КНИГА МАТЕРЕЙ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Четвёртое измерение » Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре


Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре
http://az.lib.ru/b/balxmont_k_d/text_0490.shtml  (в переводе К.Бальмонта)

Шота Руставели. Витязь в тигровой шкуре (пер.Н.Заболоцкого)
http://lib.ru/POEEAST/RUSTAWELI/rustave1.txt

Также одним из лучших переводов поэмы считается украинский, принадлежащий Миколе Бажану.

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Константин Бальмонт: Великие итальянцы и Руставели

       
       Наклоняясь над глубоким колодцем Любви, и в зеркальной грезе вопрошая себя, кто из великих Красиволиких, начальных столетий нашего тысячелетнего цикла, заглянул в этот колодец так глубоко, что нашел бессмертные слова о Любви, среди всемирно прославленных я нахожу имена -- Руставели, Данте, Петрарка, Микеланджело. И в звездной грозди четырех этих имен, сияющих, как полупрозрачные вазы, в которые заключен светильник, певучее имя Руставели мне кажется наиболее справедливо вознесенным. Мне хочется быть доказательным.
       Между четырьмя этими гениями есть столько черт сходства в благоговейном отношении к Женщине и в поэтически-сердечном их положении по отношению к Любимой, что сравнивать их не только можно, но и должно. Каждый из них -- на горной вершине высокой Любви, каждый из них песнопевец Любви, как благоговения, каждый разъединен с любимой, и любит в невозможности соединения. Беатриче -- и Данте, Лаура -- и Петрарка, Виттория Колонна -- и создатель гигантских изваяний, который и в любовных канцонах не перестал быть ваятелем, только стал нежным, борец Михаил с именем ангела, царица Тамар -- и поэт-крестоносец, влюбленный рыцарь, пронзенный любовью инок, смешавший в словесном поцелуе имя бога с именем любимой, народный певец, сазандар всей Грузии, Руставели. Четыре обожествителя Любви, знавшие лишь одно прикосновение к любимой, -- влюбленный поцелуй души, через дрожащее музыкой слово, к имени любимой приникновение такое преданное, такое лелейное, такое вечно-новое в своей повторности, что имена этих любимых стали звездами на Земле, и светят неисчислимым любящим, внося в их любовь отображенное благородство, как темная Луна от золотого Солнца навсегда сделалась золотистой и серебряной.
       Данте любит Беатриче, эту ангелицу юнейшую, quest' angiola giovanissima. Он полюбил её ребенком, когда ему было девять лет, а ей восемь. Она явилась ему облеченной в благороднейший цвет, в пурпурный, опоясанная и нарядная, и через девять лет она явилась ему юною мертвой. В час ее смерти блуждают женщины, распустив свои волосы, Солнце меркнет, уступая свое место Луне, птицы падают в воздухе, ангелы улетают на Небо с Земли, и пред ними к Небу восходит облачко, и все они поют "осанна". Позднее, когда все бури жизни пронесутся над поэтом, и, побывав в аду, он изойдет оттуда с обожженным лицом и горючим сердцем, Беатриче будет его путеводительницей, его Серафитой на горных тропах духовного восхождения.
       Все это тонко, изящно, возвышенно, как итальянская религиозная живопись, как самый итальянский язык, сладчайший, созданный им, певцом Беатриче, как веерные пинии на жемчужно-опаловом небе вечерней Италии, как цветные окна итальянских церквей, как паутинные логические построения высокой схоластики. Да, не всклики Любви и не вулканное ее красноречие, а сладостно-холодное удовольствие поэтической математики. Беатриче безкровна. Это высокая греза, это благоговейная созерцательность, это священный талисман, благороднейшей работы медальон с красивым женским ликом и вложенной в этот малый ковчег прядью волос любимой. Но женщины тут, в конце концов, нет. Греза тут и греза где-то. Разъединенность сердца с грезой здесь меня не трогает.
       Другой утонченник итальянского поэтического слова, без устали играющий словами Лаура и лавр, Петрарка, строит призрачные словесные замки, где много красивой резьбы, нарядных тканей, хорошие сады, хорошо настроенные музыкальные инструменты, и по садовым дорожкам здесь ласково бродить и мечтать. В его поэзии спокойно-прекрасные образы. Являя перед нами свою любимую, Петрарка с любующимся изяществом говорит, что глаза ее, когда они светят через покров, точно звезды, блуждающие в воздухе после ночного дождя. Белокурые локоны ее, свободно развившиеся вкруг ее шеи, и щеки, украшенные нежным огнем, кажутся ему белыми и красными розами, только что сорванными и поставленными в золотой сосуд. Как испанские народные певцы, но менее страстный, чем они, Петрарка любит в стихах любовную систематику, распространенный конспект чаровании женского лица. Он не знает, смертная ли это женщина, или быть может богиня, оживляющая Небо вокруг себя. Ее голова -- чистое золото, ее лицо -- теплый снег, ее брови -- эбеновое дерево, ее глаза -- две звезды, ее рот -- розы и звезды, вздохи -- пламя, а слезы -- кристаллы. Где во всем этом Лаура как Лаура? Где здесь горячий воздух любимой женщины, огненного ангела с женским лицом? Все это эстетический список общих черт красивого лица. Никакой Лауры никогда Петрарка не любил, да и сомнительно, чтоб он кого-нибудь когда-нибудь любил. Его сладость, в длительности, лишь раздражает. Он сам утверждает: "Кто мог сказать, как он горит, в огне он малом". Это, положим, не так. И из дыма пожаров можно успеть крикнуть, как горишь. Пример тому -- Эдгар По и Бодлер в XIX веке, и Марло в XVI и в Грузии XII века -- Руставели. Но как бы то ни было, в этом умном и изящном изречении Петрарка сам произнес себе приговор. Гораздо красноречивее в своих поэтических вздохах и убедительно-вознесеннее в своих словесных достижениях, трогательный исполин, Микеланджело. За его словами чувствуется настоящая женщина, которая любима и которая достойна любви. И пусть пленительной итальянской женщине, Виттории Колонна, уже было чуть не пятьдесят зим, когда он полюбил ее, пусть ему было шестьдесят осеней, -- Эрос, всегда юный, есть бог без возраста. А выросшая из этой суровой временности преграда между любящими вместе с множеством иных преград, вплоть до смерти любимой, лишь утончили и обострили, не ошибающийся и без того, резец провидца, знавшего Сибилл. И прав тот итальянец, который сказал: "Другие -- говорят слова, Микеланджело говорит -- вещи".
       
       Кто силою меня приводит к ней?
       Увы! Увы! В какой я трудной доле!
       В тюрьме, хоть волен. Взят, хоть без цепей.
       Не протянув руки, лишаешь воли.
       Коль в цепи так легко тебе замкнуть сердца,
       Кто защитит меня от нежного лица?
       
       * * *
       
       Скажи, Любовь, когда б душа у ней, --
       Чей нежен лик, -- и состраданье знала,
       В ком было бы ума столь мало,
       Чтоб не желать себя предать всецело ей?
       А я? Чем мог бы ныне Служить ей больше, -- если бы она
       Была подругой мне, -- когда, служа врагине
       Люблю сильней, чем страсть любить тогда б должна?
       * * *
       Красавица моя быстра и так дерзка,
       Что в миг, когда, меня сразив, ее рука
       Железо в сердце погружает,
       И вот уж в ране острие,
       В тот самый миг она глазами обещает?
       Все счастие мое.
       
       И когда Микеланджело говорит:
       
       Amore e un concetto di bellezza
       Immaginata...
       Любовь есть представленье красоты
       Воображенной, там, в сокрытьи сердца,
       Сестра свершений, нежные черты, --
       
       чувствуешь, что здесь прошла буря, мнущая сгущенный воздух грозы, и в стройной изобразительности разрешающая дожденосную тучу освободительным ливнем с высокою радугой. Здесь прошла вплоть около души -- Женщина, высоким сердцем преображенная и явленная в вознесении. В этом великий художник-ваятель певец Италии есть родной брат певца царицы Тамар и озарителя той страны, где в юных сердцах еще больше огня, а под длинными ресницами, затеняющими глаза, дрожат в сокрытии еще более пламенные грозы.
       Разлучность Данте и Петрарки с любимыми их -- вымышленная, это красивый обман. Разлучность Микеланджело и Виттории Колонна так же смягчена их возрастом, как Новолунный серп мягчит истомно-розовый воздух вечернего осеннего неба, как шелест золотых листьев сентября примиряет с грустью осени. А разлучность с красавицей-царицей, которая есть царица сердца, разлучность в огненную пору жизни, когда все хотенья создают пожар, разлучность при встречах, разлучность в разлуке, разлучность монастырских одиноких черных ночных часов, над которыми все же и в мрак льются звезды, над которыми серебром убирает черный бархат та сестра свершений, та творящая мечта, что сделала из 6.000 строк эпической поэмы одно лирическое стихотворение, одну пронзенную солнечным лучом любовную песню, -- эта разлучность, с наклоненным над ней в веках утонченно-нежным ликом царицы Тамар, которая, будучи царицей семи царств, своими лилейными перстами вышивала ткани для бедных, есть лучший из четырех редкостных изысканно-прекрасных самоцветов, таящих свет Любви.

2

Иванка написал(а):

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре


Во-первых:

не ТИГРОВАЯ, а БАРСОВА шкура, или ЯГУАРЬЯ.

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Во-вторых:

Шота Руставели

ШО ТА РУС(ь) ТА ВЕЛИ(я) 

ШОТА - грузинская ( შოთა) форма имени Ашот от древнеперсидского(?) "огонь".

Что это ОГОНЬ, беЗспорно. Ср. аШОТ и ЖЖОТ (жжёт).

Ср. также ШОТА со ст.-слав. ЖИТА (ЖИТО) - от той же основы, что и ЖИТЬ. ЖИТО буквально — "то, что позволяет жить".

Таким образом, РУС(ь)-ТА ВЕЛИ(я) ЖИТА

Вот такая ОНА, Руставели Шота, с огоньком Жизни!  :flirt:

- о натяжках и недоразумениях с биографией автора "Витязя..." и пр.

Касаемо других героев и героинь эпической поэмы Руставели:

Царь РОСТЭ-ВАН сравни с РОСТОВ ВЕЛИ[КЫЙ] (поэтому такие трудности - ну просто полная безысходность! у иЗследователей с "биографией" АВТора грузинского (гРУ[о,а]З[с]Инского) эпоса "Витязя...")

Кто такие ТАРИэль и АВТандил? (на здешнем форуме все имеют мало-мальское представление об АВАТАРЕ и ТОРЕ). "Андил" то же что и "ангел" (ср. с Анджелой из "Короля-оленя" К. Гоцци; индийские али, к примеру, поклоняются богине АНГОЛАМАН).

РОСАН и РОДЬЯ - без комментариев.

Самое вкусное из имён собственных - это имя "индийской" царевна НЭСТАН-ДАРЭДЖАН (из-за которой сшибается столько копий и проливается столько горючих слёз):

НЭСТАН это НАСТЯ (Анастасис, или "воскресшая"), ДАР в расшифровке не нуждается, ДЖАН ("жизнь", "сила", "дух"), в итоге имеем ДАР ЖИЗНИ. Т.е. ВОЗВРАЩАЮЩАЯ К ЖИЗНИ.

АСМАТ, верная служанка царевны Нэстан Дарэджан. Асмат живёт вместе с Тариэлем, разделяя его горе и поддерживая в нём жизнь в ЛЕСУ (ПЕЩЕРЕ с сокровищами). АСМАТ то же, что и Ахмед, и АЗАМАТ («сильная, крепкая»).

АЗА + МАТ(ь)

АЗА ср. с ЗАЗА (ПТИЦА) и АЗЪ

НУ[а]РАДин-ФРиДОН, ФАТьМА (ср. с fatum) имеют отношение к городам с оччень интересными названиями.

КАДЖЕТИ - очень любопытное неприступное место в горах с высокой башней, где обитает колодовской народец КАДЖИ (со. с КИТЕЖ-КАТЁЖ).

ТИНАТИН(а) ср. с ТАНАТОС (Танатос и Эрос всегда в тесной спайке), а также ср. с ТАНЕЦ, а также с именами ТАТИАНА, ДАНАТОС и, наконец, ТУТА де ДАНАН.

В-третьих:

Сравни "Витязя..." Руставели с "Мёртвой Царевной..." Пушкина.

В-четвёртых:

Главные герои и героини представлены чёткими парами (как чет и нечет) ДВА плюс ДВА. Подобная ПАРНОСТЬ (двойственность муже-женского) соблюдена в "Короле-олене" К.Гоцци (см. по тексту: ДВА БОЛВАНА (истукана), ДВА ОЛЕНЯ(DEER); имя ТАР-ТАЛЬЯ намекает на ДВЕ КОЛОДЫ ТАРО (см. этимологию слова "колода", где среди прочих значений "короткое толстое бревно, толстый ствол упавшего дерева").

По ДВЕ ТУРЫ видим на противоположных друг другу половинках шахматной доски, т. образом ЧЕТЫРЕ ТУРЫ находятся по четырём углам РОМБА-ПОЛЯ. В славянских вышивках знак "засеянного поля" иногда подкрепляется вышиванием четырёх "башенок" по углам ромба.

Фрагмент поэмы "Витязь в барсовой шкуре":

       Автандилу отвечая, Тариэль сказал: "От рая
       Кто ж уходит? Сохраняя те хрустальные плоды,
       Ты ли, солнце, что с луною лишь недавнею порою
       Слито, -- в путь пойдешь со мною, убегая от звезды?"
       
       Автандил сказал: "Лукавишь, говоря -- меня оставишь.
       Сам уйдя, меня ославишь: "Он остался там с женой.
       Он таков. Судьба супруга". Чтобы кто оставил друга,
       Будь он с Севера иль с Юга, -- стыд сказать, какой дрянной".
       
       Тариэль блеснул улыбкой. Точно роза влагой зыбкой
       Иль серебряною рыбкой заигравшая волна. Молвил:
       "Мне с тобой разлука, о тебе томленье, мука.
       Так со мной же. В том порука, что судьба у нас одна".
       
       Автандил созвал дружины. Встали все как строй единый.
       Экий выводок орлиный. Тут сто тысяч есть бойцов.
       С хваразмийскими бронями, и арабскими конями,
       Позвенели стременами, и к войне тот строй готов.
       
       Две сестры в любви, бледнея, расставаясь, пламенея,
       К груди грудь, и к шее шея, плачут, сердце их клялось.
       И у тех, кто видит это, -- что в разлуке май и лето, --
       Нет в глазах скорбящих света, в зреньи все в душе сожглось.
       
       Если с Утренней Звездою Месяц вровень над чертою
       Гор, раскинутых грядою, вместе путь ухода им. Если ж
       Месяц зачарован, не уходит, как бы скован,
       И Деннице заколдован путь возврата к золотым.
       
       Тот, кто создал их такими, кто велел пребыть им -- ими,
       Повеленьями крутыми может их разъединить.
       Вот совсем они склонились. Роза с розой нежной слились.
       Те, что были там, дивились. Нити две, едина нить.
       
       Нэстан-Дарэджан сказала: "Если б я тебя не знала,
       Я бы рано не вставала, расставаясь здесь с зарей.
       Напишу. Пиши мне строки. Будем мы теперь далеки.
       Я тобой -- в горючем токе. Ты, вдали, зажжешься -- мной".
       
      Тинатин сказала: "Взгляда солнцесветлая услада.
       Правда ль нам расстаться надо? Как оставлю жизнь мою?
       Не о днях молю я бога. Лучше смерть пусть глянет строго.
       Дней тебе пусть даст он много. Столько, сколько слез пролью".
       
       И опять одна другую предавая поцелую,
       Делят скорбь они двойную. И оставшаяся здесь
       Взор к ушедшей устремляет. Оглянувшись, та сгорает,
       К ней свой пламень посылает. Кто рассказ доскажет весь? 

В-пятых:

Словосочетание АЛОЕ АЛОЭ (в разных вариациях) встречается в поэме как эпитет множество раз.

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Подумайте, почему "власть придержащая" так старалась ЗАБЫТЬ и ИСКАЗИТЬ подлинный текст "Витязя..." исправлениями и поздними вставками (напичкав воззваниями к "творцу"), а церковь объявила сию ПЕСНЮ еретической, всячески препятствуя её изданию... Но ПЕСНЯ РУС ТА ВЕЛИЯ передавалась нарадой из уст в уста, хотя и пострадавшая изрядно от богословского вмешательства в изначальный текст (подобно Нибелунгам и др.)...

В начале поэмы РУСТАВЕЛИ открыто заявляет о своей принадлежности ЛЕБЕДИНОЙ СТАЕ:

       О, теперь слова мне нужны. Да пребудут в связи дружной.
       Да звенит напев жемчужный. Встретит помощь Тариэль.
       Мысль о нем -- в словах заветных, вспоминательно-приветных.
       Трех героев звездосветных воспоет моя свирель. (ТАРИЭЛЬ-АВТАНДИЛ-ФРИДОН, ТРИ ТЕЛА ЧЕЛО-ВЕКА - И.)
       
       Сядьте вы, что с колыбели тех же судеб волю зрели.
       Вот запел я, Руставели, в сердце мне вошло копье.
       До сих пор был сказки связной тихий звук однообразный,
       А теперь -- размер алмазный, песня, слушайте ее.
       
       Тот, кто любит, кто влюбленный, должен быть весь озаренный,
       Юный, быстрый, умудренный, должен зорко видеть сон,
       Быть победным над врагами, знать, что выразить словами,
       Тешить мысль как мотыльками, -- если ж нет, не любит он.
       
       О, любить! Любовь есть тайна, свет, что льнет необычайно.
       Неразгаданно, бескрайно светит свет того огня.
       Не простое лишь хотенье, это -- дымно, это -- тленье.
       Здесь есть тонкость различенья, -- услыхав, пойми меня.
       
       Кто упорен в чувстве жданном, он пребудет постоянным,
       Неизменным, необманным, гнет разлуки примет он.
       Примет гнев он, если надо, будет грусть ему отрада.
       Тот, кто знал лишь сладость взгляда, ласки лишь, -- не любит он.
       
       Кто, горя сердечной кровью, льнул с тоскою к изголовью,
       Назовет ли он любовью эту легкую игру.
       Льнуть к одной, сменять другою, это я зову игрою.
       Если ж я люблю душою, -- целый мир скорбей беру.
       
       Только в том любовь достойна, что, любя, тревожно, знойно,
       Пряча боль, проходит стройно, уходя в безлюдье, в сон,
       Лишь с собой забыться смеет, бьется, плачет, пламенеет,
       И царей он не робеет, но любви -- робеет он.
       
       Связан пламенным законом, как в лесу идя зеленом,
       Не предаст нескромным стоном имя милой для стыда.
       И, бежа разоблаченья, примет с радостью мученья,
       Все для милой, хоть сожженье, в том восторг, а не беда.
       
       Кто тому поверить может, что любимой имя вложит
       В пересуды? Он тревожит -- и ее, и с ней себя.
       Раз ославишь, нет в том славы, лишь дыхание отравы.
       Тот, кто сердцем нелукавый, бережет любовь, любя.
       
       Той, чей голос -- звон свирели, нить свивая из кудели,
       Песнь сложил я, Руставели, умирая от любви.
       Мой недуг -- неизлечимый. Разве только от любимой
       Свет придет неугасимый, -- или, Смерть, к себе зови.

       
       Сказку персов, их намеки, влил в грузинские я строки.
       Ценный жемчуг был в потоке. Красота глубин тиха.
       Но во имя той прекрасной, перед кем я в пытке страстной,
       Я жемчужин отсвет ясный сжал оправою стиха.
       
       Взор, увидев свет однажды, преисполнен вечной жажды
       С милой быть в минуте каждой. Я безумен. Я погас.
       Тело все опять -- горенье. Кто поможет? Только пенье.
       Троекратное хваленье-- той, в которой все -- алмаз...

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Отредактировано Иванка (2013-12-29 20:42:04)

3

Иванка, неперевершено!  :love:
Тему приметила сразу, но руки не сразу дошли..., только вчера сидела на этом посте  потрясённая.... :cool:

Иванка написал(а):

Таким образом, РУС(ь)-ТА ВЕЛИ(я) ЖИТА


:shine:

Иванка написал(а):

Взор, увидев свет однажды, преисполнен вечной жажды
       С милой быть в минуте каждой. Я безумен. Я погас.
       Тело все опять -- горенье. Кто поможет? Только пенье.
       Троекратное хваленье-- той, в которой все -- алмаз...


Не ДУХ ли с ДУШОЙ молвят?!

Формула целостного (бриллиантового) сознания.

Иисус сказал им: "Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону, и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и верхнюю сторону как нижнюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним, чтобы мужчина не был мужчиной и женщина не была женщиной, когда вы сделаете глазА вместо глАза, и руку вместо руки, и ногу вместо ноги, образ вместо образа, - тогда вы войдете в Царствие"

Каждый человек смотрит на мир , через призму своего сознания. ЧЕРЕЗ свою ауру. Призмы восприятия у всех разные. Но в Духе Истины все едины. Только в нем. Дух Истины объединяет людей. Религии и догмы разъединяют.
Но прежде, чем призма восприятия станет бриллиантовой, она должна приобрести качества алмаза.
Алмаз - это графит, который долго спрессовывался под гнётом породы. И вызревал. Это - зрелое сознание. Мудрость веков. Но алмаз еще нужно ОГРАНИТЬ, чтобы он обрел дополнительные качества и способность фокусировать все лучи в одно.

" Мудрость - дочь опыта" Леонардо да Винчи.

Тот, кто имеет зрелое алмазное сознание, должен искать способ огранить его. До бриллиантового. На абразивном круге жизни. С помощью... другого алмаза.
Какие признаки есть у бриллианта? Как отличить настоящий бриллиант от подделки?
Бриллиант Алмаз, обладает необычайной крепостью, твердостью и неразрушимостью. "Алмаз алмазом режется" и граниться, только. Алмаз - неподкупный ...

Алмаз единственный из всех драгоценных камней, который способен фокусировать все лучи света в одну точку. Нет противоречий и ВСЕ соединяется в одно. Всему находится место. Потому ювелиры и рассматривают бриллиант в лупу, чтобы определить его подлинность по этому признаку.

Так вот, только подлинный "Алмаз неподкупный", способен соединять несоединимое. И видеть суть всего, без всяких противоречий. Лучшие камни называют бриллиантами чистой воды. Так же существенно, что другое название алмаза – Адамант, оно однокоренное с именем Адама «adamah» , изначального первозданного человека.
Опустив бриллиант в соляную кислоту, Вы не причините ему никакого вреда, а вот на подделке останутся пятна.
Поскольку твердость алмаза гораздо выше других драгоценных камней, он оставляет царапины на них. Сам остается невредим.

написала об алмазе, потому что часто встречается это слово в духовных практиках -

" Алмазная сутра",
"Алмазное сознание",
"Алмазная Душа"

Интересно о барсах, возможно вам уже это известно,но Лаодика не знала.

Сакральные поединки. Барс

Ирина Кашкадамова

                                            Жрец Богини Матери.

                          Лучше смерть, но смерть со славой, чем бесславных дней позор.
                          Шота Руставели.

Есть множество сходных названий, родственных культов, но при этом они имеют различие. Так Богиня Мать – название общего жречества культа барса. Великая Мать – относится к культу льва. Мать  или Всеобщая Мать – жречество культа пантеры. Все эти жречества имели свои нюансы и, следовательно, занимали свою нишу в социальной иерархии древнего общества.
Жречество Богини Матери было, прежде всего, военным жречеством. Воины прошедшие все ритуалы, входящие в культ барса, были телохранителями правителей. Это отборные конные дружины из 600 “барсов“ составлявших элиту воинства. Они подчинялись только своему командиру, и никому больше. Даже не подчинялись правителю, которого защищали. Верховным титулом командира барсов был Тархан (Тархун). Это позднее название, в отличие от самого культа, относится это название ко времени хеттов.

Дружины “барсов“ приглашали к себе разные правители. Было очень почетно иметь на своей службе “барсов“. Это одни из лучших наемников. “Барсы“ отличались своей неподкупностью и не вмешательством в политические дела государств, где несли свою службу. При этом это были подразделения, верные  свей клятве. Им присуща воинская честь и доблесть. “Барсы“ верны клятве, клятва для них Царь и Бог. Само понятие клятва (Единую славлю я)  для “барсов“ гипертрофированно возвышено.

Это, прежде всего, войско Богини Матери. В каждом государстве, где они несли свою службу, Богиня Мать имела свои именования (ипостаси), для “барсов“ это все равно была Единая. Сами “барсы“ называли Единую Дали. В Уруке это были войска Инанны (Богини Милостивой).  В Элладе Богиня Мать именовалась Герой (Ирой), “барсы“ были войсками Геры. На Кавказе и у славян “барсы“ войска богини Сва (Све) - сваны. В России Богиня Мать именуется Богородицей и “барсы“ её войска.

По эллински барса называли пардалис (;;;;;;;;) – пятнистая Дали. В Скандинавии “барса“ называют нимрод (нимродель). В библейских странах, где был распространен этот хищник и где, тоже, пользовались войсками “барсов“ их называли нимра (nimrah) или Бе;-нимра. В книги пророка Даниила Барсы определяли эмблему власти. “Барс“ как хранитель Власти был известен во всем Старом Свете. Эти кошки, так же и их культы были распространены по всем горным вершинам и горным низменностям. В древности считалось, что существует два типа барса: небольшой с длинным хвостом, и большой с коротким хвостом. Белый барс – ирбис нес на себе, в основном,  направление культа Вакха. Крупная рысь, весом около 80 кг, называлась черным барсом, это сакральное животное культа телохранителей.

Белый барс (снежный барс) – ирбис, Panthera uncia. Это крупная красивая кошка с пышной шерстью, относительно небольшой головой и очень длинным хвостом. Хвост барса, почти такой же длины, как тело вместе с головой. Ирбис имеет ряд свойств, характерных, по мнению некоторых исследователей, для мелких представителей семейства кошачьих: он не издает рычания, поедает пищу, припадая на брюхе к земле. Впечатляет длина прыжка барса, которая может достигать почти 15 м. Среди особенностей, отмечаемых специалистами - отсутствие страха перед человеком, что, возможно, явилось одним из факторов истребления барса. Около 50% встреч барса с человеком на неохраняемых территориях заканчивалось гибелью барсов (Смирнов и др.1991).
Далее по ссылке:
http://www.proza.ru/2013/03/17/1756

Отредактировано Лаодика (2014-01-01 15:02:28)

4

http://az.lib.ru/b/balxmont_k_d/text_0490.shtml
   
   1. Сказ о Ростэване, царе арабском (хотя в выбранном фрагменте речь больше о дочери Ростэвана ТИНАТИН - И.)
   
   Был в Арабии певучей царь от бога, царь могучий,
   Рати сильного -- как тучи, вознесенный Ростэван.
   Многим витязям бессменный знак и образ несравненный,
   Птицезоркий, в зыби пенной все увидит сквозь туман.
   
   Был красивым он и в слове. Дочь имел, дитя любови:
   Солнце -- очи, ночи -- брови, вся -- звезда среди светил.
   Петь о деве пышнокудрой может разве только мудрый,
   Облик девы чернокудрой многих вмиг поработил.
   
   Кто на это солнце глянет, вдруг ее рабом он станет,
  Сердце, душу, ум заманит та, чье имя Тинатин.
   Да навек пребудет славным, средь столетий полноправным,
   Это имя, солнцеравным, будет имя -- властелин.
   
   Царь, когда красы царевны в возраст влились полнопевный,
   Созвал знатных и, безгневный, посадил вокруг себя.
   Молвил: "Вот предмет совета. Роза знает время цвета.
   Отцвела, -- нет больше лета, -- сохнет, венчик свой дробя.
   
   Солнце всходит и садится. Село, смотрим, тьма дымится.
   Ночь безлунная клубится. День исчерпан мой сполна.
   Потускнела позолота. Старость -- груз. Нет горше гнета.
   Вот умру -- одна забота. И дорога всем -- одна.
   
   Где же свет, что тьму просветит? Пусть ваш разум мне ответит.
   Пусть венец чело отметит светлой дочери моей".
   Все ответили, вздыхая: "Речь твоя зачем такая?
   Роза, даже отцветая, всех душистей и светлей.
   
   И ущербный месяц ясен. Луч звезды вполне прекрасен, --
   Спор звезды с луной напрасен. Так, о, царь, не говори.
   От тебя и злое слово -- всем нам крепкая основа.
  Лик же солнца золотого, дочь твоя, светлей зари.
   
   Дай ей царство, дай царенье.
Быть женой ей назначенье.
   Но от бога смысл правленья ей указан с вышины.
   Отлучался ты когда-то, -- и сияла без заката.
   Уж когда в пещере львята, -- львица, лев вполне равны".
   
   Автандил вождя был сыном. Он в изяществе едином
   Кипарисом по долинам между стройными блистал.
   Как хрусталь был знаменитый, звездной шествовал орбитой,
   С Тинатин мечтою слитый, без нее он увядал.
   
   Как цветок среди тумана, страсть была в нем скрытой раной.
   Роза страсти, вновь румяна стала, чуть предстал пред ней.
   О, любовь есть истязанье. Тот, кто любит, весь -- терзанье.
   Все ж он жаждет приказанья углем стать среди огней.
   
   В час как деве безгреховной царь велел, беспрекословный,
   Власти дар приять верховный, веселился Автандил:
   "Тинатин -- как блеск запястья. Ей пристойно полновластье.
   Видеть солнце, -- это счастье, лик ее -- источник сил".
   
  Царь, как мрак дробя алмазом, повелел своим приказом:
   "Да пребудет царским глазом, царской волей Тинатин.

   Приходите все арабы. В похвалах не будьте слабы.
   Здесь -- сверканье, и когда бы ночь была, она -- рубин".
   
   Все арабы приходили. Знатных блеск умножен в силе.
   Видит крепость в Автандиле многотысячность бойцов.
   Весь порядок воинств явлен. И когда был трон поставлен,
   Всем народом он прославлен: "Свет его превыше слов".
   
  Тинатин, лицом сияя, воле царской послушая,
   Вся горела, золотая, и венец он возложил,
   Скипетр дал он чернобровой, дал ей царские покровы,
   И она звездою новой воссияла средь светил.

   

Иванка написал(а):

ТИНАТИН(а) ср. с ТАНАТОС (Танатос и Эрос всегда в тесной спайке), а также ср. с ТАНЕЦ, а также с именами ТАТИАНА, ДАНАТОС и, наконец, ТУТА де ДАНАН.


Этот перечень был бы неполным, если бы мы не добавили сюда ТИНА, или ТИНИЮ: в этрусской мифологии громовержец(а), входил(а) в триаду богов Тин - Уни - Менрва (ср. Юпитер - Юнона - Минерва).
На этрусском языке, олове (ср. с АЛОЭ, ЭВОЭ - И.) или tinš означает "день", а его множественное число - tinia, показывает управление течением времени (сравните "Седое время" и Древний изо Дней, Ветхий Денми).

Царь Ростэван состарился и передал власть дочери Тин-Тин. Так что ТИНАТИН, получается, ДЕНЬ за ДНЁМ (а Время с башни сыплет звон: ДИНЬ-ДИНЬ, ДОН-ДОН).
ЦАРЬ-ДЕВИЦА ТИНАТИН благословляет АВТАНДИЛА на подвиги, а именно на поиски и в помощь ТАРИЭЛЮ, удалившемуся в ПЕЩЕРУ в ЛЕСУ.

Лаодика написал(а):

всегда и везде :«шершэ ля фам»

Или НЕЧТО СРЕДНЕЕ, как устаревшее слово вТУНЕ, обзначающее "напрасно, безвозмездно, даром".

ТИН - Тиния, Тина, в этрусской мифологии бог неба, громовержец, повелевавший тремя пучками молний. На этрусских зеркалах Т. изображён в сценах рождения Менрвы, в любовной сцене с Уни, в качестве арбитра в спорах между Турмс и Аплу, Лазой и Марис. Иногда изображался безбородым юношей, подобно Зевсу-ребёнку и юноше у древних критян.
(Источник: «Мифы народов мира»)

http://world-of-legends.su/etruskaya/etrus_gods/id1759
Этрусская мифология / Боги

Тин (Тиния) – божество этрусской мифологии, отождествлялся с греческим Зевсом и римским Юпитером. Он был одним из древнейших этрусских богов и считался владыкой Неба и Света пеласгийского происхождения. Владения Тина располагались в северной части мира, на что указывает ряд источников, например, сочинения Плиния Старшего.
Тин хотя и соотносится с древнегреческим Зевсом, но значительно от него отличается. Если греческий Зевс "просто" правил миром с горы Олимп, то этрусский Тин управлял упорядоченным миром и для управления имел надлежащих советников.
Известно, что Тин как громовержец повелевал "тремя сверкающими красными пучками молний".
Первым пучком молний Тин предостерегал людей. Молния из первого пучка, по определению источников, "просверливала". Решение об использовании этого "превентивного" оружия принимал сам Тин. Молниями из второго пучка он мог пользоваться, только посоветовавшись с двенадцатью другими богами, составлявшими специальную коллегию. Вторая молния, по определению этрусков, "рассеивала". Третьим пучком молний Тин карал, получив согласие девяти избранных богов. Третья молния "испепеляла". "Высшие и Сокрытые Боги" составляли его второй Совет.

___________________________________________

Некоторые из эпитетов ТИНИИ детализированы на Печени Пьяченцы (бронзовой модели печени, используемой для haruspicy), в частности: Олово Cilens, Олово Θuf и Tinś Θne.

Имя ТИНИИ также замечено на передней ноге этрусской Химеры (ср. с Киммерия и "хмурый"):

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Надпись на лапе Химеры

ХИМЕРА была не в чести у греков наравне с ГОРГОНОЙ -  она представлена извергавшим огонь чудовищем с головой и телом льва (частично), козы и хвостом дракона (по другой версии Химера имела три головы - льва, козы и дракона).

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/005a/02111160.htm
Это одна из известнейших, наряду с Капитолийской волчицей, Оратором и богом Аплу, этрусских скульптур. На передней правой лапе Химеры имеется надпись, которую разные эпиграфисты читают и переводят по-разному. Так Ф. Воланский (6, с.313; табл. X, №54) читает ТИ НАШ КОБИЛ и переводит ТЫ НАШ КОБЕЛЬ.  :rofl:
В.А. Чудинов (18, с.348) читает ТИ МИ СЧИЛ и переводит ТЫ МЕНЯ СЪЕЛ. А.И. Немировский (14 ,с. 87) читает TINSQUIL и переводит ТИНУ ДАР или ДАР ТИНА. Поскольку на лапе прочитывается слово ТИН, эпиграфисты сделали предположение о том, что скульптура Химеры является вотивным предметом и посвящена богу Тину .
Текст на лапе написан справа налево, т.е. снизу вверх. Направление чтения определяется в данном случае поворотом букв С, В (греч. дигамма) и Л влево. Все буквы, кроме первой, четкие и хорошо идентифицируются, особенно при увеличении снимка. В первой же букве лишь с трудом можно распознать знак Т, который смотрится как вертикаль со скошенной влево верхней перекладинкой, от которой справа и слева вниз идут две черточки.

Текст выглядит следующим образом:

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

После транскрипции и транслитерации (это одновременный процесс) читаем: ТИН С СВИЛ  :cool: (ср. ВИЛЫ, СИВИЛЛЫ – И.)

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре  Сравни: Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

переводим: от ТИНА Се СВИЛи, от УДАРА СВИЛЬНИ, УВИЛЬНИ.

Текст лаконичный, всего три слова, нет предлога от, т.к. этруски, как правило, предлоги не писали или очень редко писали. Две рядом стоящие буквы С изображены разными знаками, М и С, присущими букве С.
Очевидно, что Химера не является вотивным предметом и не посвящена этрусскому богу Тину. Надпись предостерегает человека: будь внимателен и вовремя уйди от опасности. Надпись сделана на лапе, именно одним ударом лапы лев убивает свою жертву. А имя верховного этрусского бога Тина, вероятно, связано не со словом день, как иногда предполагают, а со словом тин - удар, ибо Тин был громовержцем, владеющим тремя молниями.

Исходя из мифологической сущности Химеры, как существа, сеющего смерть, я предлагаю этимологию Химеры выводить из СИ МАРА, СЕ МАРА, ЭТО СМЕРТЬ. Греческое и латинское написание этого слова и его произношение, χιμαιρα (греч.) – χι μαιρα; chimaera (лат.) – chi maera, подтверждают выдвинутое предположение. МАРА – это богиня смерти у славян и этрусков. ХИ – указательное местоимение СИ. В русском языке существует в словах одного корня чередование звуков к-с-х. Свист-хвист, хвистать (пск.) – свистать. Этрусское слово хвиус – оно же архангельское слово хвиус – жестокий, сильный ветер. Этрусское слово вихкиу в словосочетании вихкиу напутье означает высокое напутье. Этрусское слово тилих – полыснуть в русском языке превращается в тилискать. Этрусское слово тубасати – это русское слово тубахать. Этрусское слово утусе превращается в утухает. В этрусском тексте из Кортоны выражение «от этих до сиииих» написано как «от этис до сиииис»; этрусское слово тархи – это тарки, сибирское слоеное печенье; киху – кику, бабий головной убор, т.е. во всех этих примерах видим чередование букв с-х-к. Указательное местоимение в форме СИ есть в русском языке, этрусском, умбрском, карийском, ликийском, лидийском, найдено также в русской надписи на солнечных часах из набатейской Хегры.
Вероятно, и слова хмара, хмура, хмора, означающие темная туча, густой туман, мгла, мокрая сырая погода, имеют ту же этимологию - «се мара». Слово хмура в значении туча есть в Лемносском тексте, а наречие хмуро присутствует в финикийском тексте Ахирама. У нас и сейчас говорят: «на душе хмарь».
Итак, скульптура бронзовой Химеры не является вотивным предметом, посвященным богу Тину. Это аллегория смерти, от которой, по большому счету, никуда не уйти. Этрускам, наверняка, была понятна этимология слова Химера.
Очевидно, что образ Химеры, также как и язык**,которым выполнена надпись, связывают территории и народы Средиземноморья: этрусская бронзовая скульптура; греческие мифы; поэма Гомера «Илиада», в которой указана родина Химеры Ликия и соседняя Кария, которую Химера также опустошала; Химера – гора и ущелье в Ликии; гора Хмар в области Кария; Химера, Himera, ныне Термини Имерезе, город, построенный греками на северном побережье Сицилии в 678 г. до н.э. и разрушенный карфагенянами в 4 в. до н.э.; река Hymera на юге Сицилии; Химара – город на юге Албании, на побережье, недалеко от границы с Грецией, и в этом нет ничего удивительного, т.к. на территории нынешней Албании раньше проживали славянские племена.

** этруски, венеты, умбры, дорийцы, ахейцы, лидийцы, ликийцы, кары и финикийцы говорили на диалектах русского языка.

Заключение:
Текст на лапе этрусской бронзовой Химеры написан на диалектном русском языке. Фигура бронзовой Химеры не является вотивным предметом. Это аллегория смерти.
_______________________________________________

Заключение Иванки, исходя из всех посылов  :rolleyes: :

ТИНАТИН - ТИНИЯ так или иначе ВИЛА (СИВИЛЛА), обладающая ДАРОМ пророчества, предвидения и в этом смысле управляющая временем (сигающая из "прошлого" в "будущее" и обратно). Сивиллы также предсказывали смерть и катаклизмы :dontknow:, поэтому их боялись простые смертные. Сивиллы умели вызывать грозу, а также воспламеняться духом и метать молнии (светоносность и тепло изнутри).

Отредактировано Иванка (2014-01-05 06:53:36)

5

Иванка написал(а):

ТИНИЯ


Вкратце- ИСТИНА!   :idea:

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

6

Лаодика написал(а):

КАЛКИ АВАТАР


Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

СРАВНИ:

       Вижу их в сияньи этом, По семи идет планетам
       Луч, чтоб их овеять светом. Вкруг героев столп огня.
       Так решенное свершая, едет их семья живая,
       Всех врагов своих сражая, всех же любящих пьяня.
       
       Вот их образ, вот сравненье: дождь, ниспав на возвышенья
       Гор, струит свое теченье как разметанный поток, --
       Но, когда натешась в споре и вдали увидя море,
       Он расширится в просторе, он спокоен и глубок.
       
       Автандил -- огонь стремленья. Смел Фридон, он -- дерзновенье.
       С Тариэлем им сравненья все ж в красе отваги нет.
       Солнце светит, -- где планеты? И в Плеядах гаснут светы.
       Им теперь хвалы пропеты. Гляньте в бурный ход побед.
       
       Трое врат, и смелых трое. С ними войско небольшое.
       С каждым сто. Но в этом рое каждый витязем глядит.
       Ночью спешные разведки в достиженьях были метки.
       Луч зари скользнул до ветки. В путь. У каждого есть щит.
       
       Раньше ехали нестройно, и как путники спокойно.
       Страху быть тут непристойно. Замыкается кольцо.
       Не тревожась, смотрят стражи. Кто они? Занятно даже.
       Вдруг помчались в город вражий -- и забрало на лицо.
       
       Дрогнул каждый конь, пришпорен. Этот бел, а этот черен.
       Стук копыт. Полет проворен. Все в ворота. Смело в бой.
       Заиграли барабаны. Звуки флейт и дудок пьяны.
       В срывах дрогнули туманы, вдруг прожженные трубой.
       
       Тут излился на Каджэти божий гнев. И в солнцесвете
       Встал пожар. И были плети -- раскаленные лучи.
       В колесе небес, в их круге, зрелись огненные дуги.
       Пали трупы друг на друге. Смертный сеют сев мечи.
       
       Рубит острый меч, не целя. Как густого полный хмеля,
       Грозный голос Тариэля и нераненых мертвит.
       Прах пред смелым вражьи брони. С трех сторон ворвались кони.
       Топчут в бешеной погоне. К башне быстрый бег их мчит.
       
       Лев Фридон, по вражьим силам пролетевши быстрокрылым,
       Повстречался с Автандилом. Шлют друг другу звонкий клич.
       Их набег увенчан славой. Враг разбит. Поток кровавый.
       "Тариэль где величавый?" Взором где его настичь?
       
       Где он? Скрылся как виденье. К башне замка их стремленье.
       Там мечей нагроможденье и обломки лезвия.
       Десять тысяч обороны мертвы. Еле слышны стоны.
       И стекает, крася склоны гор, кровавая, струя.
       
       Все изранены, избиты, стражи замка с прахом слиты.
       И врата в него раскрыты. Тут и там, со всех сторон,
       Где оплот был, былискрепы, ныне смотрят только щепы.
       "Бурей доблестно-свирепой здесь прошел, конечно, он".
       
       Вот идут готовым ходом. Гул шагов вослед по сводам.
       Видит, яд сменился медом, и Луне открылся путь
       К Солнцу. Змей сражен. Смеются токи света. Кудри вьются.
       Шлем откинут. Нежно жмутся, шея к шее, к груди грудь.
       
       Две звезды, предавшись чарам, поцелуйным светят жаром.
       Скорбь, Зуаль, с борцом, Муштхаром, сочетались в красоте.
       Если розы -- в окруженье солнцесвета, вдвое рденье.
       Им под солнцем наслажденье, бывшим долго в темноте.
       
       Розы губ повторно слиты. Стебли пальцев перевиты
       Тут и двое верной свиты, Автандил и с ним Фридон
       Вышли. Трое -- побратимы. Вот он, солнца лик любимый.
       Да пребудут же хранимы те, пред кем глубок поклон.
       
       Нэстан-Джар, друзей встречая, светлым ликом привечая,
       Блещет солнцем, золотая. Гордый их поцеловал.
       И с нарядными словами, вот, стоят перед бойцами,
       Что окончили сердцами подвиг тот, что был не мал.
       
       Тариэля восхваляют. Как победный бился, знают.
       И себя не умаляют. Всем пристоен звук хвалы.
       Им оружье послужило. Меч рубил, кипела сила.
       Их стремленье львиным было. Были против львов козлы.
       
       Триста было их вначале. С честью там сто сорок пали.
       Хоть Фридону в том печали, все ж и радуется он.
       Разметалась вражья сила. Всем им, злым, нашлась могила.
       А уж что сокровищ было, клад не может быть сочтен.
       (Ш.Руставели. Витязь в барсовой шкуре)

И

Бледнела утренняя тень,
Волна сребрилася в потоке,
Сомнительный рождался день
На отуманенном востоке.
Яснели холмы и леса,
И просыпались небеса.
Еще в бездейственном покое
Дремало поле боевое;
Вдруг сон прервался: вражий стан
С тревогой шумною воспрянул,
Внезапный крик сражений грянул;
Смутилось сердце киевлян;
Бегут нестройными толпами
И видят: в поле меж врагами,
Блистая в латах, как в огне,
Чудесный воин на коне
Грозой несется, колет, рубит,
В ревущий рог, летая, трубит...
То был Руслан. Как божий гром,
Наш витязь пал на басурмана;
Он рыщет с карлой за седлом
Среди испуганного стана.
Где ни просвищет грозный меч,
Где конь сердитый ни промчится,
Везде главы слетают с плеч
И с воплем строй на строй валится;
В одно мгновенье бранный луг
Покрыт холмами тел кровавых,
Живых, раздавленных, безглавых,
Громадой копий, стрел, кольчуг.
На трубный звук, на голос боя
Дружины конные славян
Помчались по следам героя,
Сразились... гибни, басурман!
Объемлет ужас печенегов;
Питомцы бурные набегов
Зовут рассеянных коней,
Противиться не смеют боле
И с диким воплем в пыльном поле
Бегут от киевских мечей,
Обречены на жертву аду;
Их сонмы русский меч казнит;
Ликует Киев... Но по граду
Могучий богатырь летит;
В деснице держит меч победный;
Копье сияет как звезда;
Струится кровь с кольчуги медной;
На шлеме вьется борода;
Летит, надеждой окриленный,
По стогнам шумным в княжий дом.
Народ, восторгом упоенный,
Толпится с кликами кругом,
И князя радость оживила.
В безмолвный терем входит он,
Где дремлет чудным сном Людмила;
Владимир, в думу погружен,
У ног ее стоял унылый.
Он был один. Его друзей
Война влекла в поля кровавы.
Но с ним Фарлаф, чуждаясь славы,
Вдали от вражеских мечей,
В душе презрев тревоги стана,
Стоял на страже у дверей.
Едва злодей узнал Руслана,
В нем кровь остыла, взор погас,
В устах открытых замер глас,
И пал без чувств он на колена...
Достойной казни ждет измена!
Но, помня тайный дар кольца,
Руслан летит к Людмиле спящей,
Ее спокойного лица
Касается рукой дрожащей...
И чудо: юная княжна,
Вздохнув, открыла светлы очи!
Казалось, будто бы она
Дивилася столь долгой ночи;
Казалось, что какой-то сон
Ее томил мечтой неясной,
И вдруг узнала - это он!
И князь в объятиях прекрасной.
Воскреснув пламенной душой,
Руслан не видит, не внимает,
И старец в радости немой,
Рыдая, милых обнимает.
(АС Пушкин. Руслан и Людмила

Руставели пишет, что "смелых трое":

"Автандил -- огонь стремленья. Смел Фридон, он -- дерзновенье.
       С Тариэлем им сравненья все ж в красе отваги нет!".

И далее:

"Три властителя друг друга навещали в час досуга.
  Их желанья полность круга знали, светлые, во всем.
  Устраняя все напасти, расширяли область власти.
  Кто чужой захочет части, усмиряли тех мечом".

(Разбор имён см. выше.)

Это МУЖСКАЯ ТРОИЦА: тело-душа-дух (физическое, энергетическое, световое тела Человека).

А вот ЖЕНСКАЯ ТРОИЦА: Тинатин - Фатьма - Нэстан-Дарэджан.

А как быть с Асмат, служанкой Нэстан-Дарэджан (возлюбленной Тариэля)? Пока они были разлучены, верная Асмат находилась при Тариэле, избравшим своим пристанищем ПЕЩЕРУ в ГОРНЕМ ЛЕСУ. Помню первое впечатление насчёт Асмат, когда прочла "Витязя..." Как-то обидно за Асмат стало: ведь она так оберегала, так хранила Тариэля, прям как сестра и даже мать, а про неё не то чтобы совсем забыли под конец, но "половинки" в ПАРЕ, как другим, ей не нашлось! Какая-то она СЕДЬМАЯ ЛИШНЯЯ...

АСМАТ - это... СМЕРТЬ?

Вот свидание-прощание "служанки" с "госпожой":

       ...И Асмат, блестя убором,
       Приковалась нежным взором к солнцу, Нэстан-Дарэджан.
       Утешенье им друг в друге. Кончен долгий путь услуги.
       Два цветка в цветистом круге. Миг свиданья верным дан.
       
       И целует, обнимая, Нэстан-Джар ее златая. Молвит:
       "Сколько тьмы и зла я принесла моей родной.
       Скорбь была неравномерна. Но и благ господь безмерно.
       Если сердце беспримерно, где награды взять такой?"
       
       Говорит Асмат: "Хваленья всеблагому. Разуменье
       Зрит, что было в тьме стесненья. Роза тут и жемчуга.
       Жизнь иль смерть -- мне все едино. Над картинами картина.
       Если любит господина сердцем преданным слуга". 

Неэстан-Джар и Асмат могут представлять собой не только пару ЖИЗНЬ-СМЕРТЬ, но также СОЛНЦЕ-ЛУНА, либо УТРЕННЮЮ и ВЕЧЕРНЮЮ ЗВЁЗДЫ. Наводит на мысль о ВТОРОМ, ЧЁРНОМ СОЛНЦЕ фраза "Сколько тьмы и зла я принесла моей родной".

Иванка написал(а):

НЭСТАН это НАСТЯ (Анастасис)


АЛКАНОСТ, или ГАЛКАНОСТ(ГАЛКОНОСТ)

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

В конце "ВИТЯЗЯ..." они собираются вчетвером, во всяком случае, упор сделан на ДВЕ ПАРЫ (будучи ТЕЛАМИ в ДУХЕ):

ТАРИЭЛЬ - НЭСТАН

ТИНАТИН
- АВТАНДИЛ

АВТандил + ТАРиэль = АВАТАР ("мужская" половина)

НЭСТан + ТИНАТИН (читая справа налево, получаем также похожее НИТАНИТ, или НА(с)ТАНЕТ) = ГАЛКАНОСТ ("женская" половина)

Когда ОН ПЛАЧЕТ, то БУДИТ ЕЁ ЦАРЕВНУ

Когда ОНА ПЛАЧЕТ, то БУДИТ ЕГО ФИНИСТА

Тогда ПРОБУЖДАЮТСЯ РАЗОМ ЕЁ ФИНИСТ и ЕГО ЦАРЕВНА (СИРИН-АЛКОНОСТ):

Ах!.. и зарыдали ОБА. (А.С.Пушкин)

И об этом поВЕДАл не кто-нибудь, а РУС(ь) ТА ВЕЛИ(я)!!!

7

Иванка написал(а):

АВТандил + ТАРиэль = АВАТАР ("мужская" половина)
НЭСТан + ТИНАТИН (читая справа налево, получаем также похожее НИТАНИТ, или НА(с)ТАНЕТ) = ГАЛКАНОСТ ("женская" половина)


Значит ГАЛКАНОСТ - это КАЛКА(И), а АВТ+ТАР= АВАТАР. Выходит КАЛКИ АВАТАР?! Это ж как глубоко надо знать литературу, чтобы провести такое расследование.
Иванка, респект и уважуха! Извиняй за жаргон.

8

Лаодика написал(а):

Значит ГАЛКАНОСТ - это КАЛКА


Или наоборот: индусская КАЛКА это наша ГАЛКА из бора. А Настенька всегда нашей была: ср. с глаг. НАСТАТЬ и сущ. НАСТОЯЩЕЕ.

9

По случаю 850-летия со дня рождения всемирно известного грузинского поэта Шота Руставели в Грузии пройдет конкурс среди знающих его поэму наизусть.

Read more: http://sputnik-georgia.ru/culture/20160 … aveli.html

http://boyko.ru/2015/03/10/gruziya-akti … rustaveli/

А вот кинА не будет( увы.

С ЮБИЛЕЕМ НАС! ДАВАЙТЕ ЧИТАТЬ ВМЕСТЕ ВЕЛИКУЮ КЛАССИКУ

Увы, ждать не приходится. До сих пор не экранизирован фильм по «Витязю в барсовой шкуре» - никто не отважился замахнуться на эпос? или по какой-то другой причине? Много мёду Поэзии, не осилить сей Чаши? А вдруг люди догадаются, о чём там на самом деле, в поэме-то? Не о том, вовсе, xnj литературоведы и пр. учёные мужи (и дамы) списывают друг у друга под копирку, А о сокровенном ЧЕЛОВЕКЕ, строении Женщины и Мужчины, к примеру? Вдруг там не о религиозном чувстве, а об Эросе, с большой буквы - тайне-тайн лебединых миннезингеров, не подвластной рациональному мышлению?

Фильм «Каджети» (1937) по сей день является единственной попыткой экранизировать эпическую поэму «Витязь в тигровой шкуре», а именно ключевой эпизод, когда трое друзей пытаются освободить любимую одного из них, «унесённую ветром».

В интернете эту короткометражку не сыскать днём с огнём, да и можно ли что-нить понять по единственному эпизоду из эпоса? Казалось бы: главная книга грузинского народа, почти что библия! При Сталине – единственная попытка экранизации, а в демократические времена глухо как в танке. Да и кроме  самих грузин мало кто знает, кто такие каджи (каджети), давшие название короткометражке, почему они связаны с ветром и вообще - при чём тут ветер на всём белом свете? Кто читал «Руслана и Людмилу» А.Пушкина или слышал русскую народную песню про "вьюн над водой" и свет-Настасьюшку, тот сможет отчасти сообразить, в чём дело, но таких единицы, остальные погрязли в гаджетах.

А была надежда,что хотя б к 850-летию сподобятся, отдадут дань великому Шота - "счастливый", как-никак. Но не всем оно улыбается, счастье... При современных-то возможностях почему бы не снять фильм о любви витязя Тариэля к его Настеньке-душеньке, которая по-грузински НЭСТАН ДАРеДжан? Слышите, о ком?  Всего-то шесть главных героев, в единой связке, ОДНО целое. Ну, и главный - как же без главного? без царя-основателя РОСТевана - могучего, как Дуб, как само Древо Жизни - оно и есть, на самом деле, да-да!  (видимо, поэтому автора поэмы и кличут РУСтаВели(я), хотя и грузин, как утверждают знатоки, хотя и непонятки с биографией, происхождением). Н-да... Я уж молчу про сериал, не мечтая о лаврах "Игр престолов" и пр. Ведь и не требуется особых спецэффектов, ни даже такой сказочной красоты, как в индийском фильме "Баджирао и Мастани" (Болливуд оказался на высоте!) – сюжет поэмы "Витязь в барсовой шкуре" (извините, что не пишу "в тигровой", мне привычнее перевод Бальмонта) очень прост, можно обойтись и малым бюджетом.

Но – НЕ будет съёмок в обозримом будущем, как видно... Неужто в режиссуре смелых не осталось, меценаты пошли в учителя (а не в бизнес!), нет пороху в пороховницах у преемников МОС- и ЛЕН-фильма? Ходят слухи,что якобы денег - ох и ах - нет, Культура с протянутой рукой опирается на костыли. Голливуд, выручай! да хоть бы и захотел господин Холливуд снизойти до Грузии, отмежевавшейся от Руси-матушки, но толку-то: никогда он не поймёт (не сможет перевести с грузино-русского на испорченный английский), что за АЛОЕ АЛОЭ такое в центре Поэмы, красной нитью, и как с ним быть, если оно вдруг расцветёт как Аленький цветочек, нежданно-негаданно!

Совсем забыла: есть балет по "Витязю...", роскошный! но это зрелище для избранных само собой, любителей балета. А ведь "Витязь..." - ПОЭЗИЯ прежде всего. Однажды, давным-давно, родилась трагедия из духа Музыки, и вот, ура! поэзия выразила себя в танце, но пластика, увы, нема, из неё СЛОВА не выжмешь... Трейлер какой-то говённый подбросили в инет, будто объедок нищему, где слабосильные мужланы-дохляки невыразительной внешности мочат друг друга, а женщин не видать вообще...

Словом, воз и ныне там - сидеть Тариэлю в пещере и заливаться слезами до Второго пришествия, ожидаючи погоды у моря... А ведь его опыт - Витязя! - мог быть полезен для многих молодых людей, которые не хотят быть офисным планктоном с клиповым сознанием (так нынче обзывают болезнь века). Впрочем, не стану навязывать своих предпочтений: пусть, кто хочет, смотрит японское анимэ "Унесённые призраками", получившее Оскара, - и то дело! классный, кстати, мульт, про диалектику нашей жизни, или голливудск-е "Унесённые ветром" про Скарлет О.Харру, ведь до "Витязя в БАРСОВОЙ шкуре" Ш.Руставели надо дорасти, причём не одной фиброй души, а всеми, какие есть в наличии! Тогда и каджи покажутся не так страшны, как их малюют, камикадз-то, извините за тавтологию.

Сама до сих пор расту до ВитЯзя, тянусь, как мыслящий тростник, чего и другим желаю) Вот, перечесть по новой гРУЗинскую Книгу книг решила… Когда-то читала в переводе К.Бальмонта, который и перевёл название точнее некуда: не тигровая шкура у Витязя, а БАРСова (к примеру, звёздное небо в пятнышках, а не в полоску). Теперь читаю  в переводе Н.Заболоцкого - вдруг обнаружу другие грани-оттенки?

       О, теперь слова мне нужны. Да пребудут в связи дружной.
       Да звенит напев жемчужный. Встретит помощь Тариэль.
       Мысль о нем -- в словах заветных, вспоминательно-приветных.
       Трех героев звездосветных воспоет моя свирель.
       
       Сядьте вы, что с колыбели тех же судеб волю зрели.
       Вот запел я, Руставели, в сердце мне вошло копье.
       До сих пор был сказки связной тихий звук однообразный,
       А теперь -- размер алмазный, песня, слушайте ее...

Красота! Вирья!

Давайте читать все вместе, господа, а?

Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре

Каков нужен настрой при чтении "Витязя в барсовой шкуре" и на что след обратить внимание прежде всего?

Во-первых:

«…Идёт направо – ПЕСНЬ заводит, налево – СКАЗКУ говорит…"

Руставели Баяна напоминает:

До сих пор был сказки связной тихой звук однообразный
       А теперь -- размер алмазный, песня, слушайте ее...

Переводы К.Бальмонта и Н.Заболоцкого неплохи, даже хороши, но АЛМАЗНЫЙ РАЗМЕР улетел, как птичка из золотой клетки, которая нам и осталась в итоге.

А Баян знал АЛМАЗНЫЙ РАЗМЕР. И РУСтаВЕЛИ(я) знал - тот, который настоящий, а не придуманный автор "Витязя..." - недаром лакуны в биографии и происхождении "великого грузинского поэта".

И всё же его можно уловить, разМЕР, – несмотря на изкусственные вставки в «Витязя…»  «доброхотами», несмотря на изъятие из «Витязя…» частиц его плоти и крови… Ну, главного-то не изымешь.

Нет, не улетел) АЛМАЗНЫЙ РАЗМЕР прочен, он алеет и пульсирует, не смотря на все ухищрения, попытки его излучение-изток замутить и оскопить.

И самочувствие при чтении улучшается)))

10

Иванка написал(а):

Давайте читать все вместе, господа, а?


Иванка!
Радость-то какая! Срочно читать-перечитывать
:glasses:


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Четвёртое измерение » Шота Руставели. Витязь в барсовой шкуре