КНИГА МАТЕРЕЙ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Русские народные сказки » ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО


ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Русские заветные сказки А.Н.Афанасьева http://hobbitaniya.ru/afanasyev/afanasyevzs32.php

Русские заветные сказки Афанасьева известны своим эротическим содержанием и содержат ненормативную лексику. Текст представленных русских заветных сказок некоторым читателям может показаться непристойным или оскорбительным. Будьте бдительны и предельно внимательны при чтении заветных сказок.

Волшебное кольцо (вариант сказки 1)

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были три брата-крестьянина, повздорили меж собой и стали делиться; поделили имение не поровну: старшим досталось много, а третьему по жребию пришлось мало. Все они трое были холостые; сошлись вместе на дворе и говорят промеж себя: пора-де нам жениться!

— Вам хорошо,— говорит меньшой брат, — вы богаты и у богатых сосватались; а мне-то что делать? Я беден, нет у меня ни полена, только и богатства что хуй по колена! В то самое время проходила мимо купеческая дочь, подслушала этот разговор и думает себе: «Ах, кабы мне попасть замуж за этого молодца, у него хуй по колена!»

Вот старшие братья поженились, а меньшой ходит холостой. А купеческая дочь как пришла домой, только на разуме и держит, чтобы выйти за него замуж; сватали её разные богатые купцы, только не выходит за них.

— Ни за кого, — говорит, — не пойду замуж, окромя за такого-то молодца.

Отец и мать её уговаривать:

— Что ты, дура, задумала? Опомнись! Как можно идти за бедного мужика?

Она отвечает:

— Нужды вам нет до этого. Не вам с ним жить!

Вот купеческая дочь подговорила себе сваху и послала к тому парню, чтоб непременно шёл её сватать. Пришла к нему сваха и говорит:

— Послушай, голубчик! Что ты зеваешь? Ступай сватать купеческую дочь, она давно тебя поджидает и с радостью за тебя пойдет.

Молодец сейчас собрался, надел новый армяк, взял новую шапку и пошёл прямо на двор к купцу сватать за себя его дочь. Как увидала его купеческая дочь и узнала, что это подлинно тот самый, у которого хуй по колена, не стала и разговаривать, начала просить у отца, матери их родительского навеки нерушимого благословения.

Легла она спать с мужем первую ночь и видит, что у него хуишка так себе, меньше перста.

— Ах ты, подлец! — закричала на него. — Ты хвастался, что у тебя хуй по колена; где же ты его дел?

— Ах, жена-сударыня! Ведь ты знаешь, что я холостым был очень беден; как стал собираться играть свадьбу — денег у меня не было, не на что было подняться, я и отдал свой хуй под заклад.

— А за сколько ты его заложил?

— Не за много, всего за пятьдесят рублей.

— Ну, хорошо же; завтра пойду я к матушке, выпрошу денег, и ты непременно выкупи свой хуй, а не выкупишь — и домой не ходи!

Дождалась утра и сейчас побежала к матери и говорит:

— Сделай милость, матушка, дай мне пятьдесят рублей, оченно нужно!

— Да скажи, на что нужно-то?

— А вот, матушка, для чего: у моего мужа был хуй по колена, да как стали мы играть свадьбу, ему, бедному, не на что было подняться, он и заложил его за пятьдесят рублей. Теперича у моего мужа хуишка так себе, меньше перста, так непременно надо выкупить его старый хуй!

Мать, видя такую нужду, вынула пятьдесят рублей и отдала дочери. Та прибегает домой, отдает мужу деньги и говорит:

— Ну, ты теперича беги как можно скорее, выкупи свой старый хуй; пускай чужие люди им не пользуются!

Взял молодец деньги и пошел с очей долой; идет и думает: «Куда мне теперича деваться? Где такого хуя жене достать? Пойду куда глаза глядят». Шёл он близко ли, далеко ли, скоро ли, коротко ли и повстречал старуху.

— Здравствуй, бабушка!

— Здравствуй, добрый человек! Куда путь держишь?

— Ах, бабушка! Коли бы ты знала, ведала мое горе, куда я иду!

— Скажи, голубчик, твое горе, может, я твоему горю и пособлю.

— Сказать-то стыдно!

— Небось, не стыдись, а говори смело!

— А вот, бабушка, похвастался я, что у меня хуй по колена, услыхала эти речи купеческая дочь и вышла за меня замуж, да как ночевала со мной первую ночку и увидала, что хуишка мой так себе, менее перста, она заартачилась, стала спрашивать: «Куда девал большой хуй?» А я сказал ей, что заложил, дескать, за пятьдесят рублей. Вот она дала мне эти деньги и сказала, чтоб непременно его выкупил; а коли не выкуплю — чтоб и домой не показывался. Не знаю, что моей головушке и делать-то!

Старуха говорит:

— Отдай мне свои деньги, я пособлю твоему горю!

Он сейчас вынул и отдал ей все пятьдесят рублей; а старуха дала ему кольцо.

— На,— говорит,— возьми это кольцо, надевай только на один ноготок.

Парень взял кольцо и надел; как надел на ноготок — хуй у него сразу сделался на локоток.

— Ну что,— спросила старуха, — будет твой хуй по колена?

— Да, бабушка, еще хватил пониже колена.

— Ну-ка, голубчик! Надень кольцо на целый перст.

Он надвинул кольцо на целый перст — у него хуй вытянулся на семь вёрст.

— Эх, бабушка, куда ж я его дену? Вить мне с ним беда будет!

А старуха:

— Надвинь кольцо опять на ноготок — будет с локоток. Теперича с тебя довольно! Смотри ж, всегда надевай кольцо только на один ноготок.

Он поблагодарил старуху и пошёл назад домой, идёт и радуется, что не с пустыми руками явится к жене. Шёл-шёл, и захотелось ему поесть; своротил он в сторону и сел неподалеку от дороги около репейника, вынул из котомки сухариков, размочил в воде и закусил. Захотелось отдохнуть ему: он тут же лег вверх брюхом и любуется кольцом: надвинул на ноготь — хуй поднялся вверх на локоть, надвинул на целый перст — хуй поднялся вверх на семь верст; снял кольцо— и хуишка стал маленький по-прежнему да по-старому. Смотрел-смотрел на кольцо, да так и уснул, а кольцо позабыл спрятать, осталось оно у него на груди. Проезжал мимо в коляске один барин с женою и увидел: спит неподалечку мужик, а на груди у него светится кольцо, как жар горит на солнце. Остановил барин лошадей и говорил лакею:

— Поди к этому мужику, возьми кольцо и принеси ко мне.

Лакей сейчас побежал и принес кольцо к барину. Вот они поехали дальше, а барин любуется колечком.

— Посмотри, душенька,— говорит своей жене,— какое славное кольцо; дай-ка я надену его.

И сразу надвинул на целый перст — у него хуй вытянулся, спихнул кучера с козёл и прямо потрафил кобыле под хвост; кобылу пихает, да коляску вперёд подвигает. Видит барыня, что беда, крепко перепугалась и кричит громким голосом на лакея:

— Беги скорей назад к мужику, тащи его сюда!

Лакей бросился к мужику, разбудил его и говорит:

— Иди, мужичок, скорее к барину!

А мужик кольцо ищет:

— Мать твою так! Ты кольцо взял?

— Не ищи,— говорит лакей,— иди к барину, кольцо у него; оно, брат, много хлопот нам наделало.

Мужик побежал к коляске. Барин просит его:

— Прости меня! Пособи моему горю!

— А что дашь, барин?

— Вот тебе сто рублей!

— Давай двести, так пособлю!

Барин вынул двести рублей; мужик взял деньги, да и стащил у барина с руки кольцо — хуя того как не бывало; остался у барина его старый хуишка1. Барин уехал, а мужик пошёл со своим кольцом домой. Увидала его жена в окошечко, выбежала навстречу.

— Ну что,— спрашивает,— выкупил?

— Выкупил.

— Ну, покажь!

— Ступай в избу, не на дворе ж тебе показывать!

Вошли в избу; жена только и твердит: покажь да покажь! Он надвинул кольцо на ноготь — стал хуй у него с локоть; вынимает из порток и говорит:

— Смотри, жена!

Она зачала его целовать:

— Вот, муженёк! Пущай лучше эдакое добро при нас будет, чем в чужих людях. Давай-ка поскорей пообедаем, ляжем да попробуем!

Сейчас наставила на стол разных кушаньев и напитков, поит да кормит его. Пообедали и пошли отдыхать. Как пробрал он жену своим хуем, так она целых три дня под подол себе засматривала: всё ей мерещится, что промеж ног торчит! Пошла она к матери в гости, а муж тем времечком вышел в сад и лёг под яблоней.

— Что же, — спрашивает мать у дочери,— выкупили хуй-то?

— Выкупили, матушка!

Вот купчиха только о том и думает, как бы ухитриться сбегать к зятю, покудова дочь здесь, да попробовать его большого хуя. Дочь-то заговорилась, а тёща и удрала к зятю; прибежала в сад, смотрит: зять спит себе, кольцо у него надето на ноготок — хуй стоит с локоток . «Дай-ка я теперича залезу к нему на хуй», — думает теща, взлезла и давай на хую покачиваться. Вот на ту беду надвинулось как-то кольцо у сонного зятя на целый перст — и потащил хуй тёщу вверх на семь верст. Дочь видит, что мать куда-то ушла, догадалась и бросилась домой: в избу — нет никого; она в сад — смотрит: муж спит, его хуй высоко торчит, а наверху чуть-чуть видно тещу; как ветром поддаст — она так и завертится на хую, словно на рожне. Что делать? Как матушку с хуя снять? Набежало на то место народу видимо-невидимо, стали ухитряться да раздумывать.

Одни говорят:

— Больше нечего делать, как взять топор да хуй подрубить.

А другие говорят:

— Нет, это не годится! За что две души погубить: как срубим хуй — ведь баба на землю упадет — убьётся. Лучше миром помолиться, авось каким чудом старуха с хуя свалится!

На ту пору проснулся зять, увидал, что у него кольцо надето на весь перст, а хуй торчит к небу на семь вёрст и крепко прижал его самого к земле, так что и повернуться на другой бок нельзя! Начал потихоньку кольцо с пальца сдвигать, стал у него хуй убывать; сдвинул на ноготь — стал хуй с локоть, и видит зять, что на хую торчит теща.

— Ты, матушка, как сюда попала?

— Прости, зятюшка, больше не стану!2

Ссылки:

1 Вариант:

Мужик устал дорогою, лёг в стороне и заснул, а кольцо позабыл снять с пальца; вот кольцо и сдвинулось с ноготка на палец — хуй и протянулся на семь вёрст, лежит через дорогу, словоно дубовая колода. Вдруг скачет во весь дух на тройке добрых лошадей молодой барин, наскакал на хуй — кряк — ось пополам! Что за диво такое? Пошли по хую и добрались до мужика. Раэбудил его барин:

— Отчего, скажи, у тебя хуй такой большой?

Мужик рассказал.

— Продай мне кольцо?

Купи.

— Что стоит?

— Сто рублей.

Барин заплатил и поехал. Дорогой надел кольцо на весь палец и не знает, что делать с хуем; не рад и кольцу. Опять к мужику:

— Сделай по-старому.

А тот взял ещё сто рублей и снял кольцо с руки барина.

2 вариант:

Зять лёг спать в избе, хуй у него стоял на локоть; тёща в зарод вошла, влезла на хуй к нему и ну покачивать; кольцо сдвинулось, хуй поднялся выше и выше, проломил потолок, пробил крышу и высунулся с тёщею поверх трубы.


Волшебное кольцо
(вариант сказки 2)

Жил-был портной, у него было такое волшебное кольцо: как наденешь на палец, так хуй и вырастет. Случилось ему работать у одной барыни, а он был такой весельчак да шутник: когда спать ложился, никогда своего хуя не закрывал. Вот это барыня увидала, что у нero хуй оченно велик, позадорилась на эдакую сбрую и позвала к себе1.

— Послушай, — говорит, — согласись сделать со мной грех, ну хоть один раз.

— Отчего не так, барыня! Только с уговором: чур не пердеть! А если уперднёшься, то с тебя триста рублей!

— Хорошо, — сказала барыня.

Легли они, вот барыня всячески старается, чтобы как можно под портным не усраться, и приказала своей горничной девке приготовить большую луковицу и заткнуть ей жопу и покрепче придерживать обеими руками. Воткнула барыне в жопу луковицу и стала придерживать; а портной как взобрался на неё, как напёр—куда к ебёной матери и луковица вылетела, да прямо в горничную, так её до смерти и убила!

Пропало у барыни триста рублей, взял портной деньги и пошёл домой. Шёл, шёл, долго ли коротко ли, и лёг в поле отдохнуть, надел на палец своё кольцо — у него хуй и протянулся на целую версту, лежал-лежал, да так и заснул. Откудова ни возьмись семь волков, стали хуй глодать, одной плеши не съели — и то сыты наелись. Проснулся портной — будто мухи кляп покусали. Снял с руки кольцо, спрятал в карман и пошёл в путь-дорогу. Шёл-шёл и зашёл ночевать к одному мужику, а у того мужика была жена молодая, до больших хуёв великая охотница. Лёг портной на дворе и выставил хуй наружу. Увидала мужикова жена: как ухитриться? Подошла, заворотила подол и наставила чужой хуй в свою пизду. Портной видит — дело ладно, стал потихоньку кольцо на палец одевать — стал у него хуй больше да больше вырастать, поднял её вверх на целую версту. Пришлось бабе не до ебли, уцепилась за хуй обеими руками. Увидали добрые люди, соседи и знакомые, что баба на хую торчит.

— Давай молебен служить, обое целы будут!

Стал портной помаленьку снимать с руки кольцо, хуй понизился, баба свалилася.

— Ну, ненаёбная пизда! Смерть бы твоя была, коли б хуй-то подрубили.

Ссылки:

1 Жил-был Иван бедный, у него хуй медный, плешь полуженная. Нанялся у купца в работники; стал один раз мочиться.; увидела купеческая дочь, что у него хуй велик, и пошла за него замуж. У Ивана было волшебное кольцо (далее следует история с тёщею).

2

:rofl:

3

Иванка тож чуть животик не надорвала от смеха - вот народ жил не тужил, коли сказки такие складывал! Теперь можно себе представить, каковы были ПЕСНИ.

Отредактировано Иванка (2014-03-10 13:39:39)

4

У тёщ-то совсем крыша поехала от таких размеров!  :D

5

Foxes написал(а):

У тёщ-то совсем крыша поехала от таких размеров!  :D


Да, тёщи обычно ТИХИе, ну, по-тихому дела проворачивают (опыт большой и всё такое), а тут да: МАХА ДАЛА!

6

Иванка написал(а):

вот народ жил не тужил


Ага, совсем без комплексов, дело-то житейское. :rolleyes:

7

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

Аминь.

8

http://hobbitaniya.ru/afanasyev/afanasyevzs31.php
Посев хуёв

Жили-были два мужика, вспахали себе землю и поехали сеять рожь. Идет мимо старец, подходит к одному мужику и говорит:

— Здравствуй, мужичок!

— Здравствуй, старичок!

— Что ты сеешь?

— Рожь, дедушка.

— Ну, помоги тебе Бог, зародись твоя рожь высока и зерном полна!

Подходит старец к другому мужику:

— Здравствуй, мужичок. Что ты сеешь?

— На что тебе надо знать? Я сею хуи!

— Ну и зародись тебе хуи!

Старец ушел, а мужики посеяли рожь, заборонили и уехали домой.

Как стала весна, да пошли дожди — у первого мужика взошла рожь и густая, и большая, а у другого мужика взошли все хуи красноголовые, так-таки всю десятину и заняли: и ногой ступить негде, всё хуи! Приехали мужики посмотреть, каково их рожь взошла; у одного дух не нарадуется, глядя на свою полосу, а у другого так сердце и замирает:

— Что,— думает,— буду я теперича делать с эдакими чертями?

Дождались мужики — вот и жнитво пришло, выехали в поле: один начал рожь жать, а другой смотрит — у него на полосе поросли хуи аршина в полтора. Стоят себе красноголовые, словно мак цветет. Вот мужик поглазел, поглазел, покачал головой и поехал назад домой; а приехавши, собрал ножи, наточил повострее, взял с собой ниток и бумаги, и опять воротился на свою десятину, и начал хуи срезывать. Срежет пару, обвернёт в бумагу, завяжет хорошенько ниткою и положит в телегу. Посрезывал все и повез в город продавать.

— Дай-ка,— думает,— повезу, не продам ли какой дуре хошь одну парочку!

Везёт по улице и кричит во всё горло:

— Не надо ли кому хуёв, хуёв, хуёв! У меня славные продажные хуи, хуи, хуи!

Услыхала одна барыня, посылает горничную девушку:

— Поди, поскорее спроси, что продаёт этот мужик? Девка выбежала:

— Послушай, мужичок! Что ты продаёшь?

— Хуи, сударыня!

Приходит она назад в горницу и стыдится барыне сказать:

— Сказывай же, дура! — говорит барыня,— не стыдись! Ну, что он продаёт?

— Да вот что, сударыня, он, подлец, хуи продаёт!

— Эка дура! Беги скорей, догони да поторгуй, что он с меня за пару возьмёт?

Девка воротила мужика и спрашивает:

— Что парочка стоит?

— Да без торгу сто рублей.

Как только сказала девка про то барыне, она сейчас же вынула сто рублей.

— На,— говорит, — поди, да смотри, выбери, какие получше, подлиннее да потолще.

Приносит девка мужику деньги и упрашивает:

— Только, пожалуйста, мужичок, дай каких получше.

— Они у меня все хороши уродились!

Взяла горничная пару добрых хуёв, приносит и подает барыне; та посмотрела и показались ей оченно. Сует себе куда надыть, а они не лезут.

— Что же тебе мужик сказал,— спрашивает она у девушки, — как командовать ими, чтобы действовали?

— Ничего не сказал, сударыня.

— Эка ты дура! Поди сейчас спроси.

Побежала опять к мужику:

— Послушай, мужичок, скажи, как твоим товаром командовать, чтоб мог действовать?

— А мужик говорит:

— Коли дашь ещё сто рублей, так скажу!

Горничная скорей к барыне:

— Так и так, даром не сказывает, сударыня, а просит ещё сто рублей.

— Такую штуку и за двести рублей купить — не дорого!

Взял мужик новую сотню и говорит:

— Коли барыня захочет, пусть только скажет: «Но-но!»

Барыня сейчас легла на кровать, заворотила свой подол и командует: «Но-но!» Как пристали к ней оба хуя, да как зачали её нажаривать, барыня уж и сама не рада, а вытащить их не может. Как от беды избавиться? Посылает она горничную:

— Поди, догоняй этого сукина сына, да спроси у него, что надо сказать, чтоб они отстали!

Бросилась девка со всех ног:

— Скажи, мужичок! Что нужно сказать, чтобы хуи от барыни отстали? А то они барыню совсем замучили!

А мужик:

— Коли даст ещё сто рублей, так скажу!

Прибегает девка домой, а барыня еле жива на кровати лежит.

— Возьми,— говорит,— в комоде последние сто рублей, да неси подлецу поскорей! А то смерть моя приходит!

Взял мужик и третью сотню и говорит:

— Пусть скажет только: «Тпрруй» — и они сейчас отстанут.

Прибежала горничная и видит — барыня уж совсем без памяти и язык высунула,— вот она сама крикнула на них:

— Тпрру!

Оба хуя сейчас выскочили. Полегчало барыне; встала она с кровати, взяла и припрятала хуи, и стала жить в своё удовольствие. Как только захочется, сейчас достанет их, скомандует, и хуи станут её отрабатывать, пока не закричит барыня:

— Тпрру!1

В одно время случилось барыне поехать в гости в иную деревню, и позабыла она взять эти хуи с собой. Побыла в гостях до вечера и стало ей скучно: собирается домой. Тут зачали её упрашивать, чтоб осталась переночевать.

— Никак невозможно,— говорит барыня, — я позабыла дома одну секретную штуку, без которой мне не заснуть!

— Да коли хотите,— отвечают ей хозяева,— мы пошлём за нею хорошего, надёжного человека, чтоб привез её в целости.

Барыня согласилась. Сейчас нарядили лакея, чтоб оседлал доброго коня, ехал в барынин дом и привез такую-то вещь.

— Спроси,— сказывает барыня, — у моей горничной, уж она знает, где эта штука спрятана.

Вот лакей приехал, горничная вынесла ему два хуя, оба завёрнуты в бумагу, и отдала. Лакей положил их в задний карман, сел верхом и поехал назад. Пришлось ему по дороге выезжать на гору, а лошадь была ленивая, и только что он начал понукать её: «Но-но» — как они вдруг выскочили оба и ну его зажаривать в жопу, холуй ажно испугался!

— Что за чудо такое. Откуда они проклятые взялись?

Пришло холую хоть до слёз, не знает, как и быть! Да стала лошадь с горы спускаться прытко, так он закричал на неё:

— Тпру!,— хуи сейчас из жопы и повыскакивали вон.

Вот он подобрал их, завернул в бумагу, привёз и подаёт барыне.

— Что, благополучно? — спрашивает барыня.

— Да ну их к чёрту,— говорит холуй,— коли б на дороге да не гора, они заебли б меня до двора!2

Ссылки:

1 Вариант: Мужик учит барыню говорить: «Но — тпрру! но — тпрру!» Скажет «Но!» — хуй пойдёт в дыру; скажет «Тпрру!» — назад попятиться и т. д.

2 Вариант: Барыня наказывает лакею привезти свой секрет в ящике, да никак не заглядывать туда, не любопытствовать, что такая за штука. Лакей не утерпел и посмотрел, идя дорогою. Как увидал и промолвил, покачав головой: «Ну, ну, ну!» Оба хуя так и всадились ему в жопу, и долго его промучили; да спасибо, ехал навстречу мужик на доброй лошади и закричал на неё «Тпрру!» Тут они и выскочили вон.

http://hobbitaniya.ru/afanasyev/afanasyevzs27.php

Мужик за бабьей работой

Жил-был мужик с женою. Дождались лета, пришло жнитво, стали они ходить в поле да жать. Вот каждое утро разбудит баба мужика пораньше; он поедет в поле, а баба останется дома, стопит печку, варит обед, нальёт кувшинчики и понесёт мужу обедать, да до вечера и жнёт с ним на поле. Воротятся вечером домой, а наутро опять то же. Надоела мужику работа; стала баба его будить и посылать на поле, а он не встаёт и ругает свою хозяйку:

— Нет, блядь! Ступай-ка ты наперёд, а я дома останусь; а то я всё хожу на поле рано, а ты спишь только, да придёшь ко мне уж тады, когда я досыта наработаюсь!

Сколько жена ни посылала его, мужик упёрся на одном слове:

— Не пойду!

— Нынче суббота,— говорит жена,— надо много в доме работать: рубахи перемыть, пшена на кашу натолочь, квашню растворить, кринку сметаны на масло к завтраку сколотить...

— Я и сам это обделаю, — говорит мужик.

— Ну, смотри ж, сделай! Я тебе всё приготовлю.

И принесла ему большой узел черных рубах, муки для квашни, кринку сметаны для масла, проса для каши, да еще приказала ему караулить курицу с цыплятами, а сама взяла серп и пошла в поле.

— Ну, еще маленько посплю! — сказал мужик и завалился спать, да проспал до самого обеда. Проснулся в полдень, видит: работы куча; не знает, за что прежде браться. Взял он рубахи, связал и понёс на реку; намочил да так в воде и оставил:

— Пущай повымокнет, потом развешу, просохнет и будет готово.

А река была быстротекучая, рубахи все за водою и ушли.

Приходит мужик домой, насыпал в квашню муки, налил водою:

— Пущай киснет!

Потом насыпал в ступу проса и начал толочь и видит: наседка по сеням бродит, а цыплята все в разные стороны рассыпались. Он сейчас половил цыплят, перевязал их всех шнурочком за ножки и прицепил к курице и опять начал толочь просо; да вздумал, что еще кринка сметаны стоит, надо сколотить ее на масло. Взял эту кринку, привязал к своей жопе: «Я, дескать, буду просо толочь, а сметана тем временем станет на жопе болтаться: разом и пшено будет готово, и масло спахтано!».

Вот и толчёт просо, а сметана на жопе болтается. Тут курица побрела на двор и цыплят за собой потащила. Как вдруг налетел ястреб, ухватил курицу и потащил совсем с цыплятами. Курица заквоктала, цыплята запищали; мужик услыхал, бросился на двор да на бегу ударился кринкою об дверь, кринку расшиб и сметану всю пролил. Побежал отнимать у ястреба курицу, а дверей и не запер; пришли в избу свиньи, квашню опрокинули, тесто все поели и до проса добрались: всё сожрали. А мужик курицы с цыплятами не отнял, воротился назад — полна изба свиней. Хуже хлева сделали! Насилу вон выгнал.

— Что теперича делать? — думает мужик. — Придёт хозяйка — беда будет!

Всё дело чисто убрал — нет ничего!

— Дай-ка поеду, рубахи из воды вытащу.

Запряг кобылу и поехал на реку; уж он искал, искал белья — нету.

— Дай-ка в воде поищу!

Разделся, скинул с себя рубашку и штаны и полез в воду и пошёл бродить, а толку всё не добьётся: так и бросил! Вышел на берег, глядь — ни рубахи, ни штанов нету — кто-то унёс. Что делать-то? Не во что и одеться, надо в деревню голому ехать.

— Нарву-ка я себе,— говорит,— длинной травы да обвяжу кляп, сяду в телегу и поеду домой, всё не так стыдно будет!

Нарвал зеленой травы, обвертел свой хуй и стал отвязывать повод у лошади. Лошадь увидала траву, схватила ее зубами и оторвала совсем с хуем . Заголосил мужик о кляпе, кое-как добрался в избу, залез в угол и сидит в углу.

— Ну что, всё приготовил?

— Всё, любезная жена!

— Где же рубашки?

— За водой уплыли.

— А курица с цыплятами?

— Ястреб утащил.

— А тесто, а просо?

— Свиньи съели.

— А сметана?

— Всю разлил.

— А хуй где?

— Кобыла съела.

— Экой ты, сукин сын, наделал добра!

Отредактировано Иванка (2014-03-13 15:58:55)

9

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО
Иллюстрации к "Роману о розе", Франция XII в.

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО
Фреска, г.Масса Мариттима (Тоскана)

10

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

Из той же оперы, про ПТИЧЕК:

Александр Пушкин

Царь Никита и сорок его дочерей

Царь Никита жил когда-то
Праздно, весело, богато,
Не творил добра, ни зла,
И земля его цвела.
Царь трудился понемногу,
Кушал, пил, молился богу
И от разных матерей
Прижил сорок дочерей,
Сорок девушек прелестных,
Сорок ангелов небесных,
Милых сердцем и душой.
Что за ножка — боже мой,
А головка, темный волос,
Чудо — глазки, чудо — голос,
Ум — с ума свести бы мог.
Словом, с головы до ног
Душу, сердце все пленяло;
Одного недоставало.
Да чего же одного?
Так, безделки, ничего.
Ничего иль очень мало,
Все равно—недоставало.

Как бы это изъяснить,
Чтоб совсем не рассердить
Богомольной важной дуры,
Слишком чопорной цензуры?
Как быть?.. Помоги мне, бог!
У царевен между ног...
Нет, уж это слишком ясно
И для скромности опасно, —
Так иначе как-нибудь:
Я люблю в Венере грудь,
Губки, ножку особливо,
Но любовное огниво,
Цель желанья моего...
Что такое?.. Ничего!..
Ничего, иль очень мало...
И того-то не бывало
У царевен молодых,
Шаловливых и живых.
Их чудесное рожденье
Привело в недоуменье
Все придворные сердца.
Грустно было для отца
И для матерей печальных
А от бабок повивальных
Как узнал о том народ —
Всякий тут разинул рот,
Ахал, охал, дивовался,
И иной, хоть и смеялся,
Да тихонько, чтобы в путь
До Нерчинска не махнуть.
Царь созвал своих придворных
Нянек, мамушек покорных —
Им держал такой приказ:
«Если кто-нибудь из вас
Дочерей греху научит,
Или мыслить их приучит,
Или только намекнет,
Что у них недостает,
Иль двусмысленное скажет
Или кукиш им покажет. —
TO - шутить я не привык —
Бабам вырежу язык,
А мужчинам нечто хуже,
Что порой бывает туже».

