КНИГА МАТЕРЕЙ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Места Силы » МАСКВА - МАКОШЬ


МАСКВА - МАКОШЬ

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

«Макошь», или «Мокошь» возможно, связано со словом «мокша», что означает «конечное освобождение».

Русская «Макошь» - это образ  Великого знания, которое приводит к освобождению – «мокше». Знанию, когда-то утерянному, но сохранившемуся в образе славянской богини Макоши (кстати, у нас в России полно рек и деревень с названием «Мокша»).

МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА

МАЗА (МАСКА) + КВЕтунь (леденец-детинец, священный ЦВЕТНИК на месте капища ЖЕНСКОГО божества - ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ МАЗАНОК (на-МАЗАНных, по-мазанных (татуированных, за-МАСКИрованных), ср. также с МУЗЫ и МУЗЫ-КА, ср. также "скво" - женщина) см. также Джон Рональд Руэл Толкиен

Мазанка (укр. ХАТА) происходит от гл. мазать, из праслав. *mazati, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. мазати, мажѫ (др.-греч. ἀλείφω, χρίω, λιπαίνω), русск. мазать, укр. ма́зати, ма́жу, белор. ма́заць, болг. ма́жа, сербохорв. ма̏зати, ма̏же̑м, словенск. mázati, mа̑žеm, чешск. mazat, словацк. mаzаť, польск. mazać, mażę, в.-луж. mazać, н.-луж. mazaś.

Москва - Московия: -КВА, -КОВия не связано с "ковать"; скорее всего с ХВА, ХОВА (хвала, ховать).

ДРЕВНИЕ КАПИЩА МОСКВЫ

Москва буквально насыщена древними языческими капищами. По плотности их здесь больше, чем в какой-либо другой местности. Очень долго древняя традиция предков сохранялась в Москве. Царь Алексей Михайлович писал воеводе Шуйскому, сетуя на огромные языческие гуляния 22 декабря 1649 г. Праздновавшие славили Коляду, Усеня и "плугу", повсюду играли скоморохи, и среди "ужасов" праздника царь описывает даже массовое пьянство христианских священников и иноков. В числе районов, охваченных весельем,указаны Кремль, Китай, Белый и Земляной город, т.е. практически вся территория тогдашней Москвы. Такая живучесть традиции объяснялась тем, что Москва была основана на месте, где святилищ было больше, чем обычно, это был единый священный комплекс площадью около 8 кв. км, построенного как изображение законов мирового Коловращения.

По средневековым легендам первое московское поселение было на слиянии рек Москвы и Яузы, на Красном холме. Довольно много фактов указывает на существование здесь святилища. По другому Красный холм называли Болванова гора, а старое название Верхнерадищевской улицы - Болвановка. Это древнее название упоминается в летописи за 1380 год в связи с выступлением русских войск на Мамаево побоище. Болванами называли идолов, и поэтому наличие такого топонима мы можем рассматривать как факт, указывающий на существование в этих местах языческого культа. Часто эту возвышенность называли также Швивая горка. Упоминают то слово вшивая, то траву ушву, иногда вспоминают живших здесь швецов. Но подумаем о корневой основе -сва-, от которой произошли понятия свет, свят. Таким образом, Швивая (Свивая) горка может быть переведена как Солнечная или даже Священная горка. А это совпадает со словом Красная. Получается, что Красный холм и Швивая горка - синонимы. Ещё эту местность называли Чигасы. По Далю древнее слово "чигас" (ЖИГАС) означает огонь. В этих чигасах-огнях - не память ли о священных языческих кострах в период подъёма солнца (с Коляды на Купалу)?

Наиболее вероятны две точки нахождения краснохолмского капища.
Первая - церковь Никиты угодника во дворе дома на Котельнической набережной. Впервые о ней упомянуто в 1476 году, когда большая дуга света одним концом упёрлась в храм Никиты. Другое необычное событие произошло в 1533 году - храм был поражён ударом молнии в алтарь - "прошибе стену и у деисуса попаЛИ злато".
В раскопках непосредственно у церкви Никиты в 1997 году были обнаружены глиняные статуэтки: изображение мужчины с ярко выраженным "органом",всадника верхом на чёрте,сидящей обнажён-ной женщины с ребёнком у ног (возможно - рожаницы),обнажённого мужчины с волчьей головой и бубном в руках. Статуэтки не имеют аналогов и датированы археологами XIV веком, т.е. когда Красный холм только начинал заселяться горожанами.
Второе место - точка пересечения Таганской улицы и Товарищеского переулка - это самая высокая точка Красного холма,и ранее именно это место называлось "Болваны".
Какому же божеству было посвящено возможное капище Красного холма? "Красными" назывались возвышенности,на которых отмечались весенние праздники (до сих пор известна Красная горка). Поэтому можно предположить,что Краснохолмское святилище посвящено божествам весны,утра, молодости,жизненного роста.Таким богом был Ярила, и не исключено,что почитался именно он.

Территория нынешнего Кремля была местом купальских празднеств.
Об этом говорит факт основания здесь в IX веке первого московского храма - деревянной церкви Иоанна Предтечи.Этот святой не являлся самой главной фигурой в христианском "пантеоне", но у него была одна особенность - он по каким-то причинам стал преемником славянского языческого бога - Купалы. Доподлинно известно,что в первые века христианства на Руси было предписано ставить храмы на месте языческих капищ, по возможности сохраняя при этом их "смысловую наполненность". И поэтому - это верный знак того что здесь существовало купальское святилище.

Мыс Боровицкого холма - первоначальная площадь Москвы,чуть больше одного гектара. Нет окончательного мнения,что же было на этом мысу - поселение,капище или то и другое вместе. Зато известно,что в центре этой территории находился священный камень. Очевидцы описывают его как "четырёхгранный известковой породы… длиной почти в аршин". Именно над ним и была построена упомянутая Предтеченская церковь. Камень был вписан в церковный алтарь, и первые московские христиане с уважением относились к древней святыне.
В 1461 г. по указу царя Василия Третьего обветшавшая церковь была заменена каменной, но священный валун не потревожили. Вплоть до XIX века он находился в пределе церкви и пользовался массовым поклонением как чудотворный.

Кремлевский Камень, который правильнее было бы назвать Камнем Велеса, лежал с древнейших времен на склоне Боровицкого холма. Следуя древнейшей традиции, к сему камню москвички приносили на праздник Купалы и на Петров день своих младенцев, особенно больных, «для обретения крепкого здоровья и исцеления от различных недугов». Так сообщает нам этнограф и фольклорист И.М. Снегирев в книге «Русская старина...» (т. 1, 3-е изд., М., 1852).

Кремлевский Боровицкий холм — это холм бога Велеса-Бора. И на сем холме некогда лежал и был почитаем москвичами Велесов камень. Известно, что Боровицкий холм был заселен по крайней мере с 6 в. н.э., хотя есть данные и о более ранних поселениях в сих местах.
С тех пор не менее 6ОО-700 лет святилище Велеса и Купалы находилось на Боровицком холме и весьма почиталось окрестными жителями. Но вот во времена Юрия Долгорукого последнее вятичское языческое княжество и сама Москва были присоединены к Владимиро-Суздальскому княжеству. Святилища стали перестраивать под христианские храмы. Возможно, сохраненное летописцами имя отшельника Вакулы, жившего на Боровицком холме до начала строительства церквей, сохранило нам имя последнего московского волхва.

2 октября 1846 г. император Николай Павлович, будучи в Кремле, сделал замечание, что церковь св. Уара (название по приделу Предтеченской церкви)  портит вид из окон Кремлевского дворца. Сие замечание всколыхнуло московское православное духовенство, давно уже озабоченное языческим духом, исходящим от поклонению Камню. Когда вельможа А.Н. Муравьев обратился к Филарету с просьбой сохранить храм, тот ответил весьма многозначительно: «Простите, что я поклоняюсь иконами прочей святыне, а не рассевшимся камням Василия Темного».
Следует заметить, что камнем Василия Темного митрополит Филарет именовал именно камень Велеса. Скрытая замена имени Велеса именем князя Василия Темного имеет вполне определенный смысл. Видимо, еще самого князя сопоставляли с Велесом. Но главное то, что, по давней традиции, христианские священники скотьего бога Велеса именовали «темным», возводя слово «скотий» к греческому «скотос», что значит «темный», «слепой». Храм Уара был разобран, а камень Велеса убран в одну ночь. Было объявлено, что под разобранным алтарем храма были обнаружен кости животных: конский череп, кости лошади и коровы. Считается, что, это были остатки древних жертвоприношений Велесу.

Чертольем назывался район к западу от Кремля. Здесь - редкостное скопление географических названий, имеющих языческую основу - Чертолье, Чертольские улицы, ручей Черторый, Волхонка, Власьева слобода и два Власьевских переулка.
Каждый, исповедующий традиционную веру пращуров, легко увидит происхождение этих названий. Всё языческое в христианские времена ассоциировалось с Чортом. Волх - одно из имён бога земли и подземелий Велеса. Святой Власий - преемник Велеса в христианской традиции.
Сивцев Вражек также относится к языческой традиции. Вражками на московском говоре называли овраги; в нашем случае это овраг ручья Черторыя, берущего своё начало где-то у здания МИД и впадающего в Москва-реку у храма Христа Спасителя. А вот что означает Сивцев? Вспомним русскую поговорку: Бурка на горку, Сивка под горку, она упоминается при стаивании снегов в начале весны (когда же выпадает снег и приходит зима, говорят наоборот: Сивка на горку, Бурка под горку. Сивка и Бурка здесь обозначают цвет земной поверхности в соответствующий сезон (зимой - белый, летом - тёмно-коричневый). Они выступают как символы соответствующих божественных проявлений, поэтому "сивый" в своё время обозначало зиму. А зима - то время, когда власть над миром переходит к богам подземелья.
Таким образом, название Сивцев Вражек и другие выше перечисленные названия восходят к стихии бога земли и подемелий Велесу. Значит, именно этот Бог почитался в данной местности.
На Велеса косвенным образом указывает и упоминание чорта в названии Чертолье - дело в том, что фольклорный чёрт, как правило, живёт в болоте, и урочища, носящие названия чортовых, тоже обычно являются болотными. Болото же является зоной хтонических богов, в частности Велеса. Сохранились легенды, напоминающие сильно изменённые мифы о чертях как слугах или Воплощениях Велеса, да и многие научные разработки указывают на то же.
Где же конкретно находилось Велесово святилище? Средневековая повесть "Сказание о построении града Ярославля" даёт описание одного из капищ Велеса. Оно находится на дне лощины (что естественно - ведь здесь почитается Бог подземелий), мимо него прогоняют скот на пастбище (известно также, что Велес и покровитель скота).
Похоже, что в "Повести..." описано типичное капище Велеса, опираясь на него, "проверим" местность Чертолья.
Скорее всего капище находилось на дне оврага, по которому тёк (а возможно, и сейчас течёт по подземным трубам) ручей Черторый. Наиболее вероятной кажется точка, где овраг (ныне это Сивцев Вражек!) пересекается с Большим и Малым Власьевскими переулками. Раньше здесь находилось урочище Козье Болото. В этом названии - тоже языческие корни - ведь козёл был символом и воплощением рождающей силы земли. Кстати, с XVI века здесь располагалась слобода, специализировшаяся на скотоводстве. (Улица Остоженка также указывает на это: чуть дальше от Кремля были заливные луга, заготавливали сено для скота, местность называлась Остожье).
Где, кроме как в месте древнего почитания "скотьего бога" было бы наиболее удобно заводить скотоводческий промысел?
На роль Чертольского капища может претендовать ещё одна точка - место впадения Черторыя в Москва-реку. Очень уж примечательна судьба этого места, которое называют "проклятым местом" - оно примечательно тем, что здесь всегда строились храмы и у всех них была недолгая и печальная судьба. Два заглохших в древности монастыря, взорванный первый храм Христа спасителя, Дворец советов, "уплывший" на пойменных водах (его тоже можно отнести к культовым сооружениям), плавательный бассейн "Москва" - всех их МЕСТО словно сбрасывало с себя, стремясь остаться свободным.
Черторый (за чертой, рвом), - по сути в названии говорится о вратах в царство Велеса, то бишь мир бродячих в Яви духов. Исток ручья должен был быть окружён святилищем (огнём).

В древности был весьма распространён тип священного места, условно называемый "сакральная пара". На территории Москвы их несколько: языческие святилища в Кунцево, Коломенском, изгиб реки у Воробьёвых гор... Такую пару составляют два капища: мужское и женское, находящиеся на противоположных сторонах реки. Если река делает изгиб, то образуется высокий "обнимающий" берег и "обнимаемый" заливной луг. На них-то и располагаются соответственно "мужское" и "женское" святилища.

Боровицкий холм и Замоскворечье замечательно подходят под определение пары.
На Холме, как мы уже говорили, существовало мужское купальное святилище, а за рекой МАСКВА мы можем предположить место почитания женского божества.
Название улицы Пятницкая указывает нам на женское божество: ведь Параскева (Прасковья) Пятница заменила языческую Макошь - великую Мать, богиню смерти и рождения. На улице стоит церковь Параскевы Пятницы, имеющая условный статус "прощной", а по этнографическим свидетельствам (Афанасьев А.Н., Максимов С.В.) "прощами" назывались места поклонения Земле.
В христианские же времена слово "проща" стало обозначать прощение, а в таких церквах можно было получить прощение, снять и оставить грехи, исцелиться, как бы родившись заново. Таким образом, действия "прощи" как бы повторяли действия Богини-Матери. "Прощ" на всю старую Москву было всего три - две других находились в Чертолье
. На весь север и восток города ни одной "прощи" нет. Таким образом, церковь Параскевы на Пятницкой (ПЯДницкой) покрывала собой капище Макоши, на этом месте сейчас находится вестибюль станции метро «Новокузнецкая».

Здесь же в Замоскворечье находится Болотная площадь - место казней. Впоследствии публичные казни были отменены, но по традиции, осуждённых привозили на Болото для своеобразной гражданской казни.
Традицию казней в этом месте можно расценить, что это область хтонических богов, которым свойственны не только потенции рождения, но в не меньшей степени потенции смерти, убийства.

Описанные выше четыре святилища составляют единую систему, некое единое целое.

Бог Красного холма - бог весны, утра, ярого жизненного роста, свойственного молодому организму. Празднества этого бога (условно назовём его Ярилой) отмечались весной, и в них преимущественно участвовала молодёжь.
Купала - бог, соответствующий максимальному подъёму солнца и жизненных сил природы. Он - бог жизненной зрелости. Купальские праздники отмечаются в середине года, когда год достигает своего апогея.
Велес - бог земли. Он собирает урожай, он плодороден и обилен, но в то же время он уже связан со смертью. Дни осени - времени почитания Велеса - движутся к зиме так же, как пожилой человек движется к смерти.
Состарившийся человек умирает, он как бы переходит в ведение подземных богов, среди которых - упомянутая Макошь. Жизненные силы природы, угаснув осенью, уходят под землю. Под землю уходит и солнце, оставляя мир во власти ночи. Воцаряется смерть. Но земля переваривает жизненную материю и подготавливает её Возрождение в новом виде.

Как мы видим, боги четырёх концов Москвы вполне соответствуют четырём фазам коловращения.

Капища Москвы можно условно назвать Московским Кругом. В каждом из участков Круга (Коло) проводились мистерии соответствующего времени года или человеческого возраста: на Красном холме - весенние мистерии и обряды, связанные со взрослением детей и молодёжи, на Боровицком холме - мистерии лета и т. д. Кроме того, возможны были мистерии, включающие все точки одновременно. С высокого Красного холма открывается широкий панорамный вид на Боровицкий холм, на Замоскворечье и Чертолье.   (по материалам Белкин И. Московский круг капищ//Мифы и магия индоевропейцев).

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ


Москва в свете Новой Хронологии (Носовский Глеб)
:

Библия сообщает, что библейский пророк Неемия, направляясь в Иерусалим ночью, верхом, проехал «ЧЕРЕЗ ВОРОТА ДОЛИНЫ ПЕРЕД ИСТОЧНИКОМ ДРАКОНОВЫМ» (Неемия 2:13).
Фрагмент книги Неемии с описанием пути Неемии мимо источника Драконова (или [b]Смок[/b]овничего). Острожская Библия [111], 2-я глава книги Неемии.
Дальнейший путь Неемии по московскому Кремлю мы опишем позже. Остановимся пока на приведённом отрывке. В нём внимание привлекает загадочный на первый взгляд источник Дракона. Согласно книге Неемии, источник находится как раз НАПРОТИВ ворот Долины. То есть – напротив Боровицких ворот Московского Кремля.
Где в Москве, напротив Боровицких ворот, Драконов источник? Оказывается, есть, хотя в наше время он, как и большинство других московских речек и ручьёв, скрыт в подземной трубе. Однако вплоть до XIX века он протекал по поверхности и доставлял много неприятностей москвичам. Напомним, что слово ДРАКОН в русском языке ещё в XIX веке означало ДЬЯВОЛ, ЧЁРТ. Об этом сообщает например словарь В. Даля [51], т. 1, столбец 1217.
Обратимся к плану древней Москвы, где изображена реконструкция якобы очень древнего Кремля, рис. 4.51. Тем не менее, Боровицкие ворота уже показаны. Дорога, входящая в ворота, проходит по расположенному тут ЧЕРТОРЬЮ. За несколько сотен метров до Боровицких ворот дорога пересекает РУЧЕЙ или РЕЧКУ ЧЕРТОРЫЙ [74], с. 32. На месте пересечения раньше были расположены ЧЕРТОЛЬСКИЕ ворота Белого города. По указу Алексея Михайловича от 1658 года, они были переименованы в ПРЕЧИСТЕНСКИЕ [58], с. 418. Речка Черторый показана и на другом плане города Москвы, рис. 4.52. Здесь хорошо видны Чертольские ворота Белого города, находящиеся по дороге к Боровицким воротам, на пересечении дороги с речкой Черторый, или Черторык. В этом месте «была небольшая площадь, заливаемая водой и в большие дожди ручьём ЧЕРТОРЫКОМ… На её месте ныне вестибюль станции метро Кропоткинская» [134], с. 72. До нынешнего дня здесь, около метро Кропоткинская, находится ЧЕРТОЛЬСКИЙ ПЕРЕУЛОК [159], с. 365.
Но ведь название ЧЕРТОРЫК – это просто ЧЁРТ-АРЫК, то есть ИСТОЧНИК ЧЁРТА, ИСТОЧНИК ДРАКОНА. Расположенный ПРЯМО НАПРОТИВ БОРОВИЦКИХ ВОРОТ, ПО ДОРОГЕ К НИМ. Как и сказано в Библии.
ТАК КОГДА ЖЕ БЫЛА НАПИСАНА БИБЛЕЙСКАЯ КНИГА НЕЕМИИ, ЕСЛИ ОНА С ТАКОЙ СКРУПУЛЁЗНОЙ ТОЧНОСТЬЮ ДОНОСИТ ДО НАС ДАЖЕ МЕЛКИЕ ПОДРОБНОСТИ ГЕОГРАФИИ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ И ЕГО ОКРЕСТНОСТЕЙ? Всё указывает на то, что книга написана НЕ РАНЕЕ КОНЦА XVI ВЕКА. Это не такая уж большая древность. А потому неудивительно, что многие описанные в книге Неемии мелкие географические подробности сохранились и их можно найти в старых и современных путеводителях по Москве.

__________________________

МАСКВА - сМОКВА

СМОКВА - смоковница, цслав., ст.-слав. смокы, род. п. смокъве , (Супр.), болг. смоква, сербохорв. смоква, словен. smokv, польск. smokwa. Напротив, чеш. smokva "фига, смоква", в.-луж. smokwa – то же представляют собой неологизмы; см. Кипарский 222. Заимств. из гот. smakka "фига, смоква" или *smakko, буквально "вкусный плод"; см. Уленбек, AfslPh 15, 491; Стендер-Петерсен 363 и сл.; Кнутссон, GL. 44 и сл.; Леве, KZ 39, 325; Шварц, AfslPh 41, 125; Пайскер 92. Слав. слово скорее всего получено из балканогерм., едва ли через фрак. посредство, вопреки Кипарскому. Гот. smakka ср. с нов.-в.-н. sсhmесkеn "приходиться по вкусу", лит. smaguriai мн. "лакомства" (Клюге–Гетце 151; Торп 526). •• [Иллич-Свитыч ("Этимол. исследования по русск. языку", М., 1962, стр. 71 и сл.), напротив, пола гает, что слав. *smoky исконно и развивало знач. "сочная ягода" > "смоковница". – Т.]

Отредактировано Иванка (2014-03-05 22:12:02)

2

Какая заздравная проповедь о МАКОШИ-МАСКВЕ-МАТУШКЕ воистину ЖИВАнки к началу Весны!#p4667&action=new
#p4667&action=new

3

Ведарита, благодарствую!

А это Иванка проведует в пику тем, кто отравляет Источники Великой матери и загоняет их в трубу!  Мало того, что в ТРУБУ, ПОДПОЛЬЕ загнали Матушкину водицу, так ещё ...ми потрясают - типа бомбы термоядерные!

Как-то Иванка сидела ввечеру на причале, от которого неподалёку ночной клуб под названием "Фабрика", очень популярный у "золотой молодёжи". Очереди туда по выходным километровые, а потом кругом шприцы валяются, а те, кто в очередях стоят, спускаются на причал, чтобы пополнить Москва-реку (где она с Яузой соединяется) своей мочой, насыщенной ядовитым пивом. Смотрела Иванка на это смотрела и поняла: надо записывать на подкорку... Ещё смотрела на фонтан со скульптурной группой "Адам и Ева в раю", змей при них... кругом плевки, мусор... Наверное, фонтан из полуводы с тем же содержанием, потому что находится недалеко от причала с "Фабрикой" и места, где было капище Макоши-Пядницы, ну, а теперь вход в подземку с названием перевалочной станции "Новокузнецкая".

Всё запомнила Иванка, до мельчайших деталей. Вот церковники пишут, что у бесов в руках хартии, где всё записано. Вот и у Иванки тоже всё записано, когда настанет её черёд давать свидетельские показания против тех, кто отравлял ВОДУ, ЗЕМЛЮ, ВОЗДУХ МАТЕРИ, вот тут Иванка ОГОНЬКУ подбавит всей своей ХАРОЙ, не поскупится!

Столько политологов в Сети (ср. с паталогоанатомы) развелось нынче, как вшей... Смотрю на них и думаю: скорее всего эти дяди не материнским молоком вскормлены из материнской груди, а аля-молочной смесью с повышенным содержанием импортного пива, не иначе. Всех не переловишь, конечно. Но политологов, по лицам коих взгляд Макоши-Пятницы лишь скользнёт, их уж нет и в помине, хоть обпишись о здравии и за упокой.

Так чего их жалеть? В ПЕЧКУ вместе с записочками!

С кем тягаться удумали - с самой МАКОШЬЮ! Не просто ж так одного только её идола (!) в Киеве креститель Руси страх как боялся, медлил сносить, и по сей день боЯтся и крестятся, ибо душа в ПЯТках!

Ишшо когда папА римский, весь в белом, белых голубков аки факир выпускал между голубым мальчиком и алой девочкой, Иванка уж тогда подумала: не рановато ли для "БЛАГО"вещения? И дивилась цветовой гамме папА, девочки и мальчика... Но все так, видно, обрадовались революционной символике французского флага (соскучились по гильотинам в больших количествах?), что не заметили надписи на толстовке мальчика: AGR. Ну вот, долго ждать не пришлось: Материн пирог уже делят, не спрося ЕЁ САМУ. И все сплошь с острыми ножиками (в ход идут те же ...ки, которые типа бомбы и ружья), слюни от одного вида ЖИРНОГО КУСКА ЗЕМЛИ текут як у бульдогов англицких. И весь инет кишмя кишит неподкованными ЛЕВШАМИ вшами. Всем невтерпёж в БАРАК ОБАМЫ, как в Ноев ковчег. Не так страшно, как смешно.

Отредактировано Иванка (2014-03-04 18:14:07)

4

Две поучительные МАСКОВские истории:

Дело Зварыкина

1733 год. В Синодальную контору в Москве приходит монах Саровской пустыни Георгий Зварыкин. От роду ему 26 лет; в мире звали его Григорием. Отец его Авраам Никитин, сын Зварыкин, служил в драгунах и убит на службе под Полтавою; а он после смерти отца остался, двух лет, при матери своей, в костромском уезде, в сельце Погорелках. Мать с помощию соседняго дьячка, обучала его грамате, а потом, с помощью пленных шведов, латинскому и немецкому языкам и арифметике. Из матиринскаго дому он уезжал гостить к родственникам своим, чаще всех к дядям, стольнику В.И.Кофтыреву который служил в разных местах, в Обояни, Владимире, Муроме, Гороховеце, и к лейтенанту гвардии Д.С.Кофтыреву, жившему в С.-Петербурге.

В 1724 г. приехал он к В.И.Кафтыреву, в Москву, для приискания места, и раз как-то, на пасхе или на фоминой неделе, шел, задумавшись, по Каменному мосту, через Москву реку. Вдруг его останавливает незнакомый человек. «О чем ты задумался? Ты, кажется, нездоров?» Зварыкин, вместо ответа, спросил у него: кто ты такой? «Я мельник адмиральской вотчины», отвечал незнакомец. Зварыкин объяснил ему, что он точно нездоров и показал вред (рану) на голове, за ухом, но прибавил, что он лечится и берет лекарства из аптеки. «С аптекой не выличишься, сказал незнакомец. А вот я знаю такого человека, который только присыплет травкой и все как рукой снимет». После этих слов Григорий и пошел с мельником за Москву реку. Мельник привел его к слепому старику, который, осмотрев веред, присыпал его толченой травой, а сверху положил пластырь. Зварыкин дал ему за это денег, что-то меньше рубля. Спустя с неделю, веред его стал заживать. Григорий опять пошел к старику поблагодарить его. Старик спросил: «здешний ты, или приезжий?» Григорий отвечал приезжий из Костромы; живу у дяди и приискиваю местечка. «Хочешь ли, чтоб до тебя люди были добры?» Как не хотеть. «Возмижь ты этот мешечек с кореньями, и носи его на шнурке, где крест носишь».

Дядя нашел ему место у графа Сантия, по письменной части и для изучения геральдики. Когда граф уехал в С.-Петербург, то велел и ему приезжать а собой.

Перед отъездом, Зварыкин зашел опять к слепому старику и сказал ему, что собирается в Петербург, а от кореньев пока мало пользы. «На это я скажу тебе вот что, отвечал старик: коли ты едешь в С.-Петербург, то коренье схорони здесь; а как приедешь в С.-Петербург, то выди ты ночью на первый перекресток один и скажи влух: хочу идти к немчину Вейцу. Как только ты проговоришь это, тотчас явятся к тебе двое и отведут к Вейцу, а Вейц сделает тебе все, чего ты захочешь».

Продолжение см. тут http://ekislova.ru/18thcentury/pesonalia/faust

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ
Лубок "Шут ФАРНОС верхом на свинье", XVIII в.

Тридцать лет спустя, в той же МАСКВЕ-МАТУШКЕ...

Торжествующая Минерва

Грандиозный красочный маскарад в Москве, состоявшийся на масленичной неделе 1763 г. и приуроченный к торжествам в честь коронации Екатерины II (коронация состоялась в осеннее равноденствие 1762 г. - И.).

Праздник

30 января 1763 г. около десяти утра маскарад начал свое движение по московским улицам, собираясь на поле, пред Аннинским дворцом или Головинским, против Немецкой слободы, за Яузою, и шел чрез всю слободу, Басманную и возвращался по Старой Басманной через Елохов и Салтыков мосты, к зимним горам, иллюминованным разноцветными фонарями.

Праздничное действие повторялось трижды, каждый раз продолжаясь по нескольку часов, и его смогла увидеть буквально весь город.

Основу праздничного действа составила процессия, состоящая из двухсот огромных колесниц – платформ с запряженными в них волами (от двенадцати до двадцати четырех в каждой), на которых демонстрировались живые картины, выступали хоры и оркестры. По сценарию данное шествие являло десять композиций, каждая из которых имела свою тему. Первые девять из них представляли аллегорическое и прямое осуждение общественных и человеческих пороков.

«Шествие пороков»

Первым героем, открывавшим праздничное действие, был Момус, древнегреческий бог насмешки и порицания, радовавшийся при обнаружении в каком-нибудь из богов или людей тот или иной изъян. Знаком, который призван был олицетворять этого пересмешника, были куклы и колокольчики с надписью «Упражнения малоумных». Движение колоны Момуса включало в себя шествие хора комической музыки вместе с большими литаврами, флейтщиков и барабанщиков в кольчугах, театра с кукольниками, двенадцати человек на деревянных конях с погремушками. Другими персонажами шествия были Родомонт; Забияка; Храбрый Дурак, за которым следовал паж, поддерживая его за косу; Панталон–пустохваст в портшезе, который несли четыре человека и его служители, одетые в потешное платье; служители глупого педанта, одетые скарамушами (по имени персонажа итальянской комедии дель арте Скарачучча, хвастливого, лживого, но при этом очень трусливого вояки-задиры); книгохранительница безумного враля; далее шли дикари с ассистентами, а за ними несли место для арлекина. Замыкали данную группу двенадцать человек в шутовском платье с дудками и погремушками, сопровождающие двух человек, которые вели быка с приделанными на груди рогами, на этом быке сидел человек с оконницей на груди и держал модель кругом вертящегося дома.

Подробнее см. тут http://homofestivus.ru/minerva.html

Повержение пороков и Золотой век

Рубеж двух частей маскарада – комической и торжественной, был обозначен композицией, во время которой Вулкан (в окружении кузнецов с инструментами) вместе с циклопами на горе Этна ковал громовые стрелы и поражал прошедшие ранее пороки.

Последнее, десятое отделение представляло собой самую торжественную и великолепную часть маскарада. Оно открывалось прохождением колесницы Юпитера-громовержца в сопровождении хора пастухов с флейтами и пастушек, а также отроков с оливковыми ветвями, прославляющими дни золотого века и пришествие Астреи на землю. Далее следовали актеры в золотых одеждах, изображавшие двадцать четыре часа, и золотая колесница самой Астреи в окружении стихотворцев, призывающих мир и счастье на землю. После появлялся целый Парнас с музами и колесница для Аполлона. В другой группе земледельцы с сельскохозяйственными орудиями несли мир в облаках, сжигающий военные орудия.

Центральная сцена была посвящена Торжествующей Минерве. Хор отроков в белых одеждах с зеленеющими ветвями и венками на головах предшествовал колеснице этой богини. Ее спутниками были персонажи, олицетворявшие различные добродетели, науки и художества, герои, прославленные историей, законодатели и философы.

Маскарадное шествие завершалось горой Дианы, озаренною лучезарными светилами.

МАСКВА - МАКОШЬ - Маленький дракон-опекун. С «Колесницы Минервы», Франция

Драконы-опекуны – обожающие повеселиться создания, любят музыку и танцы.

Отредактировано Иванка (2014-03-06 16:13:04)

5

http://www.infox.ru/afisha/show/2011/05/18/lubok.phtml
Потешные картинки с глубоким смыслом

Рязанские мыши весело хоронят Кота Казанского. Ясноокий Бова Королевич спасает прекрасную Дружнену. Шут едет на свинье, а медведь с козой прохлаждался. Погрузиться в карнавальную атмосферу русского лубка можно в Литературном музее, где открылась выставка «Русские народные картинки, сказки и забавные листы».

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

Московской государственный Литературный музей владеет богатейшей коллекцией русской лубочной картинки. В фонде наберется больше одиннадцати тысяч листов от XVII века, когда на Руси только входили в моду «немецкие» или «фряжские потешные листы» и до XIX века, когда на смену ручному производству пришло промышленное. Типографская печать дала кустарной картинке профессиональное качество, но лишила свободного духа, некоторой непристойности и исконной балаганности. То есть всего самого ценного. Ведь лубок – это не просто примитивное графическое изображение с простым, но ярким сюжетом и пояснительным текстом. По сути, это народное, стихийное, неподцензурное высказывание. В нем соединяются наивность и цинизм, реалистичность и сказочность, религиозность и вольница, юмор и философичность. И все это очень важно для понимания национального характера.

Взять, например, самый известный лубочный мотив про Кота Казанского и про то, как мыши рязанские его хоронили. По поводу этого Кота, «ум астраханской, с уса терской», ученые, как говорится, по сей день спорят. Долго бытовала версия, что пучеглазый, усатый, важный кот, который «сладко жил, сладко ел, сладко…» (далее каждый рифмует в силу своей испорченности) -- это пародия на Петра I , придуманная недовольными его реформами раскольниками. Этот мотив действительно жил в XVIII веке. Есть, например, на эту тему знаменитый сюжет «Цирюльник и раскольник».

Другие исследователи отмечают: странно, что строгие раскольники придумали столь шуточную историю. К тому же кот-то умер не по-настоящему, претворяется, шельма. Да и мыши (в некоторых вариантах на похоронах присутствует несколько десятков грызунов) ведут себя довольно разнузданно: катят бочку с пивом и играют на музыкальных инструментах. Скорее карнавал, чем похороны. Кстати, после революции тоже были свои варианты популярного сюжета: в роли кота изображали В.И.Ленина, которого хоронили мыши-меньшевики. В финале Ленин воскресал и съедал оппонентов.

Такие лубочные картинки назывались «балагурники», «сатиры» или «побаски». И выполняли функции комикса или даже телесериала, поскольку часто истории печатались на нескольких листах с продолжением.

Чаще всего крестьяне покупали лубочные гравюры в дом как украшение. Но были у лубка и другие разновидности и предназначения. На заре лубочного производства большой популярностью пользовались «богоугодные изображения». Однако ж затем церковь ввела цензуру на святых, чьи лики, улучшенные народной фантазией, естественно, сильно отличались от канона. По тем же причинам было запрещено изображать царских особ. Зато уж вымышленных героев, кавалеров и всадников, народные умельцы наштамповали от души. Реальные герои тоже встречались, в основном как персонажи судебных хроник или популярные народные типажи. Сюжеты для лубочных картинок брались из календарей, сказок или переводных романов. Например, еще один очень распространенный лубочный сюжет о Бове Королевиче, который сражается с Полканом и спасает Дружнену, заимствован из средневекового романа про рыцаря Бово д’Антона.

Изготовлением лубка были заняты целые деревни. Граверы вырезали картинку на липовой доске (лубе – вот откуда название). Потом гравюры раскрашивались вручную. Этим занимались, как правило, дети и женщины. Что объясняет столь свободные, часто неожиданные цветовые решения. Вообще, наивные кустарные творения дышали свободой – необычным состоянием для русского крепостного крестьянина. Это выражалась не только в достаточно фривольных надписях или образах. Вокруг лубка сложилась особая культура, ярмарочный, неприличный, карнавальный дух. «Великое божие наказание! Как брат с сестрой обвенчались, как сын у отца оторвал оба яйца, листок, свисток, кресток, книжка, манишка, и от бабы самоварная шишка, да полфунта жареной колбасы. И все за двадцать копеек!» -- зазывал коробейник-офеня клиента.

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ 

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

Московской государственный Литературный музей по праву может гордиться своей коллекцией лубков. В ее основе лежит собрание Сократа Александровича Клепикова (1895–1978), замечательного ученого и великого коллекционера. На сегодняшний день музейный фонд лубка насчитывает около одиннадцати тысяч листов и считается одним из лучших в России.

Отредактировано Иванка (2014-03-06 19:19:36)

6

Иванка написал(а):

ТАК КОГДА ЖЕ БЫЛА НАПИСАНА БИБЛЕЙСКАЯ КНИГА НЕЕМИИ, ЕСЛИ ОНА С ТАКОЙ СКРУПУЛЁЗНОЙ ТОЧНОСТЬЮ ДОНОСИТ ДО НАС ДАЖЕ МЕЛКИЕ ПОДРОБНОСТИ ГЕОГРАФИИ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ И ЕГО ОКРЕСТНОСТЕЙ? Всё указывает на то, что книга написана НЕ РАНЕЕ КОНЦА XVI ВЕКА.


И мне встречалось такое мнение, что Иерусалим- то есть Святой Город перемещался по карте.
«Иерусалим там, где истинная вера.Этим городом в разное время называли Казань, Стамбул, Москву и ещё несколько городов.
Под нынешним Иерусалимом нет древнего культурного слоя.70 лет копают – ничего.
Древний Иерусалим – это московский Кремль.В Ветхом завете имеется подробное описание строительства московского Кремля в таком качестве. Даны все башни с названиями до переименования при Алексее Михайловиче, а также размеры стен между башнями.Размеры совпадают до локтя  - 0, 35 метра.
«Московь» означает «мечеть», « место поклонения».К примеру в английском языке это слово сохранилось именно с этим смыслом «mosque».
В Москве создаётся Патриархия и религия -централизованная государственная система для  распространения в народе необходимых властям настроений.
Первый патриарх Андрей Первозванный, он же в более поздних редакциях Евангелий – первый апостол Пётр.
Название религии – « Ислам»,другое название религии – «христианство», поклонение обожествлённому мировому императору Иисусу Христу, Ивану IV.

МАСКВА - МАКОШЬ
Печать Ивана Калиты

В течение всего своего правления Иван Грозный использовал печать, образец которой создал его дед – Иван III, а затем применял отец, естественно, с соответствующей легендой. Кроме этой печати, Иван IV использовал еще целый ряд совершенно новых печатей.
МАСКВА - МАКОШЬ

7

Лаодика написал(а):

«Московь» означает «мечеть»


На др.-русск. т.н. "мечеть" - мезгить , ср. с МЕШКАТЬ, недаром Москву называют "большой деревней" до сих пор!

МЕШКАТЬ — др.-русск. мшькати "проживать", помшкати – то же (Нестор, Жит. Феодосия; см. Срезн. II, 253, 1175), чеш. meskati "медлить, мешкать, пребывать, находиться", слвц. mеskаt, польск. mieszkac "пребывать, проживать".

Ничего удивительного в том, что неподалёку от места силы (с капищем Макоши), за рекой селились люди. Поселение возникло именно там, где теперь Кремль. А святилище (до поры в неприкосновенном виде!) было за рекой.

Лаодика написал(а):

Древний Иерусалим – это московский Кремль.


Если отбросить "ИЕ" имеем РУСАЛИМ. Особенно мне нравится -РУС- посерёдке. Всегда нравилось.

http://yar46.livejournal.com/51818.html

Справочники сообщают, - у римлян были так называемые «календы». Календы имели смысл долговых книжек. Ну и нужны они были славянам, ценившим свободу превыше всего и жившие общиной? Это уже после крещения, когда исчезли славяне и возникли крестьяне-христиане, когда появились «Правды» Ярослава Мудрого с указанием размера штрафов и разных пени, за что платить князю, сколько митрополиту. А до того… Но, всюду можно найти утверждения, что «календы» заимствованы славянами у римлян. Однако, упрямые факты, говорят об ином. И первый из них тот, что у римлян было в году 10 месяцев с номерными названиями, а у славян – 12 и их названия вполне конкретные и природные. А вот и живые доказательства.

Календарь из Almosfuzitorol обнаруженный археологами в Венгрии показывает, из какой древности дошли до нас: святки, масленица, Купала, Перунов (Ильин) день. Это как минимум три с половиной тысячи лет. А что еще более удивительно так это опять 12 месяцев у того календаря и четыре времени года!

Об этом говорится в работе Рыбакова. Rybakov Boris. Calandrier agraire et magique des anciens Polianes. – In: Atti del VI Congresso Internazionale delle Scienze Preistoriche. Roma, 1966.

«По орнаментированному керамическому материалу II – I тысячелетий до н. э. у славян и их соседей улавливается деление года на четыре солнечных фазы, отмеченные на керамике четырьмя крестами, а также разделение солнечного года на 12 месяцев. Обозначение солнечных фаз крестами, т. е. знаком огня и солнца, вполне соотносится с ритуальными кострами.

Для трёх солнечных фаз:

1. Обязательное сожжение на каждом очаге большого чурбана во время зимних святок.

2. Общественный костер в дни весеннего равноденствия (древняя масленица).

3. Общественный костер в день летнего солнцестояния (Купала), когда особо выступает у славян символ солнца – горящее колесо.

Четвертая стадия осенняя на керамике показана, но общественными кострами не отмечена. Ко времени осеннего равноденствия древний славянин уже получил все, что вымолил у богов, и потому совершал благодарственные моления в честь Рода и рожаниц (8 сентября), «наполняя черпала» и, празднуя урожай. Это прекрасно отражено на более позднем славянском сосуде-календаре IV в. н. э. из Лепесовки на Волыни, где косыми крестами отмечены эти солнечные фазы: зимняя, весенняя и летняя – двойным крестом, а осенняя (сентябрь) крестом не отмечена».

Источник: «Язычество древних славян», Б.А. Рыбаков.
http://www.fidel-kastro.ru/history/ross … avyan.html

Но могли ли славяне не отмечать такое событие как итог сбора урожая и игнорировать благодарение богам за ниспосланное изобилие?

В древних захоронениях на русской равнине найдено множество посуды. Ковши для застолий и ритуальных жертвенных подношений богам. Этот факт говорит в пользу осеннего времени года как четвертой части календаря.

Форма ритуальных ковшей славян и рисунки на них настолько информативны, что заслуживают подробного рассмотрения. Немного отклонимся от календарной темы.

Обратив взор к небу, предки заметили множество ковшей-созвездий.

МАСКВА - МАКОШЬ
Обозначения на рисунке:1. Малая и Большая Медведицы;  2. Плеяды;  3. Славянский ритуальный ковш из Горбуновского торфяника.

«Ковши» Большой и Малой Медведиц известны как Ковши Макоши, а созвездие Плеяды на Руси издревле называлось Чертог Макоши, а ещё «Утиное гнездо» или Кучки (изменённое укр. качки — «утки»). [http://terrasochi.ru/blog/zdrava/285.html]

Новый взгляд на Москву (Новое - это хорошо забытое старое! - И.)

Вот и добрались до прозвища московского «боярина» Кучки, убитого христианином Гюргием (Юрий Долгорукий). Здесь очень прозрачно просматривается причастность «боярина» к святилищу на Красном (Таганском) холме. И по всему выходит, что святилище это было посвящено Макоши. Древний сохранившийся гидроним «Явуза»  без обиняков и экивоков говорит, что Древнее святилище и древний Москов окружали две реки Явь (Явуза) и Навь (нынешняя Сара (Зара - И.) в трубе), а современная Москва-река не что иное, как сама река Макошь, соединявшая Мир людей Явь и Мир духов Навь. (А в каком именно месте, имеющий глаза да видит, а имеющий уши да слышит - И.)

Вот она причина гибели Кучки не боярина, а князя-волхва московского святилища. А сколько веков религиозное убийство пытаются затуманить красивыми байками, а все концы с концами не сходятся. То, мол, князя не уважил, то жена стала полюбовницей княжеской, а боярин воспротивился или просто третий лишний, то… Понятным становится и строительство города на Боровицком холме по соседству с холмом Красным (Таганским), на котором почитали и славили Макошь. А в те времена видимо Мокошь. (здесь ошибка автора, насчёт холма см. пост 1 - И.)

Строили христианскую Москву как антипод славянскому святилищу, ибо сильна тогда была вера отцов, и веру новую иноземную народ не принимал. Вот и строили плацдармы для новой веры.

Расходится туман над семью холмами, на которых построена Москва. Число семь от семи звезд Ковшей Макоши и семи звезд Плеяд – Чертога Макоши.

Читая предания о Макоши и Велесе, видишь смысловое значение ткацкого утиного термина «уток». Процесс ткачества заключается в переплетении нитей основы и нитей утка. Вот и плетут космическое полотно Вселенной Велес и Макошь.  Плетут из  духовной энергии материю пространства. Они всегда вместе и на древних статуэтках и на изображениях, вместе они и на небе. (что и показала 1 постом, МЧ и самому чорту даст фору в МАСКВАВЕДЕНИИ, касаемо центра Москвы-матушки. - И.)

Русское слово «утка», этимологически выходит на изображение Велеса с уткой на голове. Отчётливо видно в названиях созвездия Плеяд – «утиное гнездо, стожары, волосожары». Созвездие Волосожары (Волосы Яры) названо именем Велеса. И одновременно созвездие является Утиным гнездом, гнездом для утки-Макоши. На различных изображениях, возникших на основе созвездий, голова Велеса является гнездом для утки. Тоже наблюдается и у богов Египта! Интересно почему? Похоже на некие общие истоки. (слямзили у нас - И.)

До сей поры, на Украине женщины повязывают головные платки, оставляя концы платка сверху как символ гнезда утки-макоши. На севере эта традиция утрачена благодаря стараниям миссионеров-крестителей.

http://www.organizmica.org/archive/712/mcm5.shtml

А.А.Тюняев. Москва - чертоги Макоши

    Топонимы М-СК(ВА) (правильнее МА(С)КВА, буква С/З служит соединительной, имея отношение к обеим частям. - И.) распространены по территории расселения русского народа, а также тех народов, которых относят к славянской общности – от Сербии (Маскова), Беларуси (Маска), Украины (Московка), по всем областям и краям России: Московская, Кировская, Псковская, Тверская, Пензенская, Брянская, Нижегородская области, Приморский край, Мордовия, Башкирия – Москва; Калининградская, Брянская, Вологодская, Московская, Кемеровская, Липецкая, Новосибирская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тюменская, Омская области, Алтайский и Красноярский края – Московка; Ненецкий АО и Коми – Маска.
      Часть топонимов имеют в названиях уточняющие слова, которые позволяют сделать дополнительные выводы. Название селения Москва-река (несколько единиц) указывает на то, что слово МОСКВА не означает непосредственно «реку» (и, возможно, шире – «воду»). На это же указывают названия рек Сухая Московка и Мокрая Московка, которые исключают тавтологии типа «сухая река/вода» и «мокрая река/вода». Название Сивая Маска говорит о том, что «маской» может являться какое-то животное, при котором прилагательное «сивый» означает седой или беловатый цвет. В сопряжении с именем персонажа из русских сказок – Сивка Бурка Вещая Каурка – Сивая Маска может означать крупное или в определённом контексте значимое животное, например, лошадь. Либо «сивая» – это эпитет Маски, означающий её древность: Сивая Маска = Древняя Маска.

Касаемо ЖИВОТНОГО см. http://chudinov.ru/214/4/

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

...изображен медведь с опущенной к земле мордой и специально обозначенным глазом. Кроме того, на теле животного мы обнаружим массу надписей. В частности, наиболее явная надпись, тянущаяся вдоль шеи к голове, может быть прочитана, как слова МОЯ МАКОЖИ МАСКА. Иными словами, речь идет о зооморфном лике Макоши, ее «маске». Слово МАСКА имеет разные смыслы: личина, которую надевает жрец; но также часто обозначался и сам жрец. Судя по контексту данной фигурки, под слово МАСКА здесь понимается зооморфная «иконка», которая позволяла верующим обращаться со своими просьбами к Макоши. А зооморфным обликом Макоши действительно была медведица, причем не бурая, но белая, полярная. Это как раз и можно видеть на данной «иконке»; ее пропорции выдают очень крупное животное, что именно и характерно для белых медведей.

http://www.runitsa.ru/publications/publication_7.php

В.А.Чудинов. Камень из Калифорнии

МАСКВА - МАКОШЬ

На камне я вижу массу надписей. Если рассмотреть самую вершину камня, то на ней можно найти слова РУСЬ, МАСКА, МАРА, а также ЛИК МАСКИ МАРЫ. Это означает, что данный камень был посвящен не богине Маре, а ее жрецу или жрице (Маске). Ниже, примерно на середине камня, можно прочитать слова МАСТЕРСКАЯ ХРАМА МАРЫ. Следовательно, камень для жреца был изготовлен в мастерской храма Мары. На нижнем участке камня слева в прямом и обращенном цвете читаются слова: РУНА НАШИ БУДЕМ ЧИТАТЬ, И ПИСАТЬ, И ПОНИМАТЬ. Подобная надпись встречена нами впервые. Она косвенно подтверждает нашу интерпретацию рун Мары не как особенный вид письма, но как его интерпретацию, как то, что нужно ПОНИМАТЬ.

Если правая часть камня содержит вверху еще одну надпись ХРАМ МАРЫ, то внизу можно прочитать слова МАСКИ МАКАЖИ. Таким образом, как это часто бывало в ранней русской религии, один объединенный храм был посвящен и Маре, и Макоши, и в нем размещались одновременно жрецы или жрицы и Мары и Макоши.

Таким образом, перед нами ритуальный инструмент жреца (или жрицы) Мары – Макоши. Что им делали, сказать трудно. (но нетрудно догадаться - И.)

http://www.runitsa.ru/publications/779/
Макошь и Мара

Макошь-Кобела-Кибела-Жива-Лето – мать всего сущего имела в доисторической славянской ведической традиции зооморфный лик медведицы, а охотница Мара-Охотница-Питательница-Артемида помогающая людям переходить в мир Нави имела вид оленя или козы . Они символизировали двух великих рожениц, дающих земному миру жизнь плодовитость и бессмертие. Древнейший культ рожениц от пеласгов-славян перешёл в культовую традицию греков в образах Лето и Артемиды. В греческой мифологии Лето и Артемида, имеют множество звериных образов. «Лето бежала на Делос, обернувшись волчицей. Артемида прочно связана с образом оленя или лани. Она превращается в оленя [миф об Оте и Эфиальте], встречает Геракла со златорогою ланью, оборачивается ланью предназначенная ей в жертву Ифигения, богиня превращает Актеона в оленя и его загрызают собственные псы. Артемида разгневалась на Агамемнона, когда царь застрелил ее лань. Другим зверем, близким Артемиде, является медведица.

Священные танцы в честь Артемиды Бравронии жрицы исполняли в медвежьих шкурах. Артемиде был посвящен месяц артемизион – март, время, когда медведи выходили из зимней спячки. У греков известны медвежьи праздники, называвшиеся «komoedia», послужившие основой будущей комедии. Вероятнее всего, что они проводились в месяце Артемиды, в марте, так как совершенно аналогичные медвежьи праздники у восточных славян и носившие точно такое же наименование – «комоедицы» были приурочены к весеннему пробуждению медведя и проводились 24 марта. <…> В классическое время Артемида выступает как богиня охоты и плодородия; ей, по всей вероятности, приносили человеческие жертвы, о чем свидетельствует жертвоприношение Ифигении и ксеноктония в Тавриде.

Вся сумма данных о Латоне и Артемиде позволяет высказать предположение, что в основе мифов о матери и дочери, связанных географически с СЕВЕРОМ, а тематически с охотой и со звериным миром прежде всего с оленями и ланями, может лежать весьма древнее представление о двух небесных богинях-рожаницах доземледельческого периода, когда они выступали еще в своем полузверином-полуженском обличье. Рогатые роженицы -оленихи мезолита и неолита находились в таком соотношении друг с другом, как Лето и Артемида – мать и дочь, и точно так же ведали плодовитостью природы. Артемиду, кроме того, считали помощницей при родах, сливая воедино ее образ с образом богини Илифии, покровительницы рожениц» .

По свидетельству А.Н. Афанасьева (1826–1871), автора фундаментального исследования «Поэтические воззрения славян на природу», посвященного историко-филологическому анализу языка и фольклора славян, в Паисиевском сборнике XIV века написано: «извыкоша елени класти требы Артемиду и Артемиде, рекше Роду и роженице; тации же и египтяне». Желая указать на языческое происхождение веры в Рода и роженицу, проповедник (св. Григорий) сближает их с подобными же мифическими представлениями у других народов. По его мнению, Род и роженица значили у славян то же, что и у греков Артемида; для полного соответствия он предает ее имени и мужское окончание: Артемид, и противопоставляет это новое имя – Роду, божеству мужского пола». В России также известны Мары, или марухи, – старые, маленькие существа женского пола, которые сидят на печи, прядут по ночам пряжу и все шепчут, подпрыгивают. А.Н. Афанасьев отмечает наличие этого божества еще в языке ариев: «Мара – призрак, мары – носилки для мертвых, этинезримые мифические существа, которые, поселяясь в жилищах своих родичей, получали характер домовых гениев; по связи эльфов и родственных им духов с грозовыми тучами [марё – туман, мора – тьма, морок – облака, тучи], мары и кикиморы представляются пряхами. На поэтическом языке ариев облака уподобляются руну, волосам или прядеву, а производимая ими тьма – ночи» Необходимо еще дополнить сведения о богине Артемиде о её двойнике богине Гекате (῾Εκάτη – далеко мечущая), богине луны, являющийся ипостасью Артемиды-Воительницы-Охотницы, «она <…> принадлежит, к Артемидину циклу.

В древнейших культах, тайных и явных, Геката прежде всего почиталась как божество благодетельное, отклоняющее бедствия и дарующее благословение с неба, как на море, так равно и на суше. В этом смысле ее впоследствии даже отождествляли с богиней счастья, Тихе. Одним из характерных свойств ее было покровительство роженицам. Эсхил называет ее богиней родов. В Артосе ей приносили в жертву собак, моля ее о легкости родов. Павсаний свидетельствует, что колофонцы приносили в жертву  Гекате, богине «скитающейся по дорогам, стоящей на перекрестках», ночью—черную собаку (самку). Ей же предлагались в жертву черные овцы. Черных зверей обыкновенно приносили в жертву богам подземным (хтоническим).

Геката действительно вступает в близкое соотношение с землею и подземным миром, делается божеством подземным, страшной властительной богиней в среде теней преисподней. Все ее существо имеет характер демонический, и она сама делается предметом темных суеверий; она блуждает, вместе с душами умерших, по перекресткам и около могил, находящихся в старину именно у дорог и перекрестков. Близость ее возвещается воем собак. Она покровительствует чаровницам, которые ночью, при лунном свете, отыскивают волшебные травы и произносят страшные заклинания» .. «Переводные памятники XI – XIII вв., привлеченные И.И. Срезневским для объяснения древнерусских слов, позволяют определить, что «къшь» означает «жребий»; «къшение» или  «кошение» – процесс жеребьевки; «кошитися» – метать жребий; «прокъшити» – победить в жеребьевке . Эта группа слов хорошо увязывается с иными видами гадания и испытания судьбы, известными нам по поучениям против язычества. Учитывая глубокую индоевропейскую древность слова Ма (мать), можно представить себе «Ма-кошь» как наименование «Матери счастливого жребия», богини удачи, судьбы .

«Архаизм восточнославянских сказок [часто называемых обобщенно русскими] и их связь с древними народными верованиями и мифологией давно ощущался исследователями. Но только специальное исследование В. Я. Проппа (1895 - 1970) во всей широте поставило вопрос о первобытной эпохе как времени зарождения основных сюжетов и элементов сказки.» <…> В.Я. Пропп поставив перед собой историческую задачу и убедительно углубил сказку в первобытность. <…> Основные общие положения Проппа таковы: древней основой сказки является колдовской обряд инициации, сопровождавшийся ознакомлением посвящаемых с мифологическим содержанием обряда.

Первая тема представлена тысячами изображений объектов охоты, а в последние века палеолита, как выяснилось, и сценами героического единоборства. Вторая тема, помимо определенных пиктограмм, обильно представлена дебелыми «венерами».

В.Я. Пропп, анализируя образ Бабы-Яги, выявил его двойственность. Наряду с привычной нам злобной сказочной колдуньей существовал в сказках и образ благожелательной Бабы-Яги, помогающей основному герою советом и делом. Эта вторая ипостась лесной колдуньи представляется исследователю как «мать и хозяйка зверей». «Яга представляет стадии, когда плодородие мыслилось через женщину, без участия мужчин». Эту Бабу-Ягу, повелительницу зверей, автор, ссылаясь на Фрезэра и Штернберга, сопоставляет с первоначальным образом Кибелы, образом, уводящим в охотничью эпоху. В какой-то мере основу этого женского образа охотничьей эпохи с гипертрофированными женскими признаками можно сближать с палеолитическими «венерами», немолодыми полногрудыми женщинами. В.Я. Пропп, <…> говоря о церемонии посвящения юношей в охотники, считает, что первоначально этим сложным обрядом руководила женщина-вещунья, лишь впоследствии смененная учителем-мужчиной, «дедушкой лесовым». Следует сделать небольшую оговорку. Обряд инициации состоял не только из колдовского запугивания юношей имитацией смерти, но и из экзамена по всем практическим охотничьим навыкам: метание копья, бег, умение подкрасться к зверю и т. п.

Этим, вероятно, всегда руководил охотник. Но верховное руководство магической стороной обряда могло действительно принадлежать женщине.

Академик Б.А. Рыбаков отмечал: «Верхнепалеолитический Homosapiens, преодолевший уже неандертальский кризис инбридинга [кровосмешения] и вполне осознавший биологическую природу размножения, с особым интересом и вниманием относился к теме плодовитости и сделал символом ее женщину.

Самым торжественным изображением женщины следует считать известные рельефы из Лосселя. На отдельных больших камнях первобытным скульптором высечены три женских и одна мужская фигуры. Все три женщины выполнены, как и миниатюрные статуэтки, с подчеркнутыми признаками рождающей силы; одна из них [центр композиции?] держит левую руку на своем необъятном чреве, а правой рукой торжественно поднимает рог-ритон, наполнявшийся в реальной жизни, как полагают, звериной кровью. Рога и черепа животных были в палеолите единственным видом посуды. Священный козий рог, увековеченный лоссельским рельефом, можно считать родоначальником бесконечного ряда ритуальных «рогов изобилия» всех времен и народов. Античный миф об Амалтее – священной козе, вскормившей Зевса, говорит о том, что рог этой козы обладал свойством благодетельствовать его владельцу, был для него именно рогом изобилия. Миф сохранил какие-то отголоски далекой палеолитической древности. Рог изобилия был атрибутом Геи и Тихе (Судьбы) . Турьи рога на скифских надгробиях, y славянских языческих божеств, турьи рога X в. из «Черной Могилы» .

В словаре В.И. Даля в разделе читаем: «ЯГА [ЯГАЯ, ЯГАВАЯ, ЯГИШНА] – род ведьм, являемый обычно в виде старухи» . На санскрите BHAGA-YAJNA = YAJNA-BHAGA – переводится как ‘доля, жертвоприношение, бог’. Слово YAJANA переводится как ‘жертвоприношение’, а YAJA значит ‘жертва’. Слово YAJAKAзначит ‘жрец, жрица’. Существует в санскрите и ещё одно слово, которое помогает в конечном итоге, объяснить, кем является БАБА-ЯГА. Слово YOGINI с санскрита переводится как ‘волшебница, колдунья’. Если вспомнить тот факт, что зооморфным ликом Мары является коза, на санскрите слово AJA переводится как ‘коза’, а словоAJANA – ‘одиночество, отшельничество’ .

Таким образом: БАБА-ЯГА – это ЖРИЦА богини МАРЫ, ПРИНОСЯЩАЯ ЕЙ ЖЕРТВЫ И СЛУЖЕНИЯ ПОСРЕДСТВОМ ВОЛЖЕБСТВА ВЕДУЩАЯ ОТШЕЛЬНИЧЕСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ.

В арабских источниках также содержатся сведения о жрицах славянской богини смерти и преображения Мары. Арабский путешественник Ахмад ибн ал-Аббас Ибн Фадлан (X в. н.э.), побывавший в 921–922 годах на берегах Волги в стране руссов, записал в «Рисала» обряд погребения знатного руса, возможно, одного из князей. Описывая погребальный обряд, он отметил, что в правилах русов при погребении старшего в роду или князя из числа его родства или слуг выбирался желающий добровольно умереть с господином, обычно, как отметил автор, всегда проявляли такое желание девушки. Выбирали только одну. Ибн Фадлан обратил внимание, что руководила подготовкой к погребению и всесожжению «одна старуха-богатырка, здоровенная и мрачная». Когда все было приготовлено, и пришел день, в который должен был сожжен почивший князь, девушка была введена в шатёр, стоящий над мертвецом, и там она была умерщвлена этой «старухой». Ибн Фадлан отметил: эта «старуха» называлась у русов «ангелом смерти».

В итоге можно констатировать существование двух жриц по типу своего служения – положительную и отрицательную:

    БЕЛАЯ [СЕДАЯ] ЖРИЦА МАКАШИ [πελειος] – предсказательница будущего, заботящаяся о счастье, благополучие в личной судьбе человека, ткущая во благо нить жизни. Ведунья, лечебница, травница, хранительница дома и домашнего очага. Она помогает всем в борьбе со злом.
    ЧЕРНАЯ [СИЗАЯ] ЖРИЦА МАРЫ [πελειας] – «ангел смерти», совершающая подготовку обряда перехода в вечную жизнь, совершающая ритуальное убийство тех, кто свободно, по собственному желанию, хотел перейти в иной мир вместе с уже умершим близким родственником, другом или господином. В её функции входило приношение жертв, право выдачи «марок» для охоты на лесных зверей, чтобы мясо, добытое для пропитания людей, имело благословение свыше, а также обучение юношей таинству ратного мастерства. Традиционные праздники, посвященные богине Маре, совершались в течение года несколько раз. В древнейшие времена, судя по обнаруженным многочисленным надписям, эти праздники назывались ЯРМАРА. В последующие века к древнейшему слову прибавилось окончание КА, в итоге мы имеем чистое русское слово, образованное от двух протославянских слов ЯР и МАРА – ЯРМАРКА, т.е. праздник, посвященный богине смерти и преображения. В этот праздник, помимо ритуалов и жертвоприношений, после массовой охоты на животных, происходил большой праздничный торг, торговля мясом и обмен различными товарами. Обычно это происходило недалеко от святилищ Мары. У всех славянских народов до сих пор сохранилась традиция устраивать ЯРМАРКИ у главных соборных храмов или у стен знаменитых монастырей.

МАСКВА - МАКОШЬ

_________________________

P.S. Рожденные в период  с 14 сентября по 27 сентября  попадают под покровительство древнеславянской богини Макошь.  В старые времена её рисовали как белую лебедь, которая плыла по Небесному океану.

Благодаря ей, люди этого Чертога становятся трудолюбивыми, гордыми. Они живут с хорошо развитым внутренним благородством, с чувством равноправия и равновесия.

Давным-давно у богини Макоши родились две дочери: Доля и Недоля. Они отмеряли людям награду и наказание по их поступкам, и сами же вершили правосудие. Да и сейчас их работа продолжается.

Отредактировано Иванка (2014-03-07 17:20:23)

8

Иванка написал(а):

Потешные картинки с глубоким смыслом


МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

«Тут начиналась сказка, начиналась побаска от сивки и от бурки, и от курицы виноходки, от зимняка поросенка наступчатого».

Сия приБАУТКА тож со смыслом.

9

КАДЬ - КАТЬ - КОТЁЖ - КИТЕЖ

КАДАШ (евр.  :rofl: ) Освященный, святой; пишется также Кодеш. Нечто, обособленное для храмового культа. Но между этимологическим значением этого слова, и более поздним его смыслом в приложении к Кадешим ("жрецам", обособленным для некоторых храмовых обрядов), лежит бездна. Слова Кадош и Кадешим употреблены, ибо Кадешуты Библии имели те же самые функции и обязанности, что и танцовщицы определенных индусских храмов. Это были Галли, искалеченные жрецы сладострастных обрядов Венеры Астарта, жившие "у дома Господа". Довольно забавно, что названия Кадош, и т.д. были приняты и употреблялись несколькими степенями масонского рыцарства. (Источник: "Теософский словарь")

Историческая местность в Москве: Кадашёвская слобода в Замоскворечье, неподалёку от ул. Пятницкая, где было капище Макоши-Параскевы.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии:

Кадашёвская слобода́, Кадаши́ — историческая местность в московском районе Якиманка, впервые упомянутая как село Кадашёво в духовной грамоте Ивана III (1504 год)[1] и достигшая расцвета в середине XVII века, при Алексее Михайловиче. Крупнейшая[2] из слобод Замоскворечья, в XVII веке Кадашёвская слобода занимала территорию между Якиманкой, Ордынкой, Николаевской улицей, Полянским рынком и старицей реки Москвы. На территории бывшей слободы, в Лаврушинском переулке, находится Государственная Третьяковская галерея; c 2004 года действует музей «Кадашёвская слобода» при храме Воскресения Христова[3].

Традиционная московская топонимика возводит название слободы к "кадь" (бочка): кадаши — бондари, мастера по изготовлению бочек, кадушек и прочей деревянной утвари. Однако роль слободы в жизни города была существенно выше, чем могло бы обеспечить единственное ремесло: жители слободы промышляли торговлей, а с 1613 года здесь появилось значительное ткацкое производство.

http://art-con.ru/node/4268
ВОЗРОЖДЕНИЕ БЕЛОКАМЕННОЙ КРАСАВИЦЫ (Памятник русского зодчества в Кадашах. История его реставрации)

МАСКВА - МАКОШЬ
а) освобожденный от закладок акротерий; б) восстановленный акротерий

МАСКВА - МАКОШЬ
Кадашевская слобода. Реконструкция М.П.Кудрявцева

МАСКВА - МАКОШЬ
Панорама Замоскворечья из Кремля. Д.Индейцев. Акварель, ок. 1850 г.

МАСКВА - МАКОШЬ - место, где было святилище Макоши, показано стрелкой. Храм в Кадашах чуть правее, самый крупный.
Панорама Замоскворечья в ХIХ веке (фрагмент)

МАСКВА - МАКОШЬ - Храм Воскресения в КАДАШАХ выделен красным, он находится через Москва-реку и водоотводный канал строго напротив Воскресенских ворот Кремля.

МАСКВА - МАКОШЬ - Храм Параскевы Пятницы-"прощи" (на предполагаемом месте МАСТЕРСКОЙ МАКАШИ) находился тем, где теперь "М" Новокузнецкая.

http://mosopen.ru/region/yakimanka/history
Кадашёво

...память о котором осталась в названиях Кадашёвских набережной и переулков. Впервые село упоминается в духовной грамоте Ивана III 1504 г. К середине XVI в. здесь образовалась Кадашевская слобода. О происхождении слова «кадаш» в литературе были высказаны четыре разных мнения. По одному, оно происходит от слова «кадка» — здесь якобы жили кадочники (бондари). По другому — от татарского слова «кади» (судья). Тут якобы селились татарские судьи и производили суд и расправу над обитавшими в Москве татарами. Третья версия учитывает тот факт, что в слободе жили ткачи, и производит ее название от слова «катать» — МЫТЬ (! - И.)  ткани. Наконец, последняя гипотеза выводила этимологию слова «кадаш» от тюркского «товарищ, свободный человек» и объясняла, что слобода являлась поселением свободных людей.

В XVII в. основным производством слободы становится «хамовное дело». Первые известия об этом относятся к 10-м годам XVII в., а с конца 1620-х годов Кадашево, где работала небольшая придворная мастерская, поступила в ведение Царицыной Мастерской Палаты. «Государево хамовное дело» в связи с особенностями производства различных видов изделий распадалось на ряд специальностей. Разделение труда в слободе в первую очередь происходило по двум основным процессам хамовного производства — прядению и ткачеству: «прядет основное полотно», «прядет нити расхожие» или же «делает двойное полотно», «делает задейчатую скатерть», «бранье» (узорчатая ткань) и т.д. Работали на обычных для XVII в. станах (основы их конструкции сохранялись вплоть до начала XX в.). Полотна, изготовляемые на подобных станах, получались узкими — 9—10 вершков ширины, и поэтому скатерти приходилось сшивать из двух-трех полотнищ («столбцов»). В качестве сырья использовался, как правило, лен. Хлопчатобумажное полотно производилось в небольшом количестве в виде «столбцов хлопчатых скатертей». Документы свидетельствуют и о том, что в слободе в начале 1690-х годов возникло производство парусных полотен, что было связано с первыми попытками Петра I создания флота.

КАДАШЁВО - КАТОМ ЖИВО!

см. Вещие жёны

Отредактировано Иванка (2014-03-11 16:58:10)

10

http://www.hamovnik.ru/wiki/l/1057/
Лужники

Лужники — московский топоним, связанный с несколькими местностями; в настоящее время обозначает юго-западную часть района Хамовники.

Граница строго не определена, иногда её проводят по малому кольцу Московской железной дороги и Третьему транспортному кольцу. Зелёный район с низкой плотностью застройки. Территория между Москвой-рекой и железной дорогой не имеет населения, жилые дома располагаются лишь по другую сторону дороги.

Обычно, говоря о первом упоминании нынешних Лужников, ссылаются на духовную грамоту князя Юрия Васильевича 1472 года, где фигурирует «селце Семчинское и з дворы з городскими и с Лужниковым»; однако в ней, скорее всего, речь идет про другие Лужники, которые фигурируют и в описании событий 1612 года: «Августа ж в 23 день … пойде гетман прямо ко граду … Князь Дмитрий же Трубецкой, вышед против его, ста от Москвы реки от Лужников, а князь Дмитрий Пожарской от своей страны ста у Москвы реки, у церкви Ильи пророка, рекомого Обыденного». Позже, в XVII—XIX вв., эти Лужники упоминаются как Малые Крымские («Малые Лужники, что у Крымского броду», между Крымским мостом и Якиманкой).

Крымские Лужники, вероятно, связаны с Великим лугом. Впервые «у города луг Великий за рекою» упомянут в духовной Дмитрия Донского в 1389, и в дальнейшем неизменно фигурирует в духовных грамотах московских государей (в 1406 году в первой духовной Василия I как «луг Великий противу города за рекой»); .

К нач. XVII в. Великий луг вследствие застройки распался на части — западная стала именоваться Крымским лугом (от Крымского двора до Андреевского монастыря), после чего и слобода получила название Крымские Лужники. В восточной части бывшего Великого луга (в 1604 упомянута как «Меньшой луг» вблизи Симонова монастыря) возникла слобода Большие Лужники, она же Лужницкая слобода (упом. с 1619, название слободы сохраняла Лужницкая улица, ныне улица Бахрушина). В сер. XVII века дворцовая слобода Большие Лужники упоминается с указанием «что под Симоновым» (1633) и «из-под Симонова» (1658).

Местность же, которую ныне называют Лужниками, прежде называлась Лужники Малые Новодевичьи (стало быть, в "старых" Лужниках на ЯГИманке С-ТАРА-ДЕВИЧЬИ - И.) а при первом упоминании, в 1638 году, — слобода Малые Лужники под Новым Девичьим монастырем. В 1654 жители Лужников начали строить близ берега деревянную ц. Иоанна Златоуста и построили «до верхнего помосту; и волею божиею стало быть моровое поветрие», недостроенную церковь «свезли в кузнецкую слободу».

Название Лужники обычно связывают с «низменной луговой местностью, затопляемой в половодье» (у Даля такое значение не зафиксировано, указано лишь диалектное рязанское «более обширное мокрое место, мочажинник»). Но тогда название должно было иметь существенно большее распространение, а не ограничиваться тремя слободами.

Название Лужники относилось первоначально не к местностям, а именно к слободам, что дает основание предположить связь названия с родом занятий жителей. В XVII в. упоминается профессия лужник: так, в расходных книгах имеются записи: в 1606 «колоднику лужнику Нечайку Федорову на корм на 3 дни по 2 деньги на день»; в 1614 «Лужнику Ламаке Казаринову за сажень болшую дров и с провозом 3 руб. 16 ал. 4 д.». Лужник Бориско упоминается в «Розыскных делах о Федоре Шакловитом и его сообщниках», в рязанских платежных книгах 1594-97 гг. упоминается лавка лужника Офонки Иванова.

Некоторые авторы утверждают, что лужниками называли лудильщиков, хотя источники и словари не дают для этого никаких оснований. Сомнительно, чтобы в XVI—XVII вв. вообще существовала такая самостоятельная профессия (не говоря уж о том, чтобы ее представители образовывали отдельные слободы). Лужением занимались котельники (медные мастера).

Следует обратить внимание на местонахождение всех московских Лужников: слободы эти располагались при дворцовых (государевых) лугах. Видимо, лужниками называли тех, кто на них работал, занимался выпасом лошадей, возможно, также и заготовкой сена. (почему-то вспомнился царский конюх из "Конька-горбунка", см. также СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ - И.)

Вероятно, не случайно и соседство Крымских Лужников с государевыми конюшнями на Остоженке (по другую сторону Москвы-реки, за Крымским бродом), а Новодевичьих Лужников — с Запасными государевыми конюшнями у Пометного Вражка. М.Александровский указывает, что в ц. Троицы в Больших Лужниках «сохранялась икона Предтечи, помеченная 1589 г. с именем Лужника (служащего при лугах) Ивана Леонтьева».

http://www.vidania.ru/temple/temple_mos … echye.html
Замоскворечье (в древности — Заречье) как территориальное понятие упоминается в документах с 1365 года. Но освоение этой обширной местности, лежащей в излучине Москвы-реки, началось много раньше. Первые селения Заречья возникали вдоль берега реки и сухопутных дорог, соединявших Москву с древними городами и сходившихся у брода под Боровицким холмом и у переправы, находившейся при слиянии рек Москвы и Яузы. Улицы, расположенные в Замоскворечье, в основном сохранили первоначальный рисунок древних путей. Большая Ордынка, Пятницкая, Новокузнецкая улицы, — производные развития Большого посада и Московского Кремля: передвигался торг и пристань, передвигалась переправа через Москву-реку, а с ней возникали новые магистрали от главного торга в Заречье. Но проторенные ранее пути не исчезали, а становились дублерами вновь возникавших.

В XV веке, судя по летописным данным, берега Москвы-реки, за исключением Великого луга, были плотно заселенными, благодаря древнему московскому торгу, захватившему часть заречной территории.

Большой Москворецкий мост через Москву-реку расположен недалеко от Спасских ворот Кремля, соединяет Красную площадь и улицу Варварку с улицей Большая Ордынка. На месте современного в конце XV века находился ЖИВОЙ мост.

http://www.philatelic-club.ru/forum/18-57-1
Большой Москворецкий мост

(зачёркнуто в тексте мною. - МЧ)

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ

Ставший привычным продолжением Красной площади и Васильевского спуска, главная деталь всех открыточных видов Кремля и храма Василия Блаженного Большой Москворецкий мост появился в своем нынешнем виде в 1938 году, а вот до этого...

Долгое время в Москве не строилось постоянных мостов, и дело было вовсе не в отсутствии навыков, подходящих стройматериалов или необходимости: постоянная опасность военных нападений татар, которые приходили с юга со стороны Замоскворечья, где сама река долгое время служила естественной преградой, не давали возможности навести постоянную переправу. Да и вообще в России в то время постоянных мостов в нашем понимании практически не было.
Описание путешествий Зиги Герберштейна в Московию, которые он совершил в начале 16 века больше похоже на фильм-катастрофу и одна из причин тому -- переправы через зимние реки и болота (надо заметить: он, как цесарский посланник, путешествовал при активном содействии местных властей и населения). Какова была судьба пришельцев, которым это население противодействовало, мы знаем. Путешествия же тогда совершали по большей части зимой, так как переправляться через многочисленные крупные реки летом оказывалось еще сложнее.

Через Москву-реку было несколько бродов, один из них – Крымский, названный так из за степных налетчиков с одноименного курорта. (полная чушь! КРЫМский то же что и КРОМский, КРЕМЛЬ это КРОМ (ср. с у-кром-ный. - МЧ)
Вот такой вид Крымского брода с видом на Большой Каменный мост мы видим на картине Саврасова:

МАСКВА - МАКОШЬ

Поэтому первые мосты на Москве реке долгое время делались наплавными и устраивались в низменных местах, что бы быстро убрать их при опасности нападения, ледохода и для пропуска судов. Вот такой «живой мост» из связанных бревен в виде плота существовал с 1498 года, он находился напротив Водяных ворот Китай-города на пути, соединявшем Тверскую дорогу с Серпуховской и вел на юг.

МАСКВА - МАКОШЬ
Москворецкий «живой» — наплавной мост. Гравюра Пикара XVII в. (Фототека ГНИМА им. Щусева)

«На реке Москве несколько мостов, большая часть которых утверждена на деревянных сваях. Мост вблизи Кремля, насупротив ворот второй городской стены, возбуждает большое удивление: он ровный, сделан из больших деревянных брусьев, пригнанных один к другому и связанных толстыми веревками из липовой коры, концы коих прикреплены к башням и к противоположному берегу реки. Когда вода прибывает, мост поднимается, потому что держится не на столбах, а состоит из досок, лежащих на воде, а когда вода убывает, опускается и мост. Когда подъезжает судно с припасами для дворца из областей Казанской и Астраханской, с Волги, из Нижнего, из Коломны и тех областей, через которые протекает эта река, ибо она течет по направлению к ним, когда подходят на судне к мостам, утвержденным на сваях, то снижают его мачту и проводят судно под одним из пролетов; когда же подходят к упомянутому мосту, то одну из связанных частей его освобождают от веревок и отводят ее с пути судна, а когда оно пройдет к стороне Кремля, снова приводят ту часть моста на ее место. Здесь всегда стоит множество судов, которые привозят в Москву всякого рода припасы.
На этом мосту есть лавки, где происходит бойкая торговля; на нем большое движение; мы постоянно ходим туда на прогулку. По этому мосту идет путь в Калугу, Путивль, а так же в Смоленск и в страну ляхов; по нему беспрерывно движутся взад и вперед войска.», -- вот такое образное описание дал путешественник Павел Алеппский, посетивший Россию уже при Алексее Михайловиче. Кроме Москворецкого «живые» мосты, причаленные к берегам, наводились в других местах Москвы-реки: на месте Новоспасского моста, Крымского и Дорогомиловского. Таким этот мост в царствование Петра застал голландский гравер Питер Пикар, на его гравюре изображено сразу два главных московских моста: Каменный и Москворецкий (справа):

МАСКВА - МАКОШЬ
Подпись: Вид из Замоскворечья между Каменным и Живым мостом к Полудню

В 1789 был построен, наконец, постоянный деревянный свайный мост.
А в 1829-1833 гг. инженер Петр Яковлевич де Витте провел реконструкцию обоих Москворецких мостов: Большого через Москву-реку и Малого через Водоотводный канал. Для Большого моста он возвел каменные быки, на которые опирались деревянные арочные пролеты по 28 метров. Тогда в Москве уже были построены каменные набережные: Москворецкая, Софийская, Кремлевская, Раушская. Стенки набережных были облицованы татаровским камнем и венчались карнизом в виде вала, наверху были решетки с каменными тумбами. С набережной к реке вели сходы и спуски для лошадей и повозок. Чтобы не стеснять русла, их сделали заглубленными в тело набережных.

МАСКВА - МАКОШЬ
Именно этот вид мы видим на картине Луи Бушебуа, написанной в середине 19 века.

В 1870 деревянные арки сгорели, а в 1872 — инженером В.К.Шпейром установлены металлические пролеты.
Они и попали на картину Коровина «Москворецкий мост», который написал ее судя по всему из окна нынешней гостиницы «Балчуг»,

МАСКВА - МАКОШЬ
                                                                                                         
На картинах и открытках начала 20 века мы видим множество зданий на левом берегу реки.

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ
(При строительстве Москворецкого моста заодно произвели зачистку местности возле Кремля - "для проведения парадов и демонстраций", чуть было не снесли храм Покрова, что на Рву (собор Василия блаженного - МЧ)

МАСКВА - МАКОШЬ
В ходе масштабной реконструкции Москвы и на Большом Москворецком, как и на Большом Каменном, учитывая их исключительное с архитектурно-видовой точки зрения положение, были созданы панорамные площадки с видом на Кремль, реку и набережные. И сами мосты оказались важнейшими зрительными доминантами, неоднократно попав на почтовые марки.

http://www.domastik.ru/info/moskow_areas/zamoskvoreche/

МАСКВА - МАКОШЬ
Гербовая эмблема Замоскворечья есть положенные крестообразно золотые бердыш и кадуцей (Меркуриев жезл) в зеленом поле щита московской формы.
Глава золотая волнистая, обремененная волнистым лазоревым поясом, сопровождаемым снизу волнистой лазоревой нитью.

Изображение на гербовой эмблеме золотых бердыша и кадуцея означает, что Замоскворечье прославилось как в военное, так и в мирное время.

Кадуцей (символ торговли) помещен в гербовую эмблему в знак того, что здесь издавна проходил торг и селилось купечество. В XVII - XIX столетиях эту часть города называли "купеческое Замоскворечье". Замоскворецкое купечество прославилось не только торговлей, но и своим вкладом в промышленность и в русскую культуру.

Бердыш помещен в гербовую эмблему в знак того, что он был одним из основных видов вооружения стрелецких полков, располагавшихся в Замоскворечье. Жители стрелецких слобод участвовали в походах и сражениях русской армии. В начале XVII столетия, в Смутное время, на территории Замоскворечья произошло несколько сражений с польско-литовскими интервентами, способствовавших освобождению Москвы.

Зеленый цвет поля щита отражает и географическое положение района (низменность, затопляемые в прошлом половодьем луга, озерки, болотистый характер местности), и память о большом количестве зелени, отличавшем Замоскворечье от других плотно застроенных частей города (садовнические слободы, обширные сады купеческих владений, широкие сады и палисадники замоскворецкой части Садового кольца и т.д.).

Широкая лазоревая волнообразная полоса во главе щита означает реку Москву, за которой находится район Замоскворечье, а узкая - Водоотводный канал.

Золотой цвет - цвет богатства, благополучия, зеленый символизирует надежду.

История

Историческое Замоскворечье еще в древности делилось на две части: Пятницкую и Якиманскую.

МАСКВА - МАКОШЬ - гербовая эмблема района Якиманка

При советской власти на их месте были созданы два района: Москворецкий и Октябрьский, граница между которыми проходила по улице Б. Ордынка. Ныне западная граница района Замоскворечье, отделяющая его от района Якиманка, проходит с севера на юг по улице Балчуг, участку Кадашевской набережной и Большой Ордынке. Пересекая Садовое кольцо в районе Серпуховской площади, граница следует далее по Коровьему валу, 1-му и 4-му Добрынинским переулкам и Мытной улице. С юга Замоскворечье ограничивают улица Павла Андреева, 1-й Щипковский переулок и Жуков проезд, Летниковская и Кожевническая улицы. От Новоспасского моста на юго-востоке и до Балчуга на северо-западе Замоскворечье омывается водами Москвы-реки, на которую выходят Раушская, Космодамианская и Шлюзовая набережные. Северный и северо-восточный участки района Замоскворечье отделены от основной территории Водоотводным каналом, построенным в конце XVIII века для защиты от наводнений, и образует остров.

История Замоскворечья ведет свое начало с XIII века, когда вдоль дороги, ведущей от Кремля в Золотую орду, начали селиться люди: как русские, так и выходцы из Орды. О древности этих поселений говорит уже название старейшей церкви Замоскворечья «Иоанна Предтечи, что под Бором», впервые поставленной еще тогда, когда кремлевская гора была покрыта бором, т.е. в начале исторической жизни столицы. В XIII-XIV веках на территории Москвы к югу от Кремля находились заливные луга, болота, перелески и несколько небольших озер, о существовании которых нам напоминают Озерковская набережная и Озерковский переулок.

Замоскворечье долго носило характер предместья: «сельский» колорит в планировке и застройке сохранялся здесь дольше, чем в других частях Москвы, прилегавших к Кремлю. Первые селения Заречья возникали вдоль берега реки и сухопутных дорог, соединявших Москву с южными и юго-восточными городами и сходившихся у брода (западнее Всехсвятского, впоследствии Большого Каменного моста) под Боровицким холмом. Магистрали, расположенные в восточной части Замоскворечья в закрепленные в существующей планировке улицами Большой Ордынкой, Пятницкой, Новокузнецкой.

МАСКВА - МАКОШЬ
На карте Москвы первых лет XVII столетия (приводится её фрагмент) показано уже и Замоскворечье с многочисленными домами горожан и с большим садом на месте Великого луга

Первое упоминание о местности под названием «Заречье» в летописи относится к 1365 г. Тогда под «Заречьем» понималась узкая полоса земли прямо напротив Кремля, которая стала заселяться раньше всего. XIII-XIV вв. под Заречьем понималась узкая полоска земли прямо против Кремля, которая стала заселяться раньше всего. Со времен Великого князя Василия Дмитриевича – сына Дмитрия Донского – здесь находились княжеские, а затем (до 1701 г.) царские сады, давшие этой территории имя Садовники, дошедшее до нашего времени в названиях набережной, улицы, проезда и переулка. Хотя Замоскворечье как определенное территориальное понятие появляется в документах с 1365 г., освоение этой обширной равнины, лежащей в излучине Москвы-реки, началось много раньше. Спокойный рельеф Заречья с редкими островками леса, заливными лугами, цепью небольших озер и болот, ежегодно пополняемых половодьем на месте старицы (старое русло Москвы-реки, совпадающее с водоотводным каналом), определяли специфику заселения, хозяйственного использования и обороны заречных территорий в момент становления города. В XIII-XIV веках на территории суть производные развития Большого посада и Кремля к востоку: передвигался торг и пристань, передвигалась переправа через Москву-реку, а с ней перемещалось и начало магистрали от главного торга в Заречье. Но проторенные ранее пути не исчезали совсем, становясь дублерами вновь возникавших трасс, одновременно выполняя назначение внутрислободских и межслободских связей.

Наиболее стабильной оказалась планировочная структура территории, лежащей теперь между Москвой-рекой и Водоотводным каналом. Планировочная обособленность этой части города – следствие ее островного положения между основным руслом Москвы-реки и старицей.

Поначалу слободы не имели улиц и переулков – внутренние связи осуществлялись берегом реки, по кромке болота-старицы и вдоль дренажных рвов и канав («ровушек»), прорытых к реке. Последних в приречной части было множество – «ровушки» в какой-то мере помогали жителям слобод бороться с паводком и болотами. К XIV в. вся эта территория принадлежала уже великому князю, в отличие от земель за старицей, где были и боярские и монастырские села. Среди сел, положивших начало заселению более дальних территорий Заречья, одним из древнейших является возникшее в XIII-XIV вв. дворцовое село Кадашево (район современных Кадашевских набережной и переулков), впервые упомянутое в духовной грамоте Ивана III 1504 г. (В названии села некоторые исследователи усматривают связь с профессией его первых жителей, изготовлявших бочки (кади, кадки) для дворцового обихода; другие производят этот топоним от древнетюркского слова «кадаш» - член общины).

В XV в. берега Москвы-реки, за исключением Великого луга (юго-восточная часть Заречья), оказалась плотно заселенными. У Всехсвятского (Большого Каменного) моста на северном берегу располагался древний московский торг, захвативший и часть заречной территории, хотя к концу XV в. он уже теряет свое былое значение (основная торговля сосредоточилась на Большом посаде, близ будущей Красной площади).

Напротив Кремля появился Государев сад. Для его обслуживания вдоль Москвы-реки расселились три слободы дворцовых садовников: Верхние, Средние и Нижние. Южнее старицы Москвы-реки (водоотводного канала) находились большая Кадашевская слобода, образовавшаяся на основе дворцового села (здесь уже жили дворцовые ткачи) и слобода овчинников с патрональной церковью Михаила Архангела. Еще дальше к югу между современными Новокузнецкой и Якиманкой, размещались слободы, обслуживавшие торговые дороги: несколько слобод толмачей (переводчиков) и ордынцев. На окраине Заречья оседали казанские и ногайские торговцы, постоянно торговавшие с Москвой, которые образовали Татарскую слободу (впоследствии – Татарские улица и переулок; теперь, соответственно – Большая Татарская и восточная часть Климентовского пер.). Поселения перемежались полями и лугами, о чем напоминают названия улицы Полянки, Лужниковской улицы (ул. Бахрушина) и др., свидетельствует наименование - ныне одной из самых центральных улиц Москвы – Балчуг, возникшей в конце XIV века, на которую выходили главные ворота государева сада. Чтобы предотвратить наводнения, старицу Москвы-реки соединили рвами (ровушками) с основным руслом реки. Отсюда возникло название Раушской (т.е. Ровушской) набережной. Низменное Замоскворечье подвергалось регулярным и порой катастрофическим наводнениям.

МАСКВА - МАКОШЬ

По мере роста могущества Великого Княжества Московского все реже становились вражеские нашествия, и все более активно заселялось Замоскворечье. Именно с ним одна из легенд связывает окончательное освобождение страны от татаро-монгольского ига. В местности, позднее названной «Болвановка» или «Болвановье», великий князь Иван III встретил послов золотоордынского хана Ахмата и отказался платить ему дань.

На рубеже XV-XVI вв. с постройкой Кремлевских стен, стабилизацией границ крепости и места переправы – «живого» (впоследствии Б. Москворецкого) моста – утвердилось начало существующей Пятницкой улицы. (эта переправа к святилищу Макоши существовала с глубокой древности - МС). В ту пору это был кратчайший путь от моста до небольшого торга с церковью, впоследствии давшей улице имя. Пятницкий храм был центром Ленивки – Ленивого торжка, где торговали с возов. До конца XVIII в. все подводящие к нему улицы в ближайших своих отрезках считались «Ленивскими», в том числе и Пятницкая – «Ленивская большая мостовая», главнейшая из магистралей Заречья. От торжка естественным тогда продолжением магистрали была трасса нынешней Новокузнецкой, издавна закрепившей путь на Коломну и Рязань. Восточнее этой магистрали, дублируя ее, к «живому» мосту в районе Балчуга выходила главная улица Татарской слободы (Большая Татарская ул.).

Следующий XVI век внес в структуру Замоскворечья новую черту – возникновение широкой сети военных поселений. В 1535 г. в Заречье поселили отряд «пищальников», выведенных из Пскова. Иван Грозный с 1550 г. основал в Замоскворечье целую полосу стрелецких слобод вдоль нынешнего Климентовского переулка. Опорой этой защитной цепи служил Климентовский городок – острожек – укрепление (вблизи стоящей поныне церкви Климента на Пятницкой), существовавшее еще в начале XVII в. Присутствие стрельцов намного повысило безопасность Замоскворечья. Вплоть до середины XVII в. заселение Замоскворечья имело преимущественно военный характер, в связи с чем этот район часто именовали Стрелецкой слободой.

Вдоль южной границы тогдашнего Заречья располагалась вторая цепь укрепленных точек, защищавших главные пути, ведущие к цитадели. Но поскольку до конца XVI в. Замоскворечье не имело оборонительной стены, а защищать огромное пространство перед Кремлем было необходимо, основную оборонительную роль здесь играли передвижные крепости – «гуляй-города» или «обозы». «Обозы» имели большой штат военной прислуги и наряды пушкарей. Огромная стрелецкая слобода не обходилась без «обозов» и «обозного» снаряжения: деревянных щитов, из которых составлялись укрытия, и пушек. К концу XVI в. здесь существовала своеобразная «база» передвижных крепостей, в случае опасности защищавших Москву с юго-запада. Мобильностью этих крепостей и близостью их расположения к Крымскому броду (ныне Крымский мост) объясняется успешная оборона Москвы в 1591 г. и разгром орды Казы-Гирея.

Для средневековой столицы эта часть города – одна из наиболее новых, включенных в городскую среду практически лишь с возведением Скородома. Еще в конце XVI в. характером застройки она резко отличалась от кварталов в центральных районах столицы. Район Замоскворечья с Кадашевской слободой в центре выглядел в ту пору как единый, кажущийся довольной бесформенным жилой массив с множеством «белых пятен» на месте всполий и болот. На ранней стадии развития города эти поля и луга были необходимы княжеской резиденции и населению слобод для выпаса скота.

МАСКВА - МАКОШЬ

Возведенные из кирпича средние, Серпуховские, а также Фроловские (Лужнецкие, Зацепские) ворота и мосты – Каменный Всехсвятский (1686-1693) на месте древнейшей переправы (брода), деревянный Козьмодемьянский (Гилдянский) мост-плотина через старицу Москвы-реки, расположенный в одном направлении с Каменным (там, где теперь Малый Каменный мост), и «живой» - наплавной (впоследствии Б. Москворецкий) мост, соединявший торг с Заречьем, удерживали и корректировали трассы главных замоскворецких улиц.

В XVII веке Заречье уже имело свое постоянное население, в котором различалось три главных элемента. Прежде всего, это были жители слобод, по роду своих занятий связанные с обеспечением царского двора. Почти напротив Кремля находились царские сады и Садовническая слобода. К югу от нее появилась Овчинная слобода, обитатели которой поставляли овчину и шерсть для дворца. Далее располагалась Кузнечная слобода, оставившая о себе память в Новокузнецкой улице и двух Новокузнецких переулках. Еще южнее, неподалеку от Земляного вала поселились работники Монетного двора. Ныне на месте былого проживания «монетных дел мастеров» находятся целых шесть Монетчиковых переулков. Наконец, позже всех и уже за пределами Земляного вала на берегах Москвы-реки возникла слобода кожевников. К западу от нее расположилась Коломенская ямская слобода, жители которой занимались ямским возом в Коломну.

Другим компонентом населения Замоскворечья становятся посадские люди-купцы. По мере роста московской торговли они все чаще переселяются в Замоскворечье, оставляя в Китай-городе свои лавки. Наконец, важное место заняли стрельцы. Помимо чисто военной службы они выполняли полицейские и караульные обязанности, а также привлекались к тушению столь частых в ту эпоху пожаров. В мирной жизни многие стрельцы занимались и торговлей.

Первый период – XII-XIV вв. Вначале заселяются прибрежные территории близ древнейших коммуникаций, узел которых – возле брода в устье Неглинной. В первой половине XIV столетия устанавливается связь с Большим посадом через наплавной («живой») мост, находившийся тогда «против трубы» (западнее Петровской башни Кремля). К концу XIV в. за счет развития великокняжеских и боярских сел и слобод уплотняется население северо-западной и северной части Заречья. Образуются местные торги и коммуникации, тяготеющие к древним торгам и переправам. От первого «живого» моста определился начальный отрезок нынешней Большой Ордынки, закрепилась особо важная тогда торгово-дипломатическая функция дорог, проходивших по восточной части Заречья и соединявших Москву с Ордой. Основное население вдоль них составляли «ордынцы» и «толмачи». Второй период – XV-XVI вв. Для него главные события – возведение новых стен Кремля (1485-1495) и Китай-города (1535-1538). Возникновение Государева сада (конец XV в.) повлекло заселение приречной полосы тремя Садовническими слободами, полукольцом охватившими древнейшие села и слободы Заречья (Кадаши, Овчинники, Голутвино, Ордынцы, Кузнецы, Конюхи) и отделенными от них болотистой старицей Москвы-реки.

К концу XV – началу XVI в. относится окончательное формирование Пятницкой улицы и закрепление за ней роли важной торговой магистрали Замоскворечья. Это связано с постройкой существующих стен Кремля и возведением укреплений Китай-города, когда «живой» мост продвинулся вниз по течению и был передвинут к Москворецким воротам Китайгородской стены. С той поры дорога к мосту стала активно обживаться. Так сформировался начальный отрезок Пятницкой улицы, которая в тот период начиналась непосредственно от Москворецкого моста и включала в себя Балчуг, хотя больших дворов там не стояло, так как место было заболоченным. В середине XVI в. улица оканчивалась у Климентовского городка, а далее шли два пути – по трассам современных Новокузнецкой и Большой Татарской улиц, дублируя ордынские направления. Основой улицы стал отрезок юго-восточной (ордынской) трассы, традиционно связавшей главный московский торг с одним из замоскворецких торжков, который по способу торговли – с возов – назывался Ленивым. Подобные торжки известны с глубокой древности и возникали, как правило, у границы заселенной территории, «на всполье», при дороге, где был простор для скопления множества телег.

Так случилось и в Заречье: Ленивый Торжок образовался на свободной территории. Это подтверждается тем, что к названию разобранного в 1934 г. храма Параскевы Пятницы, обозначавшего центр древнего торга, прибавлялось топонимическое уточнение «Проща» – то есть место расставания, прощания, околица. По Торжку и улица получала название «Ленивка» (так прежде называлось и начало нынешней Волхонки, где располагался занеглименский Ленивый Торжок).

Топонимы «Ленивый Торжок», «Ленивка», относящиеся к отрезку Пятницкой улицы от ее теперешнего начала до Климентовского переулка, активно употребляемые еще в XVIII в., безусловно, древнейшего происхождения и продержались в Москве несколько столетий. Название улицы «Ленивка» долгое время было синонимом Пятницкой; другое ее название – Хорошая улица - также встречается в документах XVII в. Эти топонимы могли возникнуть очень рано – возможно, в XIV в., в период возвышения Москвы.
Еще в середине XVIII в. в документах встречается давнее название Новокузнецкой улицы – Ленивка. В то время и позднее «Ленивкой» принято было называть весь ареал перекрестка Пятницкой и Климентовского переулка с подходящими к нему улицами. Это подтверждает наличие здесь в древности торга «на крестце», уточняет его характер («Ленивый Торжок») и указывает прежнее направление Пятницкой улицы к Зацепе, то есть к Фроловским воротам Скородома. (Слово ЛЕНИВЫЙ состоит в связи с ЛЕЖНИВЫЙ, ср. с ЛУЖНИКИ - МЧ).

Древние юго-восточные дороги Замоскворечья в течение XVI-XVII вв. постепенно превращались в улицы – современную Новокузнецкую и Большую Татарскую. Последняя, проложенная в обход Торжка у Пятницкой церкви, прежде, видимо, пересекала нынешний Большой Овчинниковский переулок и выходила к берегу старицы примерно западным коленом существующего Среднего Овчинниковского переулка, отсюда поворачивала на «живой» мост.

Примыкавшие к этим улицам первоначальные поселения, из которых древнейшими были, видимо, Овчинники, разрастались и, сомкнувшись, окончательно утратили былую обособленность. Упомянутая слобода с самого начала являлась дворцовой, каковой она числится в документах первой трети XVII в., правда – уже как «конюшенная Овчинная слобода».

Против Татарской слободы, по другую сторону современной Новокузнецкой улицы, стояли дворы и мастерские кузнецов. Между ними вклинивались толмачи, жившие в районе Старого Толмачевского переулка (ранее – Никитский, по стоявшей здесь церкви Никиты). По мере развития слобод к югу возле Скородома выделились Монетчики (в районе существующих Новокузнецкой и Монетчиковских пер.).

Необходимость обороны все плотнее заселяемого Заречья при отсутствии стен вызвало интенсивное размещение вдоль окраин военных слобод. К концу XVI в. военизация Заречья привела к тому, что оно стало именоваться Стрелецкой слободой. Особая оборонная роль четвертой части Москвы была подчеркнута тем, что плацдарм построенного в 1591 г. Скородома по внешней линии имел здесь бревенчатое укрепление в тремя проездами соответственно воротам.

Возведение Скородома изменило положение Замоскворечья в структуре города. Почти полностью исчезли неосвоенные территории. В пределах Земляного города постепенно исчезали «всполья»; интенсивно росла плотность застройки, приобретавшей городской характер; в строительстве обозначились «городские» (в их новом понимании) приемы. Спервых десятилетий XVII в. в Нижних Садовниках, застроенных плотнее других слобод, параллельно реке проложилась обходная дорога, вскоре превратившаяся в улицу, названную Садовнической. В это же время постепенно застраивается территория Государева сада. Остатки его погибли в пожаре 1701 г. С тех пор наименование слобод – в большой степени дань традиции.

Разделение в 1731 г. Замоскворечья на две «команды», когда «пограничной» улицей стала Ордынка, закрепляет за Пятницкой улицей уже сложившееся представление о ней как о главной магистрали восточной половины района. Эта часть Заречья вскоре стала именоваться «Пятницкой», что было введено в официальный обиход при учреждении полицейских «частей» города. Формирование существующей трассы Пятницкой улицы, ее продолжения до Серпуховских ворот и превращение в одну из главных магистралей Замоскворечья произошло в течение XVII столетия, когда разоренное после Смутного времени и выгоревшее Замоскворечье стало застраиваться почти заново. При этом средняя его часть претерпела серьезные планировочные изменения. Важное значение этой магистрали подтверждается большим количеством каменных зданий, поставленных в XVII в. во владениях, расположенных вдоль Пятницкой (Каменные палаты составляют основу существующих домов 6, 10, 13, 15, 30, 31 по Пятницкой и 9 по Черниговскому пер.). И почти все они, по крайней мере в XVIII в., принадлежали богатым купцам.

Проложенная к Серпуховским воротам Пятницкая улица стала главной на восточной половине Заречья, а трассы Большой Татарской и ее дублера – Кузнецкой улицы, тяготевших к Пятницкому рынке как к общественно-торговому центру данной округи, приобретали черты «внутренних», межслободских коммуникаций, какой была здесь, видимо изначально Лужнецкая улица (ныне – ул. Бахрушина).

К концу XVII в. центральное положение в Заречье заняла и Ордынка, воспринимавшаяся как пограничная трасса между двумя частями района, где главными улицами продолжали быть Якиманка и Пятницкая. К середине XVII в. между Пятницкой и Ордынкой находилась Ордынская черная сотня, а южнее – Екатерининская черная слобода.

Таким образом, планировочная структура Замоскворечья окончательно сложилась в XVII в. Большая Ордынка и Пятницкая улицы, начинаясь от Москворецкого моста, шли почти параллельно и сходились у бывших Серпуховских ворот. Далее простирались поля, между которыми, продолжая улицу, шла дорога на Сепухов. Благодаря появлению на месте брода Всехсвятского (Большого Каменного) моста с лавками к концу XVII в. возродилось общегородское значение западных магистралей.

К концу XVII в. Замоскворечье – густо населенный торгово-ремесленный район Москвы, тесно связанный с Государевым двором. В центре его – выделившаяся во второй половине XVII в. наиболее привилегированная Кадашевская слобода с двумя центрами: Государевым Хамовным двором и церковью Воскресения.

Круто изменилась замоскворецкая жизнь со времен петровских реформ. После подавления стрелецкого восстания часть стрельцов была казнена, другие распределены по новым регулярным полкам. Перенесение столицы в Петербург разорвало тесную связь его жителей с царским двором, лишив садовников и овчинников, кузнецов и монетчиков источника существования. Коренным населением этого района остались торговые люди. Территория все более становится сосредоточением типичного московского купечества, представители которого увековечены в пьесах замоскворецкого уроженца драматурга А.Н. Островского, картинах известных русских художников П.А. Федотова, В.Г. Перова, И.М. Прянишникова и др., на которых можно видеть быт и обстановку того времени. Облик провинциального захолустья, долгие годы свойственный Замоскворечью, во многом способствовал формированию репутации старой столицы как «большой деревни».

План регулирования Москвы 1775 г. отразил новый этап развития облика Замоскворечья и усиления значимости этого района в структуре города. Регулирование улиц и проектирование водоотводного канала шло с учетом уже сложившейся планировки. Красные линии внесли незначительные коррективы в конфигурацию улиц, причем слому подлежали только деревянные строения. Каменные здания, выступавшие за новые красные линии, как правило, не трогали, и многие из них дошли до настоящего времени. Водоотводный канал, проложенный в 1783-1786 гг., закрепил естественную границу, издавна отделявшую узкую прибрежную часть от основной территории Заречья.

Вначале XVIII в., когда стрелецкие полки были упразднены, а ремесленники утратили связи с царским двором, переехавшим в Петербург, Замоскворечье приобретает черты захолустья, но ненадолго. Еще при Петре I запустевшие после подавления стрелецкого бунта земли были розданы новым владельцам – преимущественно крупным военным чинам и купечеству (главным образом, поставщикам армии, например суконщикам). К середине столетия здесь по-прежнему много важных для Москвы «публичных зданий и мест». Так, на протяжении XVIII в. в Нижних Садовниках (в конце современной Садовнической ул.) как бы в поддержку «военной» традиции Замоскворечья возникают комплексы старого (1740-1750-е гг.) и нового (1780-1790-е гг.) зданий Кригскомиссариата – учреждения, ведавшего снабжением армии.

Несколько тысяч рабочих Суконного и Монетного дворов и прочих «казенных» предприятий заметно изменили состав населения Заречья. Однако главными застройщиками и владельцами дворов остаются Хованские, Трубецкие, Милославские, Дурново и другие, не менее именитые фамилии. Торговые люди, выросшие из ремесленной среды, крупные и мелкие чиновники также населяли тихие и уютные улицы Замоскворечья.

С середины XVIII в. Замоскворечье интенсивно заселяется купечеством – здесь располагалось их жилье; торговали купцы в Зарядье. Среди купцов было много миллионеров-«компанейщиков», каким, например, являлся Козьма Матвеев, владелец нескольких дворов как в центре города, так и в Замоскворечье, где на его средства была воздвигнута церковь Климента на Пятницкой. Почти напротив нее, в здании бывшей Пятницкой части, сохранились когда-то принадлежавшие Матвееву палаты. Но и дворяне по-прежнему имели усадьбы в Замоскворечье и строили в них взамен деревянных каменные дома, иногда – дворцового типа. Здесь, в Заречье, где было сосредоточено также несколько крупных казенных зданий, общее число каменных строений уже к середине XVIII в. почти достигало их числа во всех остальных частях Земляного города.

Не теряя своего уютного вида и обилия зелени, Замоскворечье к концу XVIII в. перестает быть только «полисадником» Кремля – оно становится крупным архитектурным компонентом центра Москвы, что не замедлило сказаться на облике его перестраиваемых и вновь возводимых зданий. Но традиционно невысокие дома (в два-три этажа – жилые, в один – хозяйственные), большие приусадебные участки оставались в ту пору отличительной особенностью замоскворецких владений. Преобладала деревянная застройка, однако количество каменных домов либо смешанных (где нижний сводчатый этаж часто – нежилой) с течением времени увеличивалось.

Замоскворечье конца XVIII – первой половины XIX века – это огромные кварталы, сплошь застроенные мещанскими и купеческими домами и живописно разбросанными за счет пожертвований купечества что селенг в составе населения Замоскворечья того времени. О характере Замоскворечья середины прошлого века можно судить по словам Белинского: «Там окна занавешены занавесками, ворота – на запор, при ударе в них раздается сердитый лай цепной собаки, все мертво или, лучше сказать, сонно: дом или домишко похож на крепость, приготовившуюся выдержать долговременную осаду». Облик провинциального захолустья, который долгие годы был свойственен Замоскворечью, во многом способствовал репутации старой столицы как «большой деревни».

Отредактировано Иванка (2014-03-12 02:16:16)

11

Названия рек, речушек и ручейков обширной Московии прежде были вполне понятны каждому жителю, ну а теперь даже касаемо имени реки Москва изследователи не могут прийти к общему мнению. Так что же произошло, что львиная доля речных и пр. имён стала для русского человека "тёмными словами"? Случается, что потеря одной буквы в названии дорого обходится вложенному в него смыслу... Казалось бы, подумаешь - буква! Ан нет, из-за одной "испарившейся" буковы может и целое слово пропасть (или уйти в тень), как это произошло, к примеру, с названием реки ЯУЗА.

Яуза - самый крупный приток Москвы-реки, вторая по величине река города (после Москвы-реки). Расположена в северо-восточной и центральной части Москвы. Длина 48 км (в черте города 29 км). Площадь бассейна 452 км2 (в пределах города 272 км2).
Берёт начало из болот на территории Лосиного Острова. Пересекает г.Мытищи, посёлки Тайнинка и Перловка, после чего входит в Москву, где принимает многочисленные притоки: справа — Чермянку, Лихоборку, Каменку, Горячку, Копытовку, Путяевский ручей, Олений ручей, Рыбинку, Чечёру, Черногрязку, Охотничий ручей; слева — Ичку, Будайку, Хапиловку, Синичку, Золотой Рожок, Гольяновский ручей, Леоновский (Высоковский) ручей. В Москве протекает в районах Медведкова и Бабушкина, пересекает Окружную железную дорогу, проспект Мира, Ярославское, Казанское и Курское направления Московской железной дороги, Садовое кольцо; впадает в Москву-реку у Большого Устьинского моста.
До XVIII в. была известна как часть торгового пути из бассейна Москвы в бассейн Клязьмы с волоком в районе Мытищ.

Яуза известна по летописи под 1156 г. как Ауза
. Предлагались этимологии этого названия из славянских и финно-угорских языков. В.Н.Топоров (1982) убедительно сопоставляет с балтийскими названиями — латыш. Auzes и латышским апеллятивом auzajs, auzaine и др. в значении «стебель овса, ость, солома». Дополнительным аргументом считается наличие р.Стебельки по соседству с Яузой.
http://gidtravel.com/country/russia/Rek … p4376.html

не Иванка написал(а):

Древний сохранившийся гидроним «Явуза»  без обиняков и экивоков говорит, что древнее святилище и древний Москов окружали две реки Явь (Явуза) и Навь


Честно говоря, не убедили предыдущие ораторы. Если и возможны растительные ассоциации, связанные с рекой, то куда ближе будет сравнение не со стеблем овса, а с лозой. ЛОЗА - ЛУЗА - ЯЛУЗА.

Но это так, примерка... "АУЗА" в документах е, а "ЛУЗА" ни. Но, может, имеются документы, которые ученые проигнорировали, хотя они и доступны для изучения? Нашла же Иванка один такой документ с подписью, которую почему-то все толмачи переводят как Яуза, но судите сами:

МАСКВА - МАКОШЬ МАСКВА - МАКОШЬ
                                                               План Новой Немецкой слободы на Яузе (И.Р. Сторн, вид немецкой слободы в Москве на реке Яуза, середина 17 века)

Немецкий народ славится своей аккуратностью и орднунгом, вот и река, как видим, подписана: JAGUSA. Ой, люшеньки люли! ЙАГУСА, или ЯГУСЯ! Бабуся Ягуся, Гусь-река! Вот это славно! Макошь с Гусочкой-Уточкой!

Но кому-то понадобилось навести тень на плетень и... ЯГУСА(ЯГУЗА) стала ЯУЗА.

В народной памяти сохранилось также слово ЕГОЗА -"непоседа, беспокойный человек". А вот слово ЕЛОЗА (глагол "елозить") с похожим смыслом выпало из употребления. Реку вполне могли называть ЕГОЗА, ведь она петляет, бурлит, не стоит на месте.

Вывод: с возвращением буквы "Г" имя реки не только обретает своё изконное звучание, но также ИЗКОННЫЙ СМЫСЛ - ЯГУСЯ-егоза. Изконные слова всегда многозначны, поэтому мы не исключаем синонима "егозы" - ЕЛОЗА (о нём чуть позже).

Пока же, по поводу "елозы" добавлю, что в Коми АССР, Кировской и Вологодской областях РФ есть река ЛУЗА (приток р.Юга в бассейне Сев. Двины, а также приток р.Кожвы в бассейне Печоры).

Тут Вещие жёны мы рассматривали применительно к Макоши такие символы изобилия, как КОШЕЛЬ и КУШ. Интересно, что нариц. ЛУЗА также выступает в значении «кошель» (Даль); «кисель или жидкая каша из муки, толокна» (СРНГ).

Ну, а игрокам в биьярд д.быть известна ещё одна ЛУЗА: отверстие с подвешенным к нему сетчатым мешочком (КОРЗИНОЧКОЙ) по углам бильярдного стола (всего шесть отверстий).

Положить шар в лузу: МАСКВА - МАКОШЬ

Но вернёмся к историческому центру МОСКВЫ, есть ли там что-либо подобное? А как же:

Коше́льная слобода́, Кошели́
— дворцовая слобода Земляного города находившаяся в устье Яузы с Москва-рекой, со стороны улицы Солянки и Устьинского проезда у Яузских ворот Белого города.
Происхождение названия
Относительно происхождения названия бытует несколько версий.
• В XVII веке эта территория была заселена мельниками, изготовлявшими муку крупного, кошельного помола, шедшую через кошели — мельничные рукава (отсюда и название). До конца XVIII в. здесь существовали водяные мельницы.[2] Кроме того, на планах XVII в. отчётливо видны изображения мельниц на месте Кошельной слободы.
• Слово "кошель" произошло от слова "кош" и означает складную корзину, плетёный или вязаный кулёк, короб.
• Кошелями называли снаряд для ловли раков, состоящий из двух сплетенных из лозы и вложенных один в другой конусов. Кошели ставили на проточных травянистых перекатах около берегов. [4] Предполагают, что слобода называлась по этим приспособлениям — Кошельной, а ловцы, стало быть, поставляли свежих раков царскому дворцу.
• В XVIII — XIX веках в Кошелях селились дворяне и купцы. Здесь проживали богатые купцы, у которых в кошельках всегда «водились» деньги.

МАСКВА - МАКОШЬ
Место впадения Яузы в Москва-реку

Там же, поблизости от устья Яузы с Москва-рекой, на одноимённых прудах были устроены Серебрянические бани:

МАСКВА - МАКОШЬ

Фильм Яуза-река (1976)
http://video.yandex.ru/users/oleg-vasilenk/view/369/

Отредактировано Иванка (2014-03-13 01:42:52)

12

Сва, очченно тебе благодарна за поддержку и развитие скоморошье-арлекинской темы, а ведь ты её ещё когдаааа поднимала, но Иванка ведь Жирафа-ха... Если бы не любовь к ОЛЕНЯМ с детства, то и по сей день бы облака рожками подпирала... Но ведь что-то толкнуло Иванку в бок начать КОМЕДИЮ МАСОК  :D

Иванка написал(а):

Лужники — московский топоним

Иванка написал(а):

Луг Великий противу города за рекой

Иванка написал(а):

Харалужный


Кто ищет, тот всегда найдёт! Да и как не искать тому, кто живёт всю жизнь на том самом Великом Лугу, под самым боком у Пятницы-Пядницы, где рядышком да в Кузнецкой слободе ковались мечи харалужные! Где всё под боком: и Кадаши, и ЯГиманка, и Толмачи, и Ордынка, и... ... ..., и даже Крымский брод - ой-ёй!

Исполать тебе, Москва-матушка, Царица Амазонская! Не боись, мы на этом не остановимся, потрясём мошны церковные, где под спудом лежат подлинные имена Твоих рек, святилищ в Бору и слобод свободных...

До этого Иванка, оттолкнувшись от МАСКИ СЕДОЙ МАКОШИ, ведомая чистой интуицией, шла наощупь, а теперь сомнений не осталось:

"Запреты на обряды встречаются еще в XI в.: в проповедях митрополита Луки Жидяты содержатся выпады против "москолудства", т.е. переряживания".
"Церковные  поучения  XI—XII  веков объявляют грехом и ряжения, к  которым  прибегали  скоморохи:  «Москолудство вам братие нелепо имети».

А.М. Тюрин.  МАСКА
Реплика на статью академика А.А. Зализняка «О профессиональной и любительской лингвистике»

Одна из посылок академика А.А. Зализняка [Зализняк, 2009], обосновывающая порочность альтернативной лингвистики (в его терминах «любительской»), сводится к тому, что только представители официальной лингвистики (в его терминах «профессионалы») способны правильно определить этимологию рассматриваемых слов. Альтернативные же лингвисты в этом вопросе погрязли в фантазиях. «Например, мы читаем, что слово маска произведено от глагола мазать, – это якобы «нечто намазанное на лицо». Хотя достаточно заглянуть в словарь Фасмера, чтобы узнать, что слово маска пришло в русский язык из немецкого Maske или французского masque.». Мы не будем обсуждать собственно версию этимологии слова МАСКА, приведенную академиком в качестве примера. Рассмотрим более важный вопрос. Академик косвенным образом утверждает, что у лингвистов не имеется проблем с этимологией слова МАСКА и его русские корни исключаются. Так ли это? 
По совету академика смотрим статью МАСКА в словаре М. Фасмера [Фасмер]. «Через нов.-в.-н. Маskе (XVII в.; см. Шульц – Баслер 2, 83) или франц. masque из ит. maschera (см. Литтман 100; Клюге-ГеЁтце 379; Гамильшег, ЕW 697).». В немецком языке слово МАSKЕ появилось достаточно поздно. Указано итальянское слово MASCHERA из которого, по мнению М. Фасмера, образовались немецкое МАSKЕ и французское MASQUE. В церковнославянском словаре приведена следующая информация [Церковнославянский словарь]. «Машкара = маска, личина, костюмъ шутовской; польск. maszkara.». Слово МАШКАРА стало известно на Руси из писем князя Курбского. Как мы понимаем, они были написаны после побега князя в Литву (1563 год), но до его смерти (1583 год). Таким образом, в 1583 году слово MASZKARA уже было в польском языке. Напомним, что в немецком языке слово МАSKЕ появилось только в 17 веке.
В словаре П.Я. Черныха [Черных] приводится более полная информация по слову МАСКА. В славянских языках оно имеет три формы МАСКА, МАСКАРА и МАСКОВАК. Слово МАСКА автор словаря возводит, как и М. Фасмер, к немецкому и французскому словам. При этом указывает дату первого упоминания французского слова – 16 век. В свою очередь, немецкое и французское слова выводятся из итальянского MASCHERA и испанского MASCARA – «маска». В этой схеме заимствований просматриваются неувязки. В славянских языках имеется три формы рассматриваемого слова: МАСКА, МАСКАРА и МАСКОВАК, а в немецком и французском – только одна: МАСКа. Форма МАСКАРА могла попасть в славянские языки только из итальянского. Причем, это слово уже было в польском в конце 16 века. В свою очередь, итало-испанская MASCARA попало во французский в форме MASQUE (16 век), затем оно перекочевало в немецкий язык в форме МАSKЕ (17 век) и только потом в славянские языки. Почему итало-испанское слово MASCARA не могло попасть независимо во французский и славянские языки в форме МАСКа? Почему оно обязательно должно сначала попасть в немецкий, а только потом в русский и другие славянские языки? На основе этимологических, хронологических и географических критериев можно сделать однозначный вывод: версия о происхождении русского слова МАСКА из немецкого МАSKЕ притянута профессиональными лингвистами (П.Я. Черных, М. Фасмер, А.А. Зализняк) за уши.
Локализовав слова MASCHERA и MASCARA в итальянском и  испанском языках, П.Я. Черных идет дальше. Он возводит их к арабскому слову MAS?ARA – «насмехаться, делать смешным, высмеивать; насмешка, шутка». Мы пойдем еще дальше и заявим, что арабское слово MAS?ARA имеет глубокие славянские корни. Его родственные слова указаны в переводе на русский язык. В более общем звучании это СМЕХ, СМЕШНО, СМЕШНОЙ. Славянское слово МАСКА соответствует славянскому же слову наСМЕШКА. А арабское слово MAS?ARA – это русское слово наСМЕШКА с вставленным в него дополнительным суффиксом АР. Тождество С_М = М рассмотрено ниже. Один из участников обсуждения нашей статьи на форуме Проекта «Цивилизация» (А.Н. Хрульков, ник – Николаевич) [http://www.newparadigma.ru/] дополнил обозначенную версию ключевыми словами: татарскими М?З?К – «шутка, забава, потеха», М?СХ?Р? – «насмешка, издёвка», и английским – MOCK «насмехаться, высмеивать, осмеивать, издеваться; поддельный». В казахском языке имеются аналоги татарского слова М?З?К: МАЗА? – «издевательство, издевка, ирония, насмешка», и МЫС?ЫЛ – «издевка, ирония, насмешка». Имеются аналоги и в карачаево-балкарском языке:МАСХАЛаргъа, CЕМКЕЛерге – «насмехаться». Обращаем внимание, что последнее слово прямо соответствует русскому СМЕХ. В крымскотатарском MISQIL (аМ+ИШ+аК+ЭЛЬ) – «насмешка». Это слово соответствует русскому наСМЕШКА.
Для того, чтобы разобраться с этимологией слова МАСКА достаточно сведений, приведенных в нашей другой реплике [Тюрин, 2010, АМ] на статью А.А. Зализняка. Лингвистический маркер АМ рассмотрен в статьях [Тюрин, 2008, Ам и Русь-Орда; Тюрин, 2010, Венгры, Лингвистика]. Самое общее его значение – женское начало. Одна из его распространенных форм – С_М, образовалась по правилу «ДЖ»кающей антисимметрии [Тюрин, 2009, Принципы лингвистики]: АМ = ДЖАМ = ЖАМ = САМ. М – редуцированная форма маркера АМ. Исходя из этого, разбивка родственных слов, куда входит и МАСКА, делается элементарно: СМЕХ (АМ+АК, АК – суффикс), СМЕШНО (АМ+ИШ+иН+О, ИШ, ИН и О – суффиксы), СМЕЯТЬСЯ (АМ+ИТЬ+СЯ, ИТЬ и СЯ – глагольные частицы), НАСМЕШКА (НА+АМ+ИШ+аК+А), МАШКАРА/MASCARA (аМ+ИШ+аК+АР+А, АК, АР и А – суффиксы), МАСКА (аМ+ИШ+аК+А). Скорее всего, слово МАСКА существовало в славянских языках относительно давно. МАСКА – атрибут языческих культов. Общее название языческого ритуала – что-то типа наСМЕШКА. Отсутствие слова МАСКА в церковнославянском объясняется его языческими корнями.
В арабском языке слово наСМЕШКА присутствует в форме MAS?ARA, в татарским – М?З?К и М?СХ?Р?, казахском – МАЗА? и МЫС?ЫЛ, карачаево-балкарском – МАСХАЛАРГЪА, CЕМКЕЛЕРГЕ, крымскотатарском – MISQIL. В словаре [Черных] приведены формы слова МАСКА в чешском (MASKA, MASKARA) и польском (MASKA, MAKOWAC)  языках. В польском языке имелась и форма MASZKARA [Церковнославянский словарь]. В неславянских европейских языках это слово имеет формы MASCHERA (итальянский), MASCARA (испанский), МАSKЕ (немецкий), MASQUE (французский), MASK (английский). Имеются и два слова производных от MASCARA – МАСКИРовка и МАСКАРад. На основе вышесказанного можно сделать два вполне определенных вывода. В языках народов Евразии существовало две формы слова наСМЕШКА – МАСК(А) и МАСКАРА, которые имели значения «насмехаться, высмеивать; насмешка». От них образовалось две формы слова МАСКА. То есть, французское MASQUE не есть трансформированный вариант испанского MASCARA. Второй вывод тоже вполне определенный. Основой всех рассматриваемых слов (их корнем) является маркер АМ.
Нашу версию о корне АМ мы  можем подкрепить другой коллекцией слов. В нее включены английское MOCK (аМ+АК), французское MOQUER (аМ+АК+АР) – «глумление, издевка, насмешка», немецкое MOKIEREN (аМ+АК+АР+ИН) – «насмехаться, иронизировать», испанское MOFAR (аМ+ОВ+АР) – «насмехаться, издеваться», и итальянское MOTTEGGIARE (аМ+ИТЬ+АК+АР) – «насмехаться (над), осмеивать». Эти слова имеют структуру АМ+(суффикс АК или ОВ, или глагольная частица ИТЬ). Русскому слову СМЕХ соответствует английское MOCK (аМ+АК), французское MOQuer, немецкое MOKieren и карачаево-балкарске – CЕМКелерге. Итальянское MOTT(EGGIARE) соответствует русскому СМЕЯТься. Испанскому MOFar соответствует испанское же CAMUFlar – «маскировать». КАМ – еще одна типовая форма маркера АМ. АМ = ДЖАМ = ЖАМ = ГАМ = КАМ. То есть КАМуфляж и Маскировка – это однокоренные слова. Третья коллекция из [Церковнославянский словарь]: ПОСМ?ВАТИ –«обращать в смех, издеваться», ПОСМИСАТИС? – «смеяться, шутить, издеваться». Их основой являются конструкции АМ+ОВ и АМ+ИШ.
В латинском языке нет ничего похожего на слова, приведенные выше, ни в значении «насмехаться», ни МАСКА. Последнее слово в нем звучит как LARVA (эЛЬ+АР+оВ+А) и PERSONA (ПЕР/АР+иШ+ИН+А). В казахском слово МАСКА звучит как ПЕРДЕ (ПЕР/АР+уД), в турецком ALAY (ЭЛЬ+ИЙ) – «злая шутка, насмешка». В русском языке вместо слова МАСКА использовали ХАРЯ (ХАР/АР+А) [Черных]. ЭЛЬ и УД – это лингвистические маркеры, означающие в первом приближении «социальное сообщество» [Тюрин, 2008, Эль, уд и Русь-Орда], АР – маркер фаллистического культа [Тюрин, 2008, Ар и Русь-Орда], означающий «мужское начало». В этом абзаце мы наметили еще две группы слов, означающих «насмехаться» и МАСКА, которые восходят к маркерам АР и ЭЛЬ. Имеются ли соответствующие слова, восходящие к маркеру УД? Да. ДРАЗНИТЬ (уД+аР+иШ+иН+ИТЬ). В английском это слово звучит как TEASE (уД+ИШ). Очевидно, в прошлом у народов Евразии существовала устойчивая традиция «насмехаться» над своими культами. Вернее, «насмехаться» было частью культов. Насмехались и в МАСКах. Семантика этого явления раскрыта в монографиях [Голубинский, 1900; Юрков, 2003]. Поэтому слова «насмехаться» и МАСКА оказались связанными между собой.
Отражением этих культов является МАСКАРАД (МАСКАРА+УД) и КАРНАВАЛ (КАР/АР+иН+ОВ+ЭЛЬ). Напомним, что маркеры УД и ЭЛЬ являются синонимами. Чем отличается МАСКАРАД от КАРНАВАЛА? На МАСКАРАДЕ люди были в МАСКАХ, а на КАРНАВАЛЕ в PERSONAх, ПЕРДЕх, и ХАРЯх. Были и в CAROTA (КАР/АР+ИТЬ+А или КАР/АР+УД+А ). Это МАСКА в каталонском языке.

Теперь можно рассмотреть вопрос о трактовке слова МОСКОЛУДСТВО
. Театровед Л.Н. Алабин в монографии «Церковь и театр» привел следующую справку. «Древнейшие документальные свидетельства о переряживании и соединённых с ним забавах на Руси восходят к ХI столетию и всегда заключают в себе строгое осуждение этой потехи, как и всякого иного проявления народного веселья вообще. Таково известное порицание «москолудства» в слове Луки Жидяты. «Москолудство», «москолудие» соответствует греческому «мимология», сюда же относятся слова: «москолудити», «мимологонменои» и «москолудъ» (Последнее слово употреблено в Житии Андрея Юродивого.). Обыкновенно производят это слово от «маска» = личина и «луда» = повязка или платье.» [Алабин]. Этой же версии придерживается автор монографии «Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре (XI – начало ХХ вв.)» [Юрков, 2003]. «От «москолудства» (т.е. ношение масок и костюмов) предостерегал архиепископ Лука в XI в.». Автор фундаментальных исследований по истории Русской Церкви Е.Е. Голубинский  в монографии «История Русской Церкви» [Голубинский, 1900] дает другую трактовку рассматриваемого слова: «Москолудство значить: зубоскальство, насмеxaнie надъ кемъ». То есть, это то, к чему мы пришли – наСМЕШКА. В словаре [Церковнославянский словарь] отмечено, что слово МОСКОЛУДСТВО неясное по значению. Одна из версий его трактовки – от МАСКА и ЛУДА – «испещренное театральное одеяние». Другие версии: «лицемерие», «мужеложство» и «скаредничество».
В словаре [Церковнославянский словарь] приведены и слова ЛУДА – «плащ, надводные камни, мель», ЛУДЫЙ – «глупый». ЛУДА (эЛЬ+УД+А) и ПЛАЩ (П_Л/ЭЛЬ+ИШ) – это однокоренные слова, а  ЛУДый (эЛЬ+УД) и ГЛУПый (Г_Л/ЭЛЬ+УД) – это две формы конструкции ЭЛЬ+УД. Отметим, что от этой конструкции образовано и слово с противоположным значением – ЛАДНый (эЛЬ+УД+иН). От самого общего значения конструкции ЭЛЬ+УД – социальное сообщество, произошло слово ЛЮД (эЛЬ+УД). ЛУД в древнерусском «дурак», «отсюда лужуґ, лудиґть «обманывать, вводить в заблуждение», укр. лудиґти, сербохорв. луґдити се «дурачиться, делать глупости», словен. luґditi «одурачивать, заманивать», чеш. louditi «сманивать, соблазнять», слвц. luґdit', польск. љudzicґ -- то же.» [Фасмер]. Тогда МОСКО+ЛУДство – «дурачится в МАСКАх». Это наша версия тоже вполне состоятельна. Но здесь имеются проблемы. Слово ЛУД имеет в латыни глубокие корни. LUDO – «играть (во что-л.); танцевать, плясать; играть на сцене, выступать; шутить, шалить; насмехаться, высмеивать; обманывать, надувать, дурачить), LUDUS – «игра, забава, шутка; публичные игры, состязания, зрелища; сценическое произведение, спектакль», LUDIO – «актёр, танцор или пантомим». М. Фасмер явной связи славянских и латинских слов не отметил. В этой ситуации мы поступим формально. Лингвистическую конструкцию МОСКО+ЛУДство можно перевести и как представление (LUDUS) в МАСКАХ. Это ничего не меняет. В соответствии с этой версией трактовки рассматриваемой конструкции слово МАСКА уже было в церковнославянском языке в 11 веке.
В соответствии с версией МАСКА+ЛУДА [Алабин; Юрков, 2003; Церковнославянский словарь] слово МАСКА в значении «маска» имелось в церковнославянском языке уже в 11 веке. Во французском оно появилось в 16 веке, в немецком – 17 веке. Так вот, яркой особенностью этой версии является то, что ее проигнорировали и М. Фасмер, и А.А. Зализняк. Если же эту версию принять во внимание, то из нее автоматически следует вывод: немецкое МАSKЕ и французское MASQUE являются заимствованиями из церковнославянского языка, возможно из древнеславянского.
Приведены в словаре  [Церковнославянский словарь] и три слова, ключевых для наших лингвистических реконструкций: древнеславянское  ЛО?ТЪКА – «маска», польское Л?ТКА – «кукла», и санскритское LAT – «ребячиться». Так же слово «кукла» звучит в чешском (LOUTKA) и сербском (ЛУТКА) языках. Этимология этих слов понятна. Они восходят к церковнославянскому ЛУДИТЬ – «обманывать, дурачиться» (ЛУТКА = эЛЬ+УД+аК+А). Отметим, что первоначальный семантический смысл куклы как раз и заключался в том, чтобы обмануть богов или духов, выдав ее за реальный объект, который она только символизирует. То есть ЛУТКА-кукла – это «обманка». Однако, вполне возможно, что ЛУТКА соответствует латинским словам LUDO, LUDUS, LUDIO.
По нашей версии, лингвистическая конструкция МОСКОЛУДство состоит из двух слов: МАСКА – в значении наСМЕШКА и ЛУТКА в форме ЛУДА – в значении «маска». Формальный ее перевод «насмехания в масках», смысловой наСМЕШКА, наСМЕХАНИЕ, выСМЕИВАНИЕ. Самое интересное то, что слово МОСКОЛудие почти в чистом виде имеется в казахском (МЫС?ЫЛ) карачаево-балкарском (МАСХАЛаргъа, CЕМКЕЛерге) и крымскотатарском (MISQIL) языках. В карачаево-балкарском языке оно дополнено суффиксами АР и АК.
Древнеславянское ЛУТКА (эЛЬ+УД+аК+А) соответствует латинскому  LARVA (эЛЬ+АР+оВ+А) – «маска», и турецкому ALAY (ЭЛЬ+ИЙ) – «злая шутка, насмешка». Два участника обсуждения сигнальных текстов настоящей статьи на форумах Сети независимо высказали следующую версию трактовки слов MAS?ARA, MASCHERA, MASCARA и MASZKARA. Это МАСКА+ХАРЯ. Тогда МАСКАРА и МОСКОЛУДие – это взаимные кальки. Такая трактовка возможна, но, по нашему мнению, ее соответствие реальности маловероятно. Слово ЛУТКА тоже является формой конструкции ЭЛЬ+УД. Но в английском слове DOLL (уД+ЭЛЬ) – «кукла», маркеры поменялись местами. Маркер ЭЛЬ имеется и русских словах КУКЛА (?+эЛЬ) и ЧУЧЕЛО (?+ЭЛЬ+О). ЧЕЛ в слове ЧЕЛО (ЭЛЬ+О) – это одна из форм маркера ЭЛЬ (ЭЛЬ = ДЖЕЛЬ = ЖЕЛЬ = ЧЕЛЬ). Отсюда ЧЕЛОВЕК (ЭЛЬ+ОВ+АК) – это просто член ЭЛЯ.
Мы наметили версию этимологии слова МАСКА: русское наСМЕШКА = славянское МАСКА (в значении наСМЕШКА) = татарское М?З?К = арабское MAS?ARA = славянско-западноевропейские МАСКА/МАSKЕ/MASCARA = международное МАСКАРАД. В соответствии с ней у этого слова славянско-тюркские корни. При этом, вовсе не обязательно, что слово МАСКАРАД произошло от МАСКАРА в значении МАСКА. Оно вполне могло произойти и от этого слова в значении наСМЕШКА. Особо отметим, что наша версия является прямым и непосредственным развитием версии П.Я. Черныха.
В отработке нуждаются и другие версии этимологии слова МАСКА. Например, МАСКА – как погребальный элемент некоторых культов, и МАСКА – как часть шлема. МАСКА вполне может быть атрибутом того, кого называют словом АМ. Это ШАМАН (ШАМ/АМ+АН) и КАМ (АМ). ШАМ и КАМ – формы маркера АМ. КАМ – ШАМАН в тюркском языке. В проработке нуждаются и экзотические версии. В тюркских диалектах первая буква слов Б часто переходит в М. В словаре [Этимологический словарь] приведены десятки пар таких слов. Одна из них: БАЛА и МАЛАЙ – «мальчик». Так вот, слово МАСКА вполне могло образоваться от слова БАШКА – «голова». Могло оно образоваться и от тюркского слова МЕШ (аМ+ИШ) – «бурдюк, мешок из козлиной шкуры; шкура козы снятая чулком» которое соответствует русскому МЕХ (аМ+АК). Заслуживает внимание и слово МИНА (аМ+ИН+А, ИН и А – суффиксы) – «выражение лица». Его корни профессиональные лингвисты потеряли во французском языке 15 века – MINE [Черных]. Но они благополучно присутствуют в древнетюркском – ME?IZ (аМ+ИН+ИШ) – «облик, внешний вид, наружность, внешность» [Древнетюркский словарь], и современном тюркском – МЕ?ИЗ (аМ+ИН+ИШ) – «лицо» [Этимологический словарь], языках. Конечно, нужно четко обозначить и соотношение слова МАСКА со словами МОЗАИКА и МУЗЫКА. (+АМАЗОНКА - МЧ). Они отличаются только формой гласных звуков.
Общие выводы однозначны. П.Я. Черных при рассмотрении этимологии слова МАСКА не принял во внимание тюркский язык и не увидел в русском языке прямые аналоги арабского слова MAS?ARA. М. Фасмер профанировал этимологию слова МАСКА, сведя ее к «через немецкий или французский языки». А.А. Зализняк, дополнив профанацию фразой «достаточно заглянуть в словарь Фасмера», вывел ее на более высокий уровень.http://new.chronologia.org/polemics/turin2010_maska.html

Источники информации
Алабин Л.Н. Церковь и театр. http://portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2706 CREDO.RU http://portal-credo.ru/
Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. М., 1900; История Русской Церкви. М.: Общество любителей церковной истории, 2002. 2 т. http://www.i-u.ru/biblio/archive/golubinskiy_ist/ Русский гуманитарный интернет-университет http://www.i-u.ru/
[Древнетюркский словарь] Древнетюркский словарь.
http://altaica.ru/LIBRARY/dts.htm Алтайское языкознание. http://altaica.narod.ru/
Зализняк А.А. О профессиональной и любительской лингвистике. «Наука и жизнь» №1 и №2, 2009. http://elementy.ru/lib/430720#5 Элементы. http://elementy.ru/
[Тюрин, 2008, Ам и Русь-Орда] Тюрин А.М. Ам и Русь-Орда. http://new.chronologia.org/polemics/tur … rda08.html Полемика. 2008. http://new.chronologia.org/polemics/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
[Тюрин, 2008, Ар и Русь-Орда] Тюрин А.М. Ар и Русь-Орда. http://new.chronologia.org/polemics/tur … rda08.html Полемика. 2008. http://new.chronologia.org/polemics/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
[Тюрин, 2008, Эль, уд и Русь-Орда] Тюрин А.М. Эль, уд и Русь-Орда. http://new.chronologia.org/polemics/tur … rda08.html Полемика. 2008. http://new.chronologia.org/polemics/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
[Тюрин, 2009, Принципы лингвистики] Тюрин А.М. Принципы Новой лингвистики. Электронный альманах Арт&Факт №1(11), 2009. http://artifact.org.ru/kalibrovka-teori … stiki.html Сайт Арт&Факт. http://artifact.org.ru/
[Тюрин, 2010, Венгры, Лингвистика]. Тюрин А.М. Анализ лингвистических данных, характеризующих венгров. http://new.chronologia.org/turin/
[Тюрин, 2010, АМ] Лингвистический маркер АМ в конструкции АМ+ИН/АН.
[Церковнославянский словарь] Полный церковнославянский словарь. Составил священник магистр Григорий Дьяченко. http://www.slavdict.narod.ru/
Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. http://chernykh-etym.narod.ru/
[Фасмер] Этимологический словарь Фасмера. http://vasmer.narod.ru/
[Этимологический словарь] Этимологический словарь тюркских языков. http://altaica.narod.ru/LIBRARY/edtl.htm Алтайское языкознание. http://altaica.narod.ru/
Юрков С.Е. Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре
(XI-начало ХХ вв.). СПб., 2003, с. 36-51. http://ec-dejavu.ru/s/Skomoroh.html DEJA VU http://ec-dejavu.ru/

________________________________
Р.S. Браво! Лёд тронулся! Автор - просто молодчина, не первый раз убеждаюсь в его честности и профессионализме!

Ну, а теперь сопоставим узорный ЛУД, КЛЕТКИ Арлекина, ВЫШИВКУ на одежде славян и индейцев... всё это одного ПОЛЯ ЯГОДЫ...

Отредактировано Иванка (2014-03-14 01:45:42)

13

Ох, Иванка, Сва тут заплутала в постоянно меняющихся слогах!  :)

Иванка написал(а):

PERSONAх, ПЕРДЕх, и ХАРЯх.


Но Ферсу всё таки проглядывает, остался вопрос с чирьем/рогом, и что же всё таки это было маска, смех или человек...

Интересны ещё слова "лужа" (с водой которая) и "лудить" (лужение как покрытие защитным слоев от окисления). Отличное расследование!

С испанского слово perdiz переводится, как куропатка.

14

Foxes написал(а):

Интересны ещё слова "лужа" (с водой которая) и "лудить" (лужение как покрытие защитным слоев от окисления).


Ну дак это легко разгадать - и ЛУЖА и ЛУДИТЬ связано с ЗЕРКАЛАМИ.

А вот с чирьем-рогом задачка посложнее.

15

Иванка написал(а):

Ну дак это легко разгадать - и ЛУЖА и ЛУДИТЬ связано с ЗЕРКАЛАМИ.


Естессно! Но в свете вышеприведённого исследования нужно подумать про зеркала возможно более шире или посмотреть другим взглядом, ну это потом, мы зеркала ещё не разбирали толком.

Иванка написал(а):

А вот с чирьем-рогом задачка посложнее.


Согласна!

16

Foxes написал(а):

Естессно! Но в свете вышеприведённого исследования нужно подумать про зеркала возможно более шире или посмотреть другим взглядом, ну это потом, мы зеркала ещё не разбирали толком.


Помалёху начали разбирать в разных ветках - глаза, полушария мозга, рефлексия и пр. Когда сказку о Мёртвой Царевне разбирали, там тоже про зеркало... Правда, выводов пока не сделали толком. Стало быть, Зазеркалье... Персона-ПАРСУНА... 

Сва, с ПАРСУНОЙ, ОБЛИЗЬЯНОЙ и пр. нам может помочь "Венецианский купец" Шекспира. Думала-гадала, куда его пристроить... Новый подфорум открывать? Стоит ли? Может, в "Четвёртое измерение", где у нас "Король-олень" с "Барсовой шкурой"?  Как думаешь?

Отредактировано Иванка (2014-03-14 11:22:11)

17

Иванка написал(а):

Может, в "Четвёртое измерение", где у нас "Король-олень" с "Барсовой шкурой"?  Как думаешь?


Давай, конечно, хорошо!

18

А. А. Гатцук был членом-основателем Московского Археологического Общества, известен как исследователь курганов Московской губернии. Он предполагал, что Москва-река служит резкой археологической границей. Он указывал, что к югу от Москва-реки жили родственные, хотя и разновременные, финские племена, а к северу по его мнению были следы славянского племени. В качестве члена Археологического Общества А. А. Гатцук настаивал на систематическом наблюдении за земляными работами в древних городах Руси. Когда на первом съезде организованном Московским археологическим обществом возник спор о происхождении слова «Русь», А. А. Гатцук не поддержал ни одну из сторон, а старался определить правильную форму для самого спора. В своих сообщениях «О каменных бабах Московской губернии» А. А. Гатцук принял участие в спорном вопросе о так называемых «каменных бабах».

Гатцук А. Заметка о каменных бабах близ Москвы

(Печ. по 3-й книге «Чтений» в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете 1870 года)

Кеппен указал Обоянский Уезд, как границу распространения на север древних человекоподобных каменных изображений, называемых в наших южных степях «бабами». Между тем известно, что под Москвою, именно в Кунцеве, в имении, принадлежавшем прежде гг. Нарышкиным, а ныне гг. Солдатенкову и Солодовникову, находится такое же точно каменное изображение. Появление его на столь отдалённом севере объяснялось прихотью барства прошедшего века, хотя, при отсутствии всяких положительных данных, первоначальное место нахождения этой «каменной бабы» в большом отдалении от усадьбы и парка (более чем на версту), в глуши леса, на высоком холме, или мысе, образуемом рекою Москвою, на так называемом «Проклятом Месте», где видны следы какого-то древнего кладбища [Прим.: К сожалению, это, признаваемое по догадке учёными татарским, кладбище доселе, как и многое в окрестностях Москвы, остаётся не изследованным.]. Несколько десятков лет эта «каменная баба» Кунцева обращала уже на себя внимание просвещённых русских людей и археологов; но всё это внимание ограничивалось лишь созерцанием древнего идола и упорным сохранением убеждения, что он перевезён сюда с юга России в недавнее время. На том всё и успокаивались, как успокаивались на многом, как успокаивались, например, и на мысли, что случайно найденные под Москвою и раскопанные Чертковым и Нечаевым курганы суть случайные могилы, какие-то «Татарские» курганы, покамест мне, новому в Москве человеку, не пришлось указать, что вся почва Московской губернии покрыта густо этими курганами, и что они не случайные, не Татарские, а курганы предшественников Славян в здешней местности. Так точно и в этом случае: никто, сколько мне известно, не полюбопытствовал доселе дознаться: не сохранилось ли у бывших владельцев Кунцева какого-нибудь письменного сведения, доказывающего, что действительно, по воле одного из их предков, или по какому-либо особенному случаю, издалека притащили сюда эту несчастную «бабу», и нет ли около Москвы других подобных «баб»? Спешу исправить дело, обращаясь ныне от имени науки к бывшим владельцам Кунцева с следующею покорнейшею просьбою: не благоволят ли они разыскать в своём семейном архиве какого-нибудь письменного приказания их предка времени Екатерины II касательно перевозки с юга России «каменной бабы», счёта, или какого-нибудь извещения об её доставке в Кунцево? Одним таким сведением они избавили бы нашу науку от напрасной потери времени, сил и издержек.
Не сомневаясь, что просвещённые Русские Бояре не оставят без внимания этой небольшой просьбы нашей науки, я считаю нелишним заметить, что в окрестностях Москвы найдена ещё одна «каменная баба». Именно, в сельце Зенине (в стороне, следовательно, прямо противоположной Кунцеву), в 21 версте на восток от Москвы, принадлежавшем, кажется, графу Сергею Петровичу Румянцеву, потом... Дивовой, и ныне принадлежащем госпоже Шалапутиной, близ пруда, и где находится памятник графу Сергею Петровичу Румянцеву, на небольшом холмике одиноко стоит себе каменная баба наших южных степей. Приезжающие гулять в Кусково и Зенино, где недавно ещё помещался, замечательный по породистому скоту, скотный двор, имеют обыкновение осматривать, между прочими достопримечательностями сельца Зенина, и каменную бабу, но никто доселе не считал нужным заявить науке об её существовании. Меня известил о ней знаток московских окрестностей, лектор французского языка и литературы при Московском Университете, А.П. Гемилиан, доставивший и предлагаемое при сём изображение её, снятое им карандашом с натуры в 1860 году. Размеры её на этом рисунке не вполне точны, но общее впечатление верно.

МАСКВА - МАКОШЬ

Таким образом мы знаем теперь о существовании под Москвою двух «каменных баб», и при подобных открытиях не можем быть уверены, чтобы не нашлось здесь этих «баб» ещё две, три, кроме двух находящихся уже в Москве. В Императорском Обществе Истории и Древностей Российских и в Румянцевском музее, привезённых сюда в 1839 году из Харьковской губернии Вадимом Пассеком, по поручению и при содействии упомянутого Общества. Новое данное, предлагаемое нами в настоящей Заметке, служит, по-видимому, к подтверждению мнения о перевозке каменной бабы в Кунцево в конце XVIII или в начале XIX столетия. Брат Канцлера, граф Сергей Петрович Румянцев, как любитель древностей и всяких курьёзов, мог перевезти «каменную бабу» в Зенино. Подражая ему, и Нарышкин мог перевезти другую «бабу» к себе в Кунцево. Но в таком случае старики-крестьяне здешних мест помнили бы появление около них чудной «бабы»; между тем, сколько я с 1857 года ни расспрашивал их, сколько ни возбуждал в них воспоминаний касательно диковинной «бабы», не мог, однако, вызвать что-либо путное. «Давно, говорят, было, до нашей памяти». Но спросите их о курганах, они прямо вам скажут: «Это было, когда Литва находила». Следовательно, помнят, быть может, набеги Литвы 1612 года, быть может, XV и XIV века; помнят времена Екатерины II, поскольку они отразились на окрестных местах; до мелочей помнят 1812 год и последующие события, касавшиеся здешних мест. Как бы, кажется, не помнить им появления чудной «бабы» на «Проклятом Месте»? Когда они были мальчишками, часто должны были заглядываться на это новое явление. А между тем они не помнят появления здесь этой «бабы»... Впрочем, быть может, мои расспросы были недостаточно тщательны или неудачны.
Позволю себе в заключение прибавить ещё одну заметку, заметку касательно «каменных баб» вообще.
За весьма малым исключением, почти все они изображают людей типа «прогнатического» (с значительно развитою, выдающеюся нижнею частию лица), отличающегося от прочих типов «прогнатизма» развитием широты лица на счёт верхней части черепа. Зная, что, несмотря на грубость искусства у младенческих народов, изображения ими людей и животных отличаются вообще верною передачею общих черт типа, мы не можем не признать, что в наших «каменных бабах» верно изображены общие черты типа того народа, который их произвёл [Прим. Профессор Богданов в своей диссертации: "Антропологические материалы для курганного периода племени московской губернии" 1867 г., развивая заметку академика Бера об одном черепе московских курганов, доходит до крайности в своём стремлении развить у первожителей Московской губернии "прогнатизм" и "долихоцефализм" (см. мою статью в ЧОИДР. 1869 г., кн. 4.). Почтенному профессору стоило бы найти в Московской губернии побольше "каменных баб", и он вернее достиг бы своей цели]. Кто же был этот народ? К какому времени отнести происхождение этих «баб»?
Понимаю, что этот, не новый в науке, вопрос требует, для решения его, не лёгкой заметки, а целого исследования. Но как я не собираюсь окончательно решать вопрос и не желаю утомлять моего учёного читателя повторением известных ему сведений и данных для того только (как это зачастую делается), чтобы высказать одно, другое, более или менее своеобразное соображение, то и ограничиваюсь скромною заметкой. Иное дело, если бы соображение это заняло науку и последняя потребовала бы представления не одних выводов из личных исследований, но наглядного сочетания всех известных и не известных ей данных, тогда можно будет представить и 5 исследований, начиная каждое если не от Адама, и даже не от Авраама с его отцом, то, по крайней мере, со свидетельством Византийских писателей и до Записок Российской Академии Наук включительно.
Византийцы, как известно, ничего не говорят о «каменных бабах» наших степей. Молчат о них и арабские писатели. Молчат и русские свидетельства древности. Только свежий глаз Европейского посла в Орду в XIII веке замечает их здесь, как давнишних идолов, и, хотя не совсем ясно, но приписывает их местным кочевникам, половцам. Но не ошибся ли этот правдивый вообще путешественник? К XIII веку следует отнести употребление в Придонских и Приволжских степях этих идолов, или к более отдалённому времени и, следовательно, признать их не половецкими? Не простое ли это соображение заезжего европейца, которому татаре, или даже половцы, только рассказывали об этих степных идолах? Лет 30 тому назад путешественники наши видывали в степях цыган, «творящих игрищи поганьскыя» вокруг «каменных баб». Цыгане видели в этих каменных изображениях не только просто людей, почему-то окаменевших, но существ близких их духу, предков своих, родственные их божества. Вот как мало младенцы-народы знакомы с антропологией! Им достаточно встретить родную их духу обстановку, родную им степень скульптурного искусства, чтобы принять изваянную обезьяну за своего окаменевшего предка. Здесь действует тот же закон, как у нашего простолюдина и старообрядца, смотрящего с подобающим почтением только на те иконы, где лики Святых изображены по известному стилю и, главное, не похожи на обыкновенных людей. Разве половцы, блуждая по нашим степям, не могли также, как цыгане, признать эти каменные изображения за своих идолов?
Половцы прибыли к нам из-за Волги, во время господства уже в России и Средней Азии так называемого железного века. Между тем, всматриваясь в украшения, изображаемые на «каменных бабах», мы нередко встречаем украшения стиля чисто медного (бронзового) века, могущие объяснить употребление той или другой вещи. Так, напр., груди некоторых «баб» прикрыты двойным плоским завитком, совершенно подобным тем, какие находят в Западной Европе в могилах бронзового века и употребление которых можно было объяснять различно. На одной из «баб», помещающихся во дворе Харьковского университета, я заметил тоже такое украшение и полагаю невозможным считать это за попытку грубого ваятеля изобразить возвышения груди, тем более что изображена здесь и линия проволоки, соединяющая оба завитка. То же замечаем мы в изображениях браслетов и проч. Далее, в одном из исследованных мною по верховьям Донца курганов, в большом кургане, совершенно подобном тем, на которых стоят «бабы», я нашёл, при горшках с удлинённым горлышком, признаки чисто бронзового века. Наконец, в Харьковской, Полтавской, Екатеринославской и Херсонской губерниях, а равно и вверх по Днепру, мы находим в огромном количестве и разнообразной формы медные стрелы — свидетелей медного века тамошних мест.
Сколь ни скудны эти данные, но всё-таки они дают право относить происхождение «каменных баб» к тому времени, когда у народа, производившего их, господствовал (по крайней мере, относительно украшений) вкус бронзового века; а у половцев он едва ли уже мог сохраниться; в России, следовательно, они, или, по крайней мере, некоторая часть их, не могут быть признаваемы за половецкие: это произведения более отдалённого времени, чем время появления половцев в наших степях. Впрочем, нужно принять и то в соображение, что однажды созданный художественный тип младенческие народы повторяют со всеми подробностями, со всеми принадлежностями, в течение
многих сотен лет так же рабски, как наши древние иконописцы следовали «Подлинникам».
Доселе, сколько мне известно, не исследован тщательно камень, из которого сечены эти «бабы»: принадлежит ли он к породам, встречающимся на поверхности наших степей, или привозной? Все эти «бабы», сколько могу судить, сечены из камня одной породы.
А. Гатцук, 24 июля 1870. Москва.

Прим.:[/i]

1 К сожалению, это признаваемое по догадке учёными Татарскими, кладбище доселе, как и многое в окрестностях Москвы, остаётся неисследованным.

2 Профессор Богданов, в своей диссертации «Антропологические материалы для курганного племени Московской губернии» 1867 г., развивая заметку академика Бера об одном черепе Московских курганов, доходит до крайности в своём стремлении развить у первожителей Московской губернии «прогнатизм» и «долихоцефализм» (см. мою статью в Чт. Общ. Ист. И Др. Росс. 1869 г., кн. 4). Почтенному профессору стоило бы найти в Московской губернии побольше «каменных баб», и он... достиг своей цели.

3 Г. Мурзакевич, на Археологическом съезде в Москве 1868 г., высказал мнение, что большую часть этих стрел должно признать за стрелы греческого происхождения. Но такой же точно работы стрелы мы встречаем не только в Литве и под Москвою, но даже в Пермской губернии и на Алтае, куда произведения греческого искусства не могли заноситься в большом количестве.

http://trojza.blogspot.ru/

"Каменные бабы" в окрестностях Москвы
http://trojza.blogspot.ru/2013/08/blog-post_8.html

см. тут фото Каменная баба из усадьбы Митино. Орехово-Зуевский Историко-краеведческий музей.  Фотография: А. Послыхалин, 2013.

19

Иванка написал(а):

в одном из исследованных мною по верховьям Донца курганов, в большом кургане, совершенно подобном тем, на которых стоят «бабы», я нашёл, при горшках с удлинённым горлышком, признаки чисто бронзового века. Наконец, в Харьковской, Полтавской, Екатеринославской и Херсонской губерниях, а равно и вверх по Днепру, мы находим в огромном количестве и разнообразной формы медные стрелы — свидетелей медного века тамошних мест.


Всегда думала, что каменные бабы однозначно половецкие...у нас их полно. А они, оказывается, если верить этой версии, намного древнее...из бронзового или даже из медного века. :surprise:


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Места Силы » МАСКВА - МАКОШЬ