частично или полностью антропоморфен. Взгляд этого Ока несет смерть, но при этом владыка смерти нуждается в некоей помощи извне, чтобы его Око могло видеть. Русский читатель вспомнит гоголевского Вия с его приказом: "Поднимите мне веки!", Толкиену был хорошо известен ирландский аналог Вия – одноглазый Балор, которому поднимали веко палкой [Похищение Быка из Куальнге. С. 374-375]. Эта мифологема реализуется в образе Саурона, который видит Фродо только тогда, когда хоббит надевает Кольцо.

И гоголевский Вий и Саурон Толкиена видят свою жертву, когда встречаются с ней взглядом. В этой связи можно вспомнить греческую Медузу Горгону, чей взгляд убивает только тех, кто смотрит ей в глаза.

Продолжая сопоставление образа Ока в мировой мифологии и у Толкиена, можно сделать следующий, несколько более рискованный шаг. Веко Балора не просто поднимается палкой – в веке есть дыра, и палку надлежит в эту дыру вставить. Это очень распространенная мифологема: она воспроизведена в русских сказках [Афанасьев. № 77, № 233], в фольклоре енисейских народов [Иванов, Топоров. С. 128-129] и т.д. У Толкиена: пока Фродо носит Кольцо на груди, он невидим для Саурона, но как только он продевает свой палец сквозь Кольцо (те же "дыра" и "палка"), то его видят Враг и назгулы. Едва ли Толкиен сознательно воспроизводил такие частные детали мифологемы вражьего Ока; вероятно, в этом случае, как и во многих других, он использовал структуру мифологемы интуитивно.

"Увидеть" Саурона герои романа могут только через некий посреднический предмет: Кольцо, одетое на палец, палантир, Зеркало Галадриэли. Это реализация мифологемы око/окно – в индоевропейской мифологии глаз и окно уподобляются, причем иногда сюжетно, иногда – лингвистически, последнее характерно для языков германской группы [Иванов, Топоров. С. 126] и было известно Толкиену. По сказкам всех народов мира известен мотив запрета выглядывать в окно, если герой делает это, то его похищает враг (или случается другая беда). В романе Толкиена такой запрет связан со всеми "окнами", через которые возможно увидеть Саурона: Фродо не должен одевать Кольцо, Саруман и Денетор, пользуясь палантирами, оказываются неспособны противостоять воле Врага, с Пиппином, заглянувшим в палантир, беды не происходит по чистой случайности, Фродо, глядя в Зеркало Галадриэли, не должен коснуться воды. Последний запрет не мотивируется в тексте романа, но становится понятен из мифологических сопоставлений.

Обратим внимание, что все "окна", посредством которых можно видеть вражье Око, – круглой формы. Относительно негативной символики круга см. приложение "Ось и антиось". Среди всех этих "окон" наиболее мифологичной оказывается чаша Галадриэли.

Эту чашу владычица Лориэна называет Зеркалом, хотя как раз зеркалом она не является (Совершенно неверной нам представляется попытка расшифровать символику этой чаши именно как зеркала. См.: [Д. Колберт. С. 33-34]). Ее магия не имеет ничего общего с магией зеркал, это – магия воды, чудесного источника мудрости, подобного источнику Мимира в исландской "Эдде". И здесь триединая мифологема источник/око/окно реализуется с максимальной полнотой: источник оказывается "окном", через которое Фродо оказывается видим для Ока Саурона. Мифологические параллели этого образа таковы: кроме упомянутого источника Мимира и его иранского аналога, это балтийские и славянские обозначения окна в болоте "чертов глаз" или "глаз воды", это одинаковые хеттские обозначения для глаза и родника [Иванов, Топоров. С. 129-130].

В используемом нами труде Вяч.Вс. Иванов и В.Н. Топоров далее рассматривают мотив похищения Ока в хеттской мифологии. К образу Ока мы еще вернемся, а пока отметим, что по своей фабуле роман Толкиена может занимать достойное место в ряду мифологических сказаний о похищении Ока бога – поскольку, как мы выяснили, мифологически око и кольцо оказываются связаны или даже тождествены, и утрата Сауроном Кольца (вместилища основной части его магической силы) семантически идентична утрате богом Ока (или обоих глаз).

Наиболее четко образ Ока как вместилища всей силы бога выражен в египетской мифологии. "Понятие об Оке появилось впервые как понятие об Оке Гора. Это был третий глаз, в дополнение к двум другим глазам сокола или царя" [Антес. С. 118]. Ока Гора или Ра не связано с физическим зрением, оно не имеет пары. На этом мифологическом фоне становится ясно, почему и Око Саурона – единично.

Всевидящее Око (всегда одно!) в мировой мифологии встречается очень часто. От русских сказок ("Крошечка Хаврошечка", где сестра Трехглазка всё видит своим третьим глазом) до скандинавского Одина, отдавшего свой глаз за право испить из источника мудрости [Старшая Эдда. Прорицание вёльвы. Строфа 28], и буддийской иконографии, где гневные божества своим третьим глазом видят врагов веры [Баркова 2001. С. 167]. Для мифологии безразлично, сколько глаз у всевидящего существа – три или один, потому что любое отклонение от человеческой нормы воспринимается как сверхъестественное проявление признака1.

В египетской мифологии утрата Ока – бедствие космического масштаба. Закон и порядок не могут быть восстановлены, пока юный Гор, сын Осириса, не завладеет Оком [Антес. С. 116-120]. Так же и в двух вариантах мифа об удалении Ока Ра говорится о том, что когда Око в обличии богини-львицы покидает бога Солнца Ра, то это прямо или косвенно приводит к смерти множества людей, иссяканию жизненных сил земли и другим бедствиям. В отличие от Ока и Кольца Саурона Око Гора и Око Ра воплощает благие силы, поэтому в египетских мифах Око возвращается. Однако есть одна общая деталь: египетское Око, как и Кольцо Всевластья, воплощает собой категорию власти, пока оно разлучено с хозяином, он не может быть владыкой мира (египетские Осирис и Ра лишаются царского могущества, Саурон не может подчинить себе Средиземье).

Сопоставление с египетской мифологией показывает, что Толкиен не просто работал с мифологическими категориями – он в некоторых случаях придавал мифу обратное значение (отрицание мифологемы Богини-Матери в образе Галадриэли, уничтожение вместилища магической силы вместо добывания).

___________
1 О негативном проявлении признака как сверхпроявлении (одноглазость = всеведение, однорукость = сверхсила) см.: Дюмезиль Ж. Верховные боги индоевропейцев. М., 1986.

Отредактировано Иванка (2014-03-01 21:04:17)

21

Очень хорошая статья, благодарствую, Иванка!

Иванка написал(а):

ока Фродо носит Кольцо на груди, он невидим для Саурона, но как только он продевает свой палец сквозь Кольцо (те же "дыра" и "палка"),


Отличное наблюдение.

22

На ДВЕРИ с ОЧАГОМ (продрание ЗАВЕСЫ-КАРТИНКИ ОЧАГА аналогично НЫРЯНИЮ в КОТЁЛ) Буратино увидел себя (с папой Карло он составляет единое целое) и своих друзей Мальвину, Пьеро, Артемона и… Карабаса Барабаса.

Джон Рональд Руэл Толкиен

В «Божественной комадии» ЦЕЛОЕ это Данте + Вергилий.

Интересно, что ФРОДО сам по себе ФР(ейа) + ОД(ин) + О

БЭГГИНС это БОГИ (во мн. числе). ХОББИТ - ТИБ-БОХ (ТЫ БОГ).

ФРОДО + СЭМ (САМ) это ТО ЖЕ, что и ТОЖДЕСТВО САМ-ДРУГ. (ТЫ САМ БОГ).

Словарь Ефремовой
:
САМ- первая часть неизменяемых сложений с так называемыми количественными словами (друг, третей, четвёрт, пят, шёст, сём, осьмой, девят, десят), вносящая значение: 1) больше во столько раз, сколько указано количественным словом (сам-друг - вдвое, сам-пят - впятеро и т.п.); 2) в таком-то количестве (указанном количественным словом), считая вместе с говорящим или вместе с тем, о ком идет речь (сам-друг - вдвоем, сам-третей - втроем, сам-четвёрт - вчетвером и т.п.).

Литературный пример из «Евгения Онегина» А.С.Пушкина:
«Мое! — сказал Евгений грозно, И шайка вся сокрылась вдруг; Осталася во тьме морозной Младая дева с ним сам-друг».

Википедия:

Сэ́муайз Гэ́мджи (англ. Samwise Gamgee, варианты перевода — Сэмиус Гэмджи, Сэмиус Гужни, Сэммиум Скромби, в обиходе — Сэм (англ. Sam)) — в легендариуме Дж. Р. Р. Толкина хоббит, один из ключевых персонажей романа «Властелин Колец», являющийся архетипичным спутником и слугой протагониста, Фродо Бэггинса.

Гуж
общеслав. Производное от *vęzati «вязать». Исходное vǫžь (с о носовым) > гуж (zj > ж) после изменения о носового в у, развития протетического г (гв > г) и в историческую эпоху падения редуцированного ь и отвердения ж. Ср. укр. горобец «воробей». См. вязать. Гуж буквально — «то, что связано и чем связывают». (Школьный этимологический словарь русского языка)

Взялся за ГУЖ, не говори, что не дюж (русская пословица).

У Буратино – папа Карло, у Данте – ВИРГилий, у Фродо – СЭМ (сам-друг).

Вот только проводником в МОРДОР-РОДРОМ к горе РОКа(КОРы-КАРы) Фродо и Сэму в «ВК» служит Голум с САМ-другом СМегулом (в Сме(г, к, х)уле отчётливо слышно «смок» и «смех»). С(а)М(е)ХУЛ (см. "хулить" и холить"). Касаемо Голум см. у Фасмера значения слов «мул» и «Молога». Ну и заодно МОЛОХ с "малахай" можно глянуть.
Острозубый и выносливый любитель загадок силой собственной одержимости откусил ПАЛЕЦ с КОЛЬЦОМ и был ТАКОВ!

МОРДОР – это своего РОДа АЭ(Р)ОДРОМ (от аэро САМ-ЛЁТ и греч. dromos – БЕГ) - место для бега.

Т. образом, к Роковой горе двигались не ТРОЕ, а ЧЕТВЕРО: Фродо с САМ-другом (садовником Сэмиусом) и Голум с САМ-другом Смегулом. Ибо СВЯЗАНЫ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ (ГУЖем).
Т.наз. «шизофрения» Голума тут ни при чём, тогда и Данте с САМ-другом Вергилием можно записать в шизофреники, но ведь Ватикан так не считает, не правда ли?

ЧЕТВЕРО, а вернее, ПЯТЕРО: ТРОИЦА Фр-ОДо + Сам-Ус плюс ДВОИЦА Голум-Смегул.

Ну и заодно вспомним МЕСТО в «БК», где Вергилий прощается с Данте, а вместо ПРОВОДНИКА ВИРГИлия является ПРОВОДНИЦА Беатриче. Кстати, и Сэ́муайз Гэ́мджи именно в момент вулканического извержения Роковой горы принимает решение жениться на РОЗЕ КРОТТОН из ШИРА (ЖИРа РИШ). А «одиночка» Фродо, породнившийся с вечной болью, тот давно "женат", ибо имя ФРОДО, как показано выше, представляет собой «алхимическую свадьбу» Фрейи и Одина.

В примере с Карло-Буратино РОКОВОЙ ГОРОЙ служит нарисованный ОЧАГ.  Вместо ПАЛЬЦА – ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК, который нужно вставить в ЗАМОЧНУЮ СКВАЖИНУ ДВЕРИ с КОЛЬЦОМ.

Но ведь ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК и есть ПАЛЕЦ ФРОДО в КОЛЬЦЕ ВЛАСТИ (одновременно и кольцо (голова ключа-анкха) и палец с «бородой»). И этот ПАЛЕЦ в КОЛЬЦЕ оказался в итоге у Голума, который и «вставил» его в ЗАМКОВУЮ  СКВАЖИНУ весьма своеобразно (сгорев на жертвенном костре МЕДХА), чем и вызвал ликующий гнев-извержение РОКОВОЙ КОРЫ, с которой и породнился навеки. РОКОВАЯ КОРА вернула своё, извержение – её ЛИКОВАНИЕ от восполненной ПОЛНОТЫ. (В этом свете понятно, почему Галадриэль отказалась от власти Единого Кольца, ибо она только ЖРИЦА, а не ВЕЛИЯ МАТЬ. Галадриэль помнила о Золотой рыбке то, что позабыла Старуха: ТОЖДЕСТВЕ Злата-рыбки с ОКИЯНОМ и САМой Старухой).

Фрейя с Одином, САМ ДРУГ с РОЗИ КРОТТОН – чего ж ещё желать?  Прав был Гэндальф – Голум пригодился в этой исТОРии, как и Дуремар в исТОРии с Золотым ключиком и Черепахой.

Осталось за малым – найти аналог Золотого ключика (кольца на пальце) и Роковой горы в «Божественной комедии» Данте – и дело в шляпе! Или кролик в шляпе, тут без разницы.

(по материалам книг М.Чертковой)

Отредактировано Иванка (2014-03-02 16:42:19)

23

Иванка написал(а):

Пьеро


В оригинале сказки Пьеро не было, Толстой выдумал его с целью довольно злой пародии А.Блока. Был только Арлекин, фигура мистическая в подобающем одеянии.

Джон Рональд Руэл Толкиен Джон Рональд Руэл Толкиен
Pierrot and Harlequin -1888 -Paul Cézanne

Иванка написал(а):

«алхимическую свадьбу» Фрейи и Одина


А на самом деле чья была свадьба?

24

Иванка написал(а):

Фрейя с Одином, САМ ДРУГ с РОЗИ КРОТТОН – чего ж ещё желать?

В этой поране Бореи Ты поняла суть о Бореях намного глубже чем все другие.

25

Дары Галадриэли Братству:

Перед отплытием из Лориэна всем были подарены плащи Галадрим, с застёжкой в форме зеленого листа с серебряными прожилками.

По отдельности: Арагорну Галадриэль даровала ножны для Андуриля и серебряную брошь в виде орла с распростертыми крыльями с Элесзаром - зелёным драгоценным камнем; Леголасу - лук Галадрим и колчан стрел; Гимли - три пряди собственных волос (по его просьбе, хотя гном просил одну); Боромиру - золотой пояс, Фродо - фиал со светом звезды Эарендиля внутри, Сэму - коробочку с землёй из ЛАРиэна и семена с орешком маллорна, Пиппину - серебряный пояс с золотой пряжкой в форме цветка, Мерри то же, что и Пиппину. (Дар Гэндальфу был в своём роде.)

В эльфийские лодки, приготовленные для Братства, положили три мотка верёвки (из того же материала, что и эльфийские плащи), и Сэм одну верёвку взял с собой. Также путникам даровали Лембас - эльфийский хлеб в дорогу.

Коробочка Сэма представляла собой шкатулку с выгравированной на ней руной "Г". В шкатулке находилась земля из садов Галадриэль, которую она благословила на щедрое плодородие в любых краях Средиземья. После смуты в Шире Сэм посадил саженцы в тех местах, где уничтожили множество красивых деревьев, а в почву, под корни, положил землю из коробочки.

Конечно, выбор Владычицы Золотого леса не был случаен, ведь Сэм любил свою землю, и Шир был его Домом: "Если ты сможешь сохранить ее (коробочку - И.) и вернуться домой, она вознаградит тебя. Какие бы разор и запустение ни встретились тебе там, брось щепоть в землю и увидишь, как зацветет твой сад".

Мэллорн (Mallorn) — «Золотое дерево»

Кора мэллорна гладкая, серебристо-серая. Листья с внешней стороны бледно-зеленого цвета, а с внутренней — серебристые. Осенью они не опадают, а приобретают бледно-золотой оттенок. Весной на мэллорне появляются золотистые бутоны, собранные в соцветия (как у вишни). Как только цветы распускаются (мэллорны цветут всё лето), листья опадают, так что весной и летом рощи мэллорнов устланы и покрыты золотом, а кора сверкает серебром. Плод мэллорна - орешек с серебристой скорлупой.

Единственный мэллорн Средиземья был посажен Сэмом, — он вырос из орешка, подаренного Галадриэль. Сэм посадил его на месте срубленного Праздничного Дерева, и скоро молодое деревце расцвело. В последующие годы, когда мэллорн вырос большим, слава о нем распространилась далеко за пределы Шира. Многие приходили издалека, чтобы посмотреть на него, — это был единственный мэллорн, росший вне Лориэна, и один из прекраснейших в мире.

- Вальс ВаЛаров

Фиал Галадриэль (Phial of Galadriel) — хрустальный сосуд, содержащий в себе свет звезды Эарендила, отражённый в воде фонтана, наполняющего Зеркало Галадриэль. Фиал обладает способностью сиять в темных местах и придавать силу и мужество, а его свет вселяет надежду. С помощью фиала Фродо мог преодолевать свою тягу к Кольцу, а Сэм ослепил его светом и отпугнул Шелоб. Также фиал помог разрушить чары врат крепости Кирит Унгол.

Отредактировано Иванка (2014-03-03 16:03:54)

26

Список артефактов Средиземья http://ru.wikipedia.org/wiki/

Аркенстон (англ. Arkenstone) — в книге «Хоббит» легендарный камень, откопанный гномами в глубинах Эребора. Самая большая ценность сокровищницы Эребора (Одинокой горы - И.), называемый также «Сердцем Горы». Являет собой ограненный круглый алмаз (бриллиант) размером с голову ребёнка, излучающий неясное сияние.

Толкин, по-видимому, позаимствовал название камня от староанглийского слова earcanstān (также существуют написания eorcanstān, eorcnanstān и т. д.) или древнескандинавского jarknasteinn, означающего «драгоценный камень»[2].

Также следует отметить сходство между описанием Сильмариллов и Аркенстона, что, в свою очередь, может означать принадлежность последнего к оным[3].

Джон Рональд Руэл Толкиен

Эребор (англ. Erebor Montes) — так названа гора, или горная цепь, находящаяся на поверхности самого крупного спутника Сатурна — Титана.

Отредактировано Иванка (2014-03-03 13:43:22)

27

Иванка, Фродо не Один и Фрейя, и не их свадьба. Об именах во "Властелине Колец" писал сам автор. Существуют правила, введённые самим Толкиным для окончания женских и мужских имён хоббитов. Пьеро в сказке не было, следовательно, выводы ошибочны. Хотя каждая мысль, идея, образ имеют право на существование.
На форуме долгое время писать не смогу, болеют мои родные. Есть время для обдумывания пройденного пути, возможно это развилка, а возможно что-то ещё.
Благодарю всех за помощь и общение.

28

Здоровья твоим родным и тебе, Сва!

Попытка не пытка, не будем сильно расстраиваться. Где-то ошиблись, где-то оказались правы, ну, во всяком случае попытались приподнять завесу. Не без блужданий, конечно, на то он и лес.
А что команды не получилось, так, видимо, и не должно было получиться. Сама знаешь, почему. Иванка не сегодня поняла, что рухнула её мечта о Хороводе в Кветуни.

Раньше, когда мужчины воевали, женщины ещё сохраняли способность вышивать, а теперь что? Тоже воюют, разными способами. Скажу за себя: по клавишам стучать дело нехитрое. А вот мои бабушки умели вышивать, мама умеет и вышивать и крючком вязать, а времени научиться у неё всего ничего было - в семь лет она осталась круглой сиротой. И никто не знает, чьей пулей убило в грудь навылет мою бабушку Евдокию - немцы стреляли по русским, а русские по немцам, а моя 25-летняя бабушка с грудным ребёнком на руках оказалась между ними. Бои за Москву...
Поэтому, когда сейчас стук человеческих пальцев по клавишам с 33 буквами достиг шумового эффекта автоматных очередей, моя чудом выжившая память упорно преследует меня фактом, как мучительно умирал не чужой мне грудной младенец, которому вместо материнского молока давали сосать жёваный хлеб в тряпочке...  А ведь он родился в большой, счастливой, здоровой и трудолюбивой семье... Я всё помню и ничего не забуду, пока жива. Да и на том свете буду помнить.

Будем считать, Сва, что мы закончили первую главу книги. А и правда, пусть материал отлежится, а там видно будет. Поживём - увидим. Мир меняется так стремительно...

И этого не забуду:

То ри Ма Сва со Лады Ведь...

Отредактировано Иванка (2014-03-03 18:24:20)

29

Foxes написал(а):

Об именах во "Властелине Колец" писал сам автор. Существуют правила, введённые самим Толкиным для окончания женских и мужских имён хоббитов.


Ну так авторы зачастую не договаривают, если и вовсе не лукавят. Поэтому приходится руководствоваться чисто женской интуицией, хотя и она может завести не туда, согласна. Под Фрейей и Одином мною подразумевался божественный план (контакт с богами-предками) в Человеке. Знаешь, Сва... Сэм мне видится человечнее Фродо (не в смысле христианского человеколюбия). Но у меня такое чувство, что Толкин писал свою притчу ради СЭМОВ, которые стоят за свой ШИР на Земле.

Отредактировано Иванка (2014-03-04 11:59:02)

30

Foxes написал(а):

Арлекин, фигура мистическая в подобающем одеянии


Foxes написал(а):

Harlequin


Иванка написал(а):

авторы зачастую не договаривают


Разве Булгаков объяснил популярно, кто таков его "клетчатый" на самом деле? Он же Коровьев-шут, он же Фагот, он же "тёмно-фиолетовый рыцарь"  http://lit-helper.ru/p_Master_i_Margari … eva_Fagota

Или Данте дал чёткую характеристику-объяснительную, кто таковы Alichino and Calcabrina? Св. отцы из Ватикана или РПЦ нам тут точно не помощники!

Если успею, пока не отключена от сети, сделаю пост в ветке Данте на эту тему.

Выводы не ошибочны хотя бы потому, что ВК, БК, ЗК, КО, ВвБШ и МиМ, включая сказки Пушкина и Гоголя, об одном и том же, вот только бороды ключей отличаются. Но ЗАМОЧНАЯ СКВАЖИНА так устроена, что к ней все бороды идут! Иванка лишь старалась СОБРАТЬ СОЧИНЕНИЯ БОРЕИ на одну тему в одном месте, ну и позволила себе комментарии к ним. А почему бы нет? Чем больше непосредственных женщин прокомментирует данные сочинения, тем живее будет всплеск ЖИВЫ! Авторы поди и сами изнывают, что их пораны превратили в засушенные листы гербария научные дяди и тёти с академическими званиями (которые сами же друг другу и раздают в узко академических рамках).

Отредактировано Иванка (2014-03-04 12:25:21)


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Книги » Джон Рональд Руэл Толкиен