Царь был строг, но справедлив,
А приказ красноречив;
Всяк со страхом поклонился,
Остеречься всяк решился,
Ухо всяк держал востро
И хранил свое добро.
Жены бедные боялись,
Чтоб мужья не проболтались;
Втайне думали мужья:
«Провинись, жена моя!»
(Видно, сердцем были гневны.)
Подросли мои царевны.
Жаль их стало. Царь — в совет;
Изложил там свой предмет:
Так и так — довольно ясно,
Тихо, шепотом, негласно,
Осторожнее от слуг.
Призадумались бояры,
Как лечить такой недуг.
Вот один советник старый
Поклонился всем — и вдруг
В лысый лоб рукою брякнул
И царю он так вавакнул:
«О, премудрый государь!
Не взыщи мою ты дерзость,
Если про плотскую мерзость
Расскажу, что было встарь
Мне была знакома сводня
(Где она? И чем сегодня?
Верно тем же, чем была).
Баба ведьмою слыла,
Всем недугам пособляла,
Немощь членов исцеляла
Вот ее бы разыскать;

Ведьма дело все поправит:
А что надо—то и вставит»
— «Так за ней сейчас послать!
Восклицает царь Никита,
Брови сдвинувши сердито:
— Тотчас ведьму отыскать
Если ж нас она обманет,
Чего надо, не достанет,
На бобах нас проведет,
Или с умыслом солжет, —
Будь не царь я, а бездельник,
Если в чистый понедельник
Сжечь колдунью не велю:
И тем небо умолю».
Вот секретно, осторожно,
По курьерской подорожной
И во все земли концы
Были посланы гонцы.
Они скачут, всюду рыщут
И царю колдунью ищут.
Год проходит и другой —
Нету вести никакой.
Наконец один ретивый
Вдруг напал на след счастливый.
Он заехал в темный лес
(Видно, вел его сам бес),
Видит он: в лесу избушка,
Ведьма в ней живет, старушка.
Как он был царев посол,
То к ней прямо и вошел,
Поклонился ведьме смело,
Изложил царево дело:
Как царевны рождены
И чего все лишены.
Ведьма мигом все смекнула...
В дверь гонца она толкнула,
Так промолвив: «Уходи
Поскорей и без оглядки,
Не то — бойся лихорадки...
Через три дня приходи
За посылкой и ответом,
Только помни — чуть с рассветом.

После ведьма заперлась,
Уголечком запаслась,
Трое суток ворожила,
Так что беса приманила,
Чтоб отправить во дворец,
Сам принес он ей ларец,
Полный грешными вещами,
Обожаемыми нами.
Там их было всех сортов,
Всех размеров, всех цветов,
Все отборные, с кудрями..,
Ведьма все перебрала,
Сорок лучших оточла,
Их в салфетку завернула
И на ключ в ларец замкнула,
С ним отправила гонца,
Дав на путь серебреца.
Едет он. Заря зарделась...
Отдых сделать захотелось,
Захотелось закусить,
Жажду водкой утолить:
Он был малый аккуратный,
Всем запасся в путь обратный.
Вот коня он разнуздал
И покойно кушать стал.
Конь пасется. Он мечтает,
Как его царь вознесет,
Графом, князем назовет.
Что же ларчик заключает?
Что царю в нем ведьма шлет?
В щелку смотрит: нет, не видно
Заперт плотно. Как обидно!
Любопытство страх берет,
И всего его тревожит.
Ухо он к замку приложит —
Ничего не чует слух;
Нюхает — знакомый дух...
Тьфу ты пропасть! что за чудо?
Посмотреть ей-ей не худо
И не вытерпел гонец...

Но лишь отпер он ларец,
Птички — порх и улетели,
И кругом на сучья сели
И хвостами завертели.
Наш гонец давай их звать,
Сухарями их прельщать:
Крошки сыплет—все напрасно
(Видно, кормятся не тем):
На сучках им петь прекрасно,
А в ларце сидеть зачем?
Вот тащится вдоль дороги,
Вся согнувшися дугой,
Баба старая с клюкой.
Наш гонец ей бухнул в ноги:
«Пропаду я с головой!
Помоги, будь мать родная!
Посмотри, беда какая:
Не могу их изловить!
Как же горю пособить?»
Вверх старуха посмотрела,
Плюнула и прошипела:
«Поступил ты хоть и скверно,
Но не плачься, не тужи...
Ты им только покажи —
Сами все слетят наверно».
«Ну, спасибо!» он сказал...
И лишь только показал —
Птички вмиг к нему слетели
И квартирой овладели.

Чтоб беды не знать другой,
Он без дальних отговорок
Тотчас их под ключ все сорок,
И отправился домой.
Как княжны их получили,
Прямо в клетки посадили.

Царь на радости такой
Задал тотчас пир горой:
Семь дней сряду пировали,
Целый месяц отдыхали;
Царь совет весь наградил,
Да и ведьму не забыл:
Из кунсткамеры в подарок
Ей послал в спирту огарок
(Тот, который всех дивил),
Две ехидны, да скелета
Из того же кабинета...
Награжден был и гонец.
Вот и сказочки конец.

Многие меня поносят
И теперь, пожалуй, спросят:
Глупо так зачем шучу?
Что за дело им? Хочу!

http://germanigem.livejournal.com/6221.html
Волшебные деревья Средневековья

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

Не так давно, в 2000 году, в средневековом городе Масса Мариттима в провинции Гроссето в Тоскане, Италия за штукатуркой городского фонтана была обнаружена исключительная фреска. Первоначальное фонтан назывался "Fonte Nuova", его имя известно ещё с 1265 года. Когда в последующие годы над фонтаном была построена галерея под названием «Palazzo dell'Abondanze», сам фонтан был переименован в «Fonte dell'Abondanza». Фреска  :rolleyes:  скрывалась от глаз на протяжении столетий и обнаружилсь случайно, при реставрации фонтана в 2000 году. Доминирующим изображением на этой большой (6 на 5 м.) фреске является дерево на бледном фоне.
Вряд ли можно не заметить, что это не просто обычное дерево, потому что оно плодоносит удивительными плодами. На нём произрастают пенисы. Члены на всех ветвях дерева непропорционально большие, с мошонками, и явно в "боевом" состоянии.
Под деревом, можно увидеть пять черных птиц, четыре у левой стороны ствола и одну на правой стороне. Зачем их изобразил художник и какое они имеют отношение к тому, что так явно бросается в глаза, даже вися на дереве, нам совершенно не понятно. Но зато мы можем догадаться, зачем на правой стороне изображены четыре ничего не делающие молодые женщины, а слева четыре женщины, активно собирающие плоды. После нескольких веков часть изображения исчезла (видимо, там был дракон или что-то вроде того, а женщин 9 - И.), но даже сейчас можно насчитать целых 25 пенисов на ветвях этого волшебного дерева. Также легко заметить, что две женщины, находящиеся ближе всего к стволу, одной рукой схватили друг друга за волосы, как это принято в любой банальной рыночной бабской потасовке, а второй рукой каждая пытается отобрать себе кувшин с урожаем йуХов внутри.
Левее, третья их подруга пытается сбить понравившийся ей членик палкой с ветки, в то время как четвёртая, с первого взгляда выглядящая достаточно невинной, на самом деле засунула один из фруктов в своё самое сокровенное место.

Если вас когда-нибудь занесёт в Париж, вам будет нетрудно найти в Национальной Библиотеке рукопись «Roman de la Rose», написанную Гийомом де Лоррисом. Этот труд, проиллюстрованный Жаном де Монстбастоном, относится ко второй четверти XIV века. На одной из его страниц изображены целых два писечных дерева. На первой картинке показана молодая монахиня на лесозаготовках. Рядом с деревом напечатан текст, являющийся прямым советом или даже руководством к действию, который гласит: «Не стоит сопротивляться желанию природы! Даже монашеская одежда не окажет никакой помощи! Так что выбирайте радости жизни!»
На втором рисунке из того же основополагающего труда средневекового мыслителя - две монахини собирают волшебные плоды прямо с дерева, тут же пытаясь спрятать их в складках одежды.

В конце средних веков паломничество было обычным и весьма распространённым времяпровождением. Пилигримы часто вешали на одежду морскую раковину в качестве значка паломника, чтобы легче было узнавать «своих». Были и другие значки, обычно религиозного характера, но довольно большое число их несло эротический подтекст.
Уникальная коллекция значков Хендрика Ян ван Бёнингена из города Котен, Нидерланды, включает иллюстрации йуХовых деревьев, иногда с растущими на них крыльями. Но не только. На некоторых произрастают также крылатые вульвы и вагины.
Еще один знак паломника из города Иепера, Бельгия показывает пару, занимающуюся сексом под писечным деревом, а с другой стороны за ними наблюдает средневековый вуайерист или просто случайный, но очень любопытный прохожий. На правой верхней ветке дерева можно увидеть пенис, проникающий в вагину, со словом AMOVRS, написанным прямо над ними.

Резьба по дереву начала XV века, показывает искушённому зрителю красиво одетую леди во время сбора урожая. Она хранится во Францисканском музее в Виллингене, на юго-западе Германии. Картина отражает большое сексуальное желание дамы в виде деревянного ящика с большим количеством женских прелестей, стоящего по другую сторону от дерева.

Другую фреску с изображением членового дерева можно обнаружить в замке Моос-Шультхаус в Аппиано, Италия. Эта Фреска была написана около 1475 года и изображает двух женщин, собирающих пенисы, уже перезревшие, и поэтому упавшие с дерева на землю.

На одной из стен замка Лихтенберг в Тироле, также изображено фаллическое дерево. Эта фреска теперь хранится в Земельном музее Тироля в Инсбруке, Австрия.

Немецкий рисунок времени позднего Средневековья сохранился и был найден в Стамбуле, Турция. Рисунок показывает дерево в вазе, (по-японски именуемое эстетами «бансай»), на ветвях которого растут два больших хвостатых и два небольших бесхвостых члена. Там изображены также два маленьких ангела, «путти» (не путать с Путиным), один из которых держит плод в своих руках, а другой срезает член с дерева.

Даже в начале итальянского Ренессанса, Рафаэль, писавший фрески на Villa Farnesia в Риме изобразил обильные гирлянды растительности с бесконечным разнообразием фруктов и овощей. В одном месте сразу становится заметным намёк великого мастера на соитие пышной фиги с опухшим кабачком-цуккини или полностью созревшим огурцом (кому и что больше нравится).

Из всего вышесказанного становится ясно, что в Западной Европе между концом XIII века и начале XVI века, йуХовое дерево было весьма не редким явлением. Очевидный вопрос заключается в том, почему это происходило?

Первым и наиболее очевидным объяснением может быть то, что секс, являющийся важной частью повседневной жизни в любые времена, с началом Реформация и контрреформации и введением церковных и светских запретов стал табу.
Поэтому картины со скрытым сексуальным подтекстом начали появляться, чтобы обойти запреты. Известны несколько изображений конца средневековья с гениталиями, живущими собственной жизнью.

Другим объяснением может быть попытка сохранения греко-римского культа фаллоса. В древнем Риме его изображения можно найти повсюду, но нет изображений членового дерева.
Фаллический культ плодородия был укоренившимся и в кельтской культуре, но и в ней фаллическое дерево не появлялось.

Безусловно, существует связь между пенисом и фонтанами в Италии. Древняя тосканская традиция связывает воду с рождаемостью. Подобные скульптурные композиции можно найти на «Фонте ди Пескайя» в Сиене и фонтанах в Сан Джиминьяно.

Однако, считается, что большинство пенисных деревьев связаны в чаще с бесплодием и бессилием с одной стороны, и волшебством и колдовством с другой. Женщины, особенно монахини, всегда считались наиболее уязвимыми для сексуального обольщения дьявола.

Мысль о потере своего полового члена внушала огромный страх в средневековом обществе в Европе. Считалось, что причиной такого бедствия должно быть колдовство. В знаменитом трактате о колдовстве Malleus Maleficarum или Der Hexenhammer (1487) можно прочитать:
«Ведьмы, соберите 20-30 пенисов, поместите их в птичью сеть или закрытую коробку, где они будут двигаться как живые и есть пшеницу и овёс…
Кто-то сообщил, что, когда он потерял свой член, он посетил знаменитую Ведьму, чтобы получить свой член обратно. Ведьма приказала ему взобраться на дерево, где он смог бы выбрать половой орган из гнезда полного членов. Когда же он захотел выбрать самый большой, ведьма сказала ему: «Этот брать нельзя! Он принадлежит нашему приходскому священнику»!  :D

Вот такие находки можно сделать, если внимательно рассматривать произведения искусства или читать старинные книги и документы, связанные с твоей профессией.

http://aldanov.livejournal.com/380617.html
В Европе было распространено паломничество по святым местам. Паломники могли купить себе значок на память о посещении той или иной святыни. В Париже святые отцы одного из монастырей продавали пенис с ножками и крылышками, в короне и со звонком (уже по описанию узнается греко-римский прототип). Похожие значки продавали, вероятно, к примеру, в средневековой Голландии.

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО
Пилигримские значки из Голландии, 13-16 вв,  - сюжеты с пенисами и вульвой с несколько пародийными элементами светского мира, особенно, что касается изображений вульвы. Между тем, мы снова обнаружим тут и «греческий» крылатый пенис.  :blush:

Отредактировано Иванка (2014-03-14 02:23:40)

11

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

Имена богов похоти и плодородия: РОД, РОДАВОН, АРВОН, ПРИПЕГАЛА, КУКИШ

ВУЛЬВА — женское божество похоти — ПИЗИ имела символ в виде женской вульвы. Бронзовые изображения и прорисовки вульвы на камне встречаются практически повсеместно.

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

Насколько почитаема была богиня похоти, свидетельствует тот факт, что Пизи была и в первых христианских церквях весьма почитаема. Вот что по этому поводу пишет французский учёный XIX века Шампфлери: «На стенах зал некоторых старинных храмов мы с удивлением видим изображения половых органов человека, которые угодливо выставлены напоказ среди предметов, назначенных для богослужения, как будто эхо античного символизма, такие порнографические фигуры в храмах с удивительной невинностью высечены каменотёсами... Новейшие историки, умалчивая о христианских изображениях половых органов в некоторых помещениях старинных храмов, набрасывают покрывало на мысль того, кто хотел бы сопоставить памятники классической древности с памятниками средних веков». Если вы думаете, что невоздержание — сугубо языческая черта, то вы не правы. В 1212 году парижский Собор издал специальный запрет на оргии, предупреждая паству «от безумных праздников, где принимают фаллос, повсюду воздерживаться, и это мы тем сильнее запрещаем монахам и монащенкам». Такой запрет был принят и в 1430, и в 1559 годах! То есть было время, когда в церквях закрепляли молитвы половым актом! Не отличались праведностью и монахи русских монастырей. Имеются документы о разбирательстве дела о том, имеет ли монах право есть мясо овцы, с которой он имел плотские сношения. Постановление: другие монахи могут, а тот, кто имел с ней плотскую связь, должен воздержаться от поедания её мяса, молясь о своих грехах. Кроме того, в монастырях была весьма распространена содомия (гомосексуальные связи), из-за чего был признан нежелательным приём в монастыри молодых мальчиков. В содомском грехе был уличён даже глава русской церкви митрополит Зосима. Филофей в послании царю Ивану Васильевичу считал содомию жертвой Дьяволу. Зосима — русский митрополит — жрец Дьявола! О tempore, о mores! http://userdocs.ru/geografiya/6526/index.html?page=4

12

Иванка написал(а):

Пизи была и в первых христианских церквях весьма почитаема.


А есть ли связь с Пизанской башней?  :)

ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО

Реальной датой начала строительства следует считать 1173 год. Однако фундамент Пизанской башни положили неровно. Строительство было остановлено и возобновлено только спустя 100 лет. Только потом стало ясно видно, что Пизанская башня “падает” наклонившись к югу. С того времени, как начались постоянные измерения башни в 1911 году, было зафиксировано, что вершина наклоняется на 1,2 миллиметра в год. На сегодняшний день, вершина Пизанской башни отклонена на 5,3 м от центра.
Архитекторами башни были Боннано Пизано и Вильгельм фон Иннсбрук, но им обоим не суждено было увидеть окончательное завершение своего замысла. Кстати, до второй половины XIV столетия башня оставалась без увенчивающей ее звонницы.
Хотя Пизанская башня наклонена, колокольня, построенная во второй половине XIV века наверху башни, стоит ровно.
В 1564 году в Пизе родился Галилео Галилей, будущий знаменитый ученый. Судя по его собственным рассказам, он использовал Пизанскую башню для своих опытов. С верхнего ее этажа он бросал различные предметы, чтобы доказать, что скорость падения не зависит от веса падающего тела.
В Пизанском соборе находятся несколько захоронений различных исторических деятелей, среди которых — гробница германского императора Генриха VII.


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Русские народные сказки » ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО