КНИГА МАТЕРЕЙ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Русские народные сказки » Аленький цветочек


Аленький цветочек

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Сергей Тимофеевич Аксаков. Аленький цветочек

Сказка ключницы Пелагеи

Сказку "Аленький цветочек" записал известный русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков (1791 - 1859). Он услышал ее в детстве во время своей болезни. Писатель так рассказывает об этом в повести "Детские годы Багрова-внука":
"Скорому выздоровлению моему мешала бессонница... По совету тетушки, позвали один раз ключницу Пелагею, которая была великая мастерица сказывать сказки и которую даже покойный дедушка любил слушать... Пришла Пелагея, немолодая, но еще белая, румяная... села у печки и начала говорить, немного нараспев: "В некиим царстве, в некиим государстве..."
Нужно ли говорить, что я не заснул до окончания сказки, что, напротив, я не спал долее обыкновенного?
На другой же день выслушал я в другой раз повесть об "Аленьком цветочке". С этих пор, до самого моего выздоровления, Пелагея ежедневно рассказывала мне какую-нибудь из своих многочисленных сказок. Более других помню я "Царь-девицу", "Иванушку-дурачка", "Жар-птицу" и "Змея Горыныча".
В последние годы жизни, работая над книгой "Детские годы Багрова-внука", Сергей Тимофеевич вспомнил ключницу Пелагею, ее замечательную сказку "Аленький цветочек" и записал ее по памяти. Впервые она была напечатана в 1858 году и с тех пор стала у нас любимой сказкой.

---------------------------------------------------------------

http://s2.uploads.ru/t/tXe7S.jpg

В некиим(1) царстве, в некиим государстве жил-был богатый купец, именитый человек.
Много у него было всякого богатства, дорогих товаров заморских, жемчугу, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны(2) и было у того купца три дочери, все три красавицы писаные, а меньшая лучше всех; и любил он дочерей своих больше всего своего богатства, жемчугов, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны - по той причине, что он был вдовец и любить ему было некого; любил он старших дочерей, а меньшую дочь любил больше, потому что она была собой лучше всех и к нему ласковее.
Вот и собирается тот купец по своим торговым делам за море, за тридевять земель, в тридевятое царство, в тридесятое государство, и говорит он своим любезным дочерям:
"Дочери мои милые, дочери мои хорошие, дочери мои пригожие, еду я по своим купецким делам за тридевять земель, в тридевятое царство, тридесятое государство, и мало ли, много ли времени проезжу - не ведаю, и наказываю я вам жить без меня честно и смирно, и коли вы будете жить без меня честно и смирно, то привезу вам такие гостинцы, каких вы сами захотите, и даю я вам сроку думать на три дня, и тогда вы мне скажете, каких гостинцев вам хочется".
Думали они три дня и три ночи и пришли к своему родителю, и стал он их спрашивать, каких гостинцев желают. Старшая дочь поклонилась отцу в ноги да и говорит ему первая:
"Государь ты мой батюшка родимый! Не вози ты мне золотой и серебряной парчи(3), ни мехов черного соболя, ни жемчуга бурмицкого(4), а привези ты мне золотой венец из камениев самоцветных, и чтоб был от них такой свет, как от месяца полного, как от солнца красного, и чтоб было от него светло в темную ночь, как среди дня белого".
Честной купец призадумался и сказал потом:
"Хорошо, дочь моя милая, хорошая и пригожая, привезу я тебе таковой венец; знаю я за морем такого человека, который достанет мне таковой венец; а и есть он у одной королевишны заморской, а и спрятан он в кладовой каменной, а и стоит та кладовая в каменной горе, глубиной на три сажени, за тремя дверьми железными, за тремя замками немецкими. Работа будет немалая: да для моей казны супротивного нет".
Поклонилась ему в ноги дочь середняя и говорит:
"Государь ты мой батюшка родимый! Не вози ты мне золотой и серебряной парчи, ни черных мехов соболя сибирского, ни ожерелья жемчуга бурмицкого, ни золота венца самоцветного, а привези ты мне тувалет(5) из хрусталю восточного, цельного, беспорочного, чтобы, глядя в него, видела я всю красоту поднебесную и чтоб, смотрясь в него, я не старилась и красота б моя девичья прибавлялася".
Призадумался честной купец и, подумав мало ли, много ли времени, говорит ей таковые слова:
"Хорошо, дочь моя милая, хорошая и пригожая, достану я тебе таковой хрустальный тувалет; а и есть он у дочери короля персидского, молодой королевишны, красоты несказанной, неописанной и негаданной; и схоронен тот тувалет в терему каменном, высоком, и стоит он на горе каменной, вышина той горы в триста сажень, за семью дверьми железными, за семью замками немецкими, и ведут к тому терему ступеней три тысячи, и на каждой ступени стоит по воину персидскому и день и ночь с саблею наголо булатною, и ключи от тех дверей железных носит королевишна на поясе. Знаю я за морем такого человека, и достанет он мне таковой тувалет. Потяжеле твоя работа сестриной, да для моей казны супротивного нет".
Поклонилась в ноги отцу меньшая дочь и говорит таково слово:
"Государь ты мой батюшка родимый! Не вози ты мне золотой и серебряной парчи, ни черных соболей сибирских, ни ожерелья бурмицкого, ни венца самоцветного, ни тувалета хрустального, а привези ты мне аленький цветочек, которого бы не было краше на белом свете".
Призадумался честной купец крепче прежнего. Мало ли, много ли времени он думал, доподлинно сказать не могу; надумавшись, он целует, ласкает, приголубливает свою меньшую дочь, любимую, и говорит таковые слова:
"Ну, задала ты мне работу потяжеле сестриных: коли знаешь, что искать, то как не сыскать, а как найти то, чего сам не знаешь? Аленький цветочек не хитро найти, да как же узнать мне, что краше его нет на белом свете? Буду стараться, а на гостинце не взыщи".
И отпустил он дочерей своих, хороших, пригожих, в ихние терема девичьи. Стал он собираться в путь, во дороженьку, в дальние края заморские. Долго ли, много ли он собирался, я не знаю и не ведаю: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Поехал он в путь, во дороженьку.
Вот ездит честной купец по чужим сторонам заморским, по королевствам невиданным; продает он свои товары втридорога, покупает чужие втридешева, он меняет товар на товар и того сходней, со придачею серебра да золота; золотой казной корабли нагружает да домой посылает. Отыскал он заветный гостинец для своей старшей дочери: венец с камнями самоцветными, а от них светло в темную ночь, как бы в белый день. Отыскал заветный гостинец и для своей средней дочери: тувалет хрустальный, а в нем видна вся красота поднебесная, и, смотрясь в него, девичья красота не стареется, а прибавляется. Не может он только найти заветного гостинца для меньшой, любимой дочери - аленького цветочка, краше которого не было бы на белом свете.
Находил он во садах царских, королевских и султановых много аленьких цветочков такой красоты, что ни в сказке сказать, ни пером написать; да никто ему поруки не дает, что краше того цветка нет на белом свете; да и сам он того не думает. Вот едет он путем-
дорогою со своими слугами верными по пескам сыпучим, по лесам дремучим, и, откуда ни возьмись, налетели на него разбойники, бусурманские, турецкие да индейские, и, увидя беду неминучую, бросает честной купец свои караваны богатые со прислугою своей верною и бежит в темные леса. "Пусть-де меня растерзают звери лютые, чем попасться мне в руки разбойничьи, поганые и доживать свой век в плену во неволе".
Бродит он по тому лесу дремучему, непроездному, непроходному, и что дальше идет, то дорога лучше становится, словно деревья перед ним расступаются, а часты кусты раздвигаются. Смотрит назад. - руки не просунуть, смотрит направо - пни да колоды, зайцу косому не проскочить, смотрит налево - а и хуже того. Дивуется честной купец, думает не придумает, что с ним за чудо совершается, а сам все идет да идет: у него под ногами дорога торная. Идет он день от утра до вечера, не слышит он реву звериного, ни шипения змеиного, ни крику совиного, ни голоса птичьего: ровно около него все повымерло. Вот пришла и темная ночь; кругом его хоть глаз выколи, а у него под ногами светлехонько. Вот идет он, почитай, до полуночи, и стал видеть впереди будто зарево, и подумал он: "Видно, лес горит, так зачем же мне туда идти на верную смерть, неминучую?"
Поворотил он назад - нельзя идти, направо, налево - нельзя идти; сунулся вперед - дорога торная. "Дай постою на одном месте, - может, зарево пойдет в другую сторону, аль прочь от меня, аль потухнет совсем".
Вот и стал он, дожидается; да не тут-то было: зарево точно к нему навстречу идет, и как будто около него светлее становится; думал он, думал и порешил идти вперед. Двух смертей не бывать, а одной не миновать. Перекрестился купец и пошел вперед. Чем дальше идет, тем светлее становится, и стало, почитай, как белый день, а не слышно шуму и треску пожарного. Выходит он под конец на поляну широкую и посередь той поляны широкой стоит дом не дом чертог не чертог, а дворец королевский или царский весь в огне, в серебре и золоте и в каменьях самоцветных, весь горит и светит, а огня не видать; ровно солнышко красное, инда(6) тяжело на него глазам смотреть. Все окошки во дворце растворены, и играет в нем музыка согласная, какой никогда он не слыхивал.
Входит он на широкий двор, в ворота широкие растворенные; дорога пошла из белого мрамора, а по сторонам бьют фонтаны воды, высокие, большие и малые. Входит он во дворец по лестнице, устланной кармазинным(7) сукном, со перилами позолоченными; вошел в горницу - нет никого; в другую, в третью - нет никого; в пятую, десятую - нет никого; а убранство везде царское, неслыханное и невиданное: золото, серебро, хрустали восточные, кость слоновая и мамонтовая.
Дивится честной купец такому богатству несказанному, а вдвое того, что хозяина нет; не только хозяина, и прислуги нет; а музыка играет не смолкаючи; и подумал он в те поры про себя: "Все хорошо, да есть нечего" - и вырос перед ним стол, убранный-разубранный: в посуде золотой да серебряной яства(8) стоят сахарные, и вина заморские, и питья медвяные. Сел он за стол без сумления(9), напился, наелся досыта, потому что не ел сутки целые; кушанье такое, что и сказать нельзя, - того и гляди, что язык проглотишь, а он, по лесам и пескам ходючи, крепко проголодался; встал он из-за стола, а поклониться некому и сказать спасибо за хлеб за соль некому. Не успел он встать да оглянуться, а стола с кушаньем как не бывало, а музыка играет не умолкаючи.
Дивуется честной купец такому чуду чудному и такому диву дивному, и ходит он по палатам изукрашенным да любуется, а сам думает: "Хорошо бы теперь соснуть да всхрапнуть" - и видит, стоит перед ним кровать резная, из чистого золота, на ножках хрустальных, с пологом серебряным, с бахромою и кистями жемчужными; пуховик на ней как гора лежит, пуху мягкого, лебяжьего.
Дивится купец такому чуду новому, новому и чудному; ложится он на высокую кровать, задергивает полог серебряный и видит, что он тонок и мягок, будто шелковый. Стало в палате темно, ровно в сумерки, и музыка играет будто издали, и подумал он: "Ах, кабы мне дочерей хоть во сне увидать!" - и заснул в ту же минуточку.
Просыпается купец, а солнце уже взошло выше дерева стоячего. Проснулся купец, а вдруг опомниться не может: всю ночь видел он во сне дочерей своих любезных, хороших и пригожих, и видел он дочерей своих старших: старшую и середнюю, что они веселым-веселехоньки, а печальна одна дочь меньшая, любимая; что у старшей и середней дочери есть женихи богатые и что сбираются они выйти замуж, не дождавшись его благословения отцовского; меньшая же дочь любимая, красавица писаная, о женихах и слышать не хочет, покуда не воротится ее родимый батюшка. И стало у него на душе и радостно и не радостно.
Встал он со кровати высокой, платье ему все приготовлено, и фонтан воды бьет в чашу хрустальную; он одевается, умывается и уж новому, чуду не дивуется: чай и кофей на столе стоят, и при них закуска сахарная. Помолившись богу, он накушался, и стал он опять по палатам ходить, чтоб опять на них полюбоватися при свете солнышка красного. Все показалось ему лучше вчерашнего. Вот видит он в окна растворенные, что кругом дворца разведены сады диковинные, плодовитые и цветы цветут красоты неописанной. Захотелось ему по тем садам прогулятися.
Сходит он по другой лестнице из мрамора зеленого, из малахита медного, с перилами позолоченными, сходит прямо в зелены сады. Гуляет он и любуется: на деревьях висят плоды спелые, румяные, сами в рот так и просятся, инда, глядя на них, слюнки текут; цветы цветут распрекрасные, Махровые, пахучие, всякими красками расписанные; птицы летают невиданные: словно по бархату зеленому и пунцовому золотом и серебром выложенные, песни поют райские; фонтаны воды бьют высокие, инда глядеть на их вышину - голова запрокидывается; и бегут и шумят ключи родниковые по колодам хрустальным.
Ходит честной купец, дивуется; на все такие диковинки глаза у него разбежалися, и не знает он, на что смотреть и кого слушать. Ходил он так много ли, мало ли времени - неведомо: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. И вдруг видит он, на пригорочке зеленом цветет цветок цвету алого, красоты невиданной и неслыханной, что ни в сказке сказать, ни пером написать. У честного купца дух занимается; подходит он ко тому цветку; запах от цветка по всему саду ровно струя бежит; затряслись и руки и ноги у купца, и возговорил он голосом радостным:
"Вот аленький цветочек, какого нет краше ни белом свете, о каком просила меня дочь меньшая, любимая".
И, проговорив таковы слова, он подошел и сорвал аленький цветочек. В ту же минуту, безо всяких туч, блеснула молния и ударил гром, инда земля зашаталася под ногами, - и вырос, как будто из земли, перед купцом зверь не зверь, человек не человек, а так какое-то чудище, страшное и мохнатое, и заревел он голосом диким:
"Что ты сделал? Как ты посмел сорвать в моем саду мой заповедный, любимый цветок? Я хранил его паче зеницы ока(10) моего и всякий день утешался, на него глядючи, а ты лишил меня всей утехи в моей жизни. Я хозяин дворца и сада, я принял тебя, как дорогого гостя и званого, накормил, напоил и спать уложил, а ты эдак-то заплатил за мое добро? Знай же свою участь горькую: умереть тебе за свою вину смертью безвременною!.."
И несчетное число голосов диких со всех сторон завопило:
"Умереть тебе смертью безвременною!"
У честного купца от страха зуб на зуб не приходил, он оглянулся кругом и видит, что со всех сторон, из-под каждого дерева и кустика, из воды, из земли лезет к нему сила нечистая и несметная, все страшилища безобразные. Он упал на колени перед набольшим хозяином, чудищем мохнатым, и возговорил голосом жалобным:
"Ох ты той еси, господин честной, зверь лесной, чудо морское: как взвеличать тебя - не знаю, не ведаю! Не погуби ты души моей христианской за мою продерзость безвинную, не прикажи меня рубить и казнить, прикажи слово вымолвить. А есть у меня три дочери, три дочери красавицы, хорошие и пригожие; обещал я им по гостинцу привезть: старшей дочери - самоцветный венец, средней дочери - тувалет хрустальный, а меньшой дочери - аленький цветочек, какого бы не было краше на белом свете. Старшим дочерям гостинцы я сыскал, а меньшой дочери гостинца отыскать не мог; увидел я такой гостинец у тебя в саду - аленький цветочек, какого краше нет на белом свете, и подумал я, что такому хозяину, богатому-богатому, славному и могучему, не будет жалко цветочка аленького, о каком просила моя меньшая дочь, любимая. Каюсь я в своей вине перед твоим величеством. Ты прости мне, неразумному и глупому, отпусти меня к моим дочерям родимым и подари мне цветочек аленький для гостинца моей меньшой, любимой дочери. Заплачу я тебе казны золотой, что потребуешь".
Раздался по лесу хохот, словно гром загремел, и возговорит купцу зверь лесной, чудо морское:
"Не надо мне твоей золотой казны: мне своей девать некуда. Нет тебе от меня никакой милости, и разорвут тебя мои слуги верные на куски, на части мелкие. Есть одно для тебя спасенье. Я отпущу тебя домой невредимого, награжу казной несчетною, подарю цветочек аленький, коли дашь ты мне слово честное купецкое и запись своей руки, что пришлешь заместо себя одну из дочерей своих, хороших, пригожих; я обиды ей никакой не сделаю, а и будет она жить у меня в чести и приволье, как сам ты жил во дворце моем. Стало скучно мне жить одному, и хочу я залучить себе товарища".
Так и пал купец на сыру землю, горючими слезами обливается; а и взглянет он на зверя лесного, на чудо морское, а и вспомнит он своих дочерей, хороших, пригожих, а и пуще того завопит истошным голосом: больно страшен был лесной зверь, чудо морское. Много времени честной купец убивается и слезами обливается, и возговорит он голосом жалобным:
"Господин честной, зверь лесной, чудо морское! А и как мне быть, коли дочери мои, хорошие и пригожие, по своей воле не захотят ехать к тебе? Не связать же мне им руки и ноги да насильно прислать? Да и каким путем до тебя доехать? Я ехал к тебе ровно два года, а по каким местам, по каким путям, я не ведаю".
Возговорит купцу зверь лесной, чудо морское:
"Не хочу я невольницы: пусть приедет твоя дочь сюда по любви к тебе, своей волею и хотением; а коли дочери твои не поедут по своей воле и хотению, то сам приезжай, и велю я казнить тебя смертью лютою. А как приехать ко мне - не твоя беда; дам я тебе перстень с руки моей: кто наденет его на правый мизинец, тот очутится там, где пожелает, во единое ока мгновение. Сроку тебе даю дома пробыть три дня и три ночи".
Думал, думал купец думу крепкую и придумал так: "Лучше мне с дочерьми повидатися, дать им свое .родительское благословение, и коли они избавить меня от смерти не захотят, то приготовиться к смерти по долгу христианскому и воротиться к лесному зверю, чуду морскому". Фальши у него на уме не было, а потому он рассказал, что у него было на мыслях. Зверь лесной, чудо морское, и без того их знал; видя его правду, он и записи с него заручной(11) не взял, а снял с своей руки золотой перстень и подал его честному купцу.
И только честной купец успел надеть его на правый мизинец, как очутился он в воротах своего широкого двора; в ту пору в те же ворота въезжали его караваны богатые с прислугою верною, и привезли они казны и товаров втрое противу прежнего. Поднялся в доме шум и гвалт, повскакали дочери из-за пялец своих, а вышивали они серебром и золотом ширинки(12) шелковые; почали(13) они отца целовать, миловать и разными ласковыми именами называть, и две старшие сестры лебезят пуще меньшей сестры. Видят они, что отец как-то нерадостен и что есть у него на сердце печаль потаенная. Стали старшие дочери его допрашивать, не потерял ли он своего богатства великого; меньшая же дочь о богатстве не думает, и говорит она своему родителю:
"Мне богатства твои ненадобны; богатство дело наживное, а открой ты мне свое горе сердешное".
И возговорит тогда честной купец своим дочерям родимым, хорошим и пригожим:
"Не потерял я своего богатства великого, а нажил казны втрое-вчетверо; а есть у меня другая печаль, и скажу вам об ней завтрашний день, а сегодня будем веселитися".
Приказал он принести сундуки дорожные, железом окованные; доставал он старшей дочери золотой венец, золота аравийского, на огне не горит, в воде не ржавеет, со камнями самоцветными; достает гостинец середней дочери, тувалет хрусталю восточного; достает гостинец меньшой дочери, золотой кувшин с цветочком аленьким. Старшие дочери от радости рехнулися, унесли свои гостинцы в терема высокие и там на просторе ими досыта потешалися. Только дочь меньшая, любимая, увидав цветочек аленький, затряслась вся и заплакала, точно в сердце ее что ужалило. Как возговорит к ней отец таковы речи:
"Что же, дочь моя милая, любимая, не берешь ты своего цветка желанного? Краше его нет на белом свете".
Взяла дочь меньшая цветочек аленький ровно нехотя, целует руки отцовы, а сама плачет горючими слезами. Скоро прибежали дочери старшие, попытали(14) они гостинцы отцовские и не могут опомниться от радости. Тогда сели все они за столы дубовые, за скатерти браные(15) за яства сахарные, за пития медвяные; стали есть, пить, прохлаждатися, ласковыми речами утешатися.
Ввечеру гости понаехали, и стал дом у купца полнехонек дорогих гостей, сродников, угодников, прихлебателей. До полуночи беседа продолжалася, и таков был вечерний пир, какого честный купец у себя в дому не видывал, и откуда что бралось, не мог догадаться он, да и все тому дивовалися: и посуды золотой-серебряной, и кушаний диковинных, каких ни когда в дому не видывали.
Заутра позвал к себе купец старшую дочь, рассказал ей все, что с ним приключилося, все от слова до слова, и спросил: хочет ли она избавить его от смерти лютой и поехать жить к зверю лесному, к чуду морскому? Старшая дочь наотрез отказалася и говорит:
"Пусть та дочь и выручает отца, для кого он доставал аленький цветочек".
Позвал честной купец к себе другую дочь, середнюю, рассказал ей все, что с ним приключилося, все от слова до слова, и спросил, хочет ли она избавить его от смерти лютой и поехать жить к зверю лесному, чуду морскому? Середняя дочь наотрез отказалася и говорит:
"Пусть та дочь и выручает отца, для кого он доставал аленький цветочек".
Позвал честной купец меньшую дочь и стал ей все рассказывать, все от слова до слова, и не успел кончить речи своей, как стала перед ним на колени дочь меньшая, любимая, и сказала:
"Благослови меня, государь мой батюшка родимый: я поеду к зверю лесному, чуду морскому, и стану жить у него. Для меня достал ты аленький цветочек, и мне надо выручить тебя".
Залился слезами честной купец, обнял он свою меньшую дочь, любимую, и говорит ей таковые слова:
"Дочь моя милая, хорошая, пригожая, меньшая и любимая, да будет над тобою мое благословение родительское, что выручаешь ты своего отца от смерти лютой и по доброй воле своей и хотению идешь на житье противное к страшному зверю лесному, чуду морскому. Будешь жить ты у него во дворце, в богатстве и приволье великом; да где тот дворец - никто не знает, не ведает, и нет к нему дороги ни конному, ни пешему, ни зверю прыскучему(16) ни птице перелетной. Не будет нам от тебя ни слуха, ни весточки, а тебе от нас и подавно. И как мне доживать мой горький век, лица твоего не видаючи, ласковых речей твоих не слыхаючи? Расстаюсь я с тобою на веки вечные, ровно тебя живую, в землю хороню".
И возговорит отцу дочь меньшая, любимая:
"Не плачь, не тоскуй, государь мой батюшка родимый; житье мое будет богатое, привольное: зверя лесного, чуда морского, я не испугаюся, буду служить ему верою и правдою, исполнять его волю господскую, а может, он надо мной и сжалится. Не оплакивай ты меня живую, словно мертвую: может, бог даст, я и вернусь к тебе".
Плачет, рыдает честной купец, таковыми речами не утешается.
Прибегают сестры старшие, большая и середняя, подняли плач по всему дому: вишь, больно им жалко меньшой сестры, любимой; а меньшая сестра и виду печального не кажет, не плачет, не охает и в дальний путь неведомый собирается. И берет с собою цветочек аленький во кувшине позолоченном.
Прошел третий день и третья ночь, пришла пора расставаться честному купцу, расставаться с дочерью меньшою, любимою; он целует, милует ее, горючими слезами обливает и кладет на нее крестное благословение свое родительское. Вынимает он перстень зверя лесного, чуда морского, из ларца кованого, надевает перстень на правый мизинец меньшой, любимой дочери - и не стало ее в ту же минуточку со всеми ее пожитками.
Очутилась она во дворце зверя лесного, чуда морского, во палатах высоких, каменных, на кровати из резного золота со ножками хрустальными, на пуховике пуха лебяжьего, покрытом золотой камкой(17) ровно она и с места не сходила, ровно она целый век тут жила, ровно легла почивать да проснулася. Заиграла музыка согласная, какой отродясь она не слыхивала.
Встала она со постели пуховой и видит, что все ее пожитки и цветочек аленький в кувшине позолоченном тут же стоят, раскладены и расставлены на столах зеленых малахита медного, и что в той палате много добра и скарба всякого, есть на чем посидеть-полежать, есть во что приодеться, есть во что посмотреться. И была одна стена вся зеркальная, а другая стена золоченая, а третья стена вся серебряная, а четвертая стена из кости слоновой и мамонтовой, самоцветными яхонтами вся разубранная; и подумала Она: "Должно быть, это моя опочивальня".
Захотелось ей осмотреть весь дворец, и пошла она осматривать все его палаты высокие, и ходила она немало времени, на все диковинки любуючись; одна палата была краше другой, и все краше того, как рассказывал честной купец, государь ее батюшка родимый. Взяла она из кувшина золоченого любимый цветочек аленький, сошла она в зелены сады, и запели ей птицы свои песни райские, а деревья, кусты и цветы замахали своими верхушками и ровно перед ней преклонилися; выше забили фонтаны воды и громче зашумели ключи родниковые; и нашла она то место высокое, пригорок муравчатый(18) на котором сорвал честной купец цветочек аленький, краше которого нет на белом свете. И вынула она тот аленький цветочек из кувшина золоченого и хотела посадить на место прежнее; но сам он вылетел из рук ее и прирос к стеблю прежнему и расцвел краше прежнего.
Подивилася она такому чуду чудному, диву дивному, порадовалась своему цветочку аленькому, заветному и пошла назад в палаты свои дворцовые; и в одной из них стоит стол накрыт, и только она подумала: "Видно, зверь лесной, чудо морское, на меня не гневается, и будет он ко мне господин милостивый", - как на белой мраморной стене появилися словеса огненные:
"Не господин я твой, а послушный раб. Ты моя госпожа, и все, что тебе пожелается, все, что тебе на ум придет, исполнять я буду с охотою".
Прочитала она словеса огненные, и пропали они со стены белой мраморной, как будто их никогда не бывало там. И вспало ей на мысли написать письмо к своему родителю и дать ему о себе весточку. Не успела она о том подумати, как видит она, перед нею бумага лежит, золотое перо со чернильницей. Пишет она письмо к своему батюшке родимому и сестрицам своим любезным:
"Не плачьте обо мне, не горюйте, я живу во дворце у зверя лесного, чуда морского, как королевишна; самого его не вижу и не слышу, а пишет он ко мне на стене беломраморной словесами огненными; и знает он все, что у меня на мысли, и в ту же минуту все исполняет, и не хочет он называться господином моим, а меня называет госпожой своей".
Не успела она письмо написать и печатью припечатать, как пропало письмо из рук и из глаз ее, словно его тут и не было. Заиграла музыка пуще прежнего, на столе явились яства сахарные, питья медвяные, вся посуда золота червонного. Села она за стол веселехонька, хотя сроду не обедала одна-одинешенька; ела она, пила, прохлаждалася, музыкою забавлялася. После обеда, накушавшись, она опочивать легла; заиграла музыка потише и подальше - по той причине, чтоб ей спать не мешать.
После сна встала она веселешенька и пошла опять гулять по садам зеленым, потому что не успела она до обеда обходить и половины их, наглядеться на все их диковинки. Все деревья, кусты и цветы перед ней преклонялися, а спелые плоды - груши, персики и наливные яблочки - сами в рот лезли. Походив время немалое, почитай вплоть до вечера, воротилась она во свои палаты высокие, и видит она: стол накрыт, и на столе яства стоят сахарные и питья медвяные, и все отменные.
После ужина вошла она в ту палату беломраморную, где читала она на стене словеса огненные, и видит она на той же стене опять такие же словеса огненные:
"Довольна ли госпожа моя своими садами и палатами, угощеньем и прислугою?"
И возговорила голосом радостным молодая дочь купецкая, красавица писаная:
"Не зови ты меня госпожой своей, а будь ты всегда мой добрый господин, ласковый и милостивый. Я из воли твоей никогда не выступлю. Благодарствую тебе за все твое, угощение. Лучше твоих палат высоких и твоих зеленых садов не найти на белом свете: то и как же мне довольною не быть? Я отродясь таких чудес не видывала. Я от такого дива еще в себя не приду, только боюсь я почивать одна; во всех твоих палатах высоких нет ни души человеческой".
Появилися на стене словеса огненные:
"Не бойся, моя госпожа прекрасная: не будешь ты почивать одна, дожидается тебя твоя девушка сенная(19), верная и любимая; и много в палатах душ человеческих, а только ты их не видишь и не слышишь, и все они вместе со мною берегут тебя и день и ночь: не дадим мы на тебя ветру венути(20), не дадим и пылинке сесть".
И пошла почивать в опочивальню свою молодая дочь купецкая, красавица писаная, и видит: стоит у кровати ее девушка сенная, верная и любимая, и стоит она чуть от страха жива; и обрадовалась она госпоже своей, и целует ее руки белые, обнимает ее ноги резвые. Госпожа была ей также рада, принялась ее расспрашивать про батюшку родимого, про сестриц своих старших и про всю свою прислугу девичью; после того принялась сама рассказывать, что с нею в это время приключилося; так и не спали они до белой зари.
Так и стала жить да поживать молодая дочь купецкая, красавица писаная. Всякий день ей готовы наряды новые, богатые, и убранства такие, что цены им нет, ни в сказке сказать, ни пером написать; всякий день угощенья я веселья новые, отменные: катанье, гулянье с музыкою на колесницах без коней и упряжи по темным лесам; а те леса перед ней расступалися и дорогу давали ей широкую, широкую и гладкую. И стала она рукодельями заниматися, рукодельями девичьими, вышивать ширинки серебром и золотом и низать бахромы частым жемчугом; стала посылать подарки батюшке родимому, а и самую богатую ширинку подарила своему хозяину ласковому, а и тому лесному зверю, чуду морскому; а и стала она день ото дня чаще ходить в залу беломраморную, говорить речи ласковые своему хозяину милостивому и читать на стене его ответы и приветы словесами огненными.
Мало ли, много ли тому времени прошло: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается, - стала привыкать к своему житью-бытью молодая дочь купецкая, красавица писаная; ничему она уже не дивуется, ничего не пугается; служат ей слуги невидимые, подают, принимают, на колесницах без коней катают, в музыку играют и все ее повеления исполняют. И возлюбляла она своего господина милостивого день ото дня, и видела она, что недаром он зовет ее госпожой своей и что любит он ее пуще самого себя; и захотелось ей его голоса послушати, захотелось с ним разговор повести, не ходя в палату беломраморную, не читая словесов огненных.
Стала она его о том молить и просить; да зверь лесной, чудо морское, не скоро на ее просьбу соглашается, испугать ее своим голосом опасается; упросила, умолила она своего хозяина ласкового, и не мог он ей супротивным быть, и написал он ей в последний раз на стене беломраморной словесами огненными:
"Приходи сегодня во зеленый сад, сядь во свою беседку любимую, листьями, ветками, цветами заплетенную, и скажи так: "Говори со мной, мой верный раб".
И мало спустя времечка побежала молодая дочь купецкая, красавица писаная, во сады зеленые, входила во беседку свою любимую, листьями, ветками, цветами заплетенную, и садилась на скамью парчовую; и говорит она задыхаючись, бьется сердечко у ней, как у пташки пойманной, говорит таковые слова:
"Не бойся ты, господин мой, добрый, ласковый, испугать меня своим голосом: после всех твоих милостей не убоюся я и рева звериного; говори со мной не опасаючись".
И услышала она, ровно кто вздохнул за беседкою, и раздался голос страшный, дикий и зычный, хриплый и сиплый, да и то говорил он еще вполголоса. Вздрогнула сначала молодая дочь купецкая, красавица писаная, услыхав голос зверя лесного, чуда морского, только со страхом своим совладала и виду, что испугалася, не показала, и скоро слова его ласковые и приветливые, речи умные и разумные стала слушать она и заслушалась, и стало у ней на сердце радостно.
С той поры, с того времечка пошли у них разговоры, почитай, целый день - во зеленом саду на гуляньях, во темных лесах на катаньях и во всех палатах высоких. Только спросит молодая дочь купецкая, красавица писаная:
"Здесь ли ты, мой добрый, любимый господин?"
Отвечает лесной зверь, чудо морское:
"Здесь, госпожа моя прекрасная, твой верный раб, неизменный друг".
И не пугается она его голоса дикого и страшного, и пойдут у них речи ласковые, что конца им нет.

Прошло мало ли, много ли времени: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается, - захотелось молодой дочери купецкой, красавице писаной, увидеть своими глазами зверя лесного, чуда морского, и стала она его о том просить и молить. Долго он на то не соглашается, испугать ее опасается, да и был он такое страшилище, что ни в сказке сказать, ни пером написать; не только люди, звери дикие его завсегда устрашалися и в свои берлоги разбегалися. И говорит зверь лесной, чудо морское, таковые слова:
"Не проси, не моли ты меня, госпожа моя распрекрасная, красавица ненаглядная, чтобы показал я тебе свое лицо противное, свое тело безобразное. К голосу моему попривыкла ты; мы живем с тобой в дружбе, согласии друг с другом, почитай, не разлучаемся, и любишь ты меня за мою любовь к тебе несказанную, а увидя меня, страшного и противного, возненавидишь ты меня, несчастного, прогонишь ты меня с глаз долой, а в разлуке с тобой я умру с тоски".
Не слушала таких речей молодая купецкая дочь, красавица писаная, и стала молить пуще прежнего, клясться, что никакого на свете страшилища не испугается и что не разлюбит она своего господина милостивого, и говорит ему таковые слова:
"Если ты стар человек - будь мне дедушка, если середович(21) - будь мне дядюшка, если же молод ты - будь мне названый брат, и поколь я жива - будь мне Сердечный друг".
Долго, долго лесной зверь, чудо морское, не поддавался на такие слова, да не мог просьбам и слезам своей красавицы супротивным быть, и говорит ей таково слово:
"Не могу я тебе супротивным быть по той причине, что люблю тебя пуще самого себя; исполню я твое желание, хотя знаю, что погублю мое счастие и умру смертью безвременной. Приходи во зеленый сад в сумерки серые, когда сядет за лес солнышко красное, и скажи: "Покажись мне, верный друг!" - и покажу я тебе свое лицо противное, свое тело безобразное. А коли станет невмоготу тебе больше у меня оставатися, не хочу я твоей неволи и муки вечной: ты найдешь в опочивальне своей, у себя под подушкою, мой золот перстень. Надень его на правый мизинец - и очутишься ты у батюшки родимого и ничего обо мне николи не услышишь".
Не убоялась, не устрашилась, крепко на себя понадеялась молодая дочь купецкая, красавица писаная. В те поры, не мешкая ни минуточки, пошла она во зеленый сад дожидатися часу урочного и, когда пришли сумерки серые, опустилося за лес солнышко красное, проговорила она: "Покажись мне, мой верный друг!" - и показался ей издали зверь лесной, чудо морское: он прошел только поперек дороги и пропал в частых кустах; и невзвидела света молодая дочь купецкая, красавица писаная, всплеснула руками белыми, закричала истошным голосом и упала на дорогу без памяти. Да и страшен был зверь лесной, чудо морское: руки кривые, на руках когти звериные, ноги лошадиные, спереди-сзади горбы великие верблюжие, весь мохнатый от верху донизу, изо рта торчали кабаньи клыки, нос крючком, как у беркута, а глаза были совиные.
Полежавши долго ли, мало ли времени, опамятовалась молодая дочь купецкая, красавица писаная, и слышит: плачет кто-то возле нее, горючьми слезами обливается и говорит голосом жалостным:
"Погубила ты меня, моя красавица возлюбленная, не видать мне больше твоего лица распрекрасного, не захочешь ты меня даже слышати, и пришло мне умереть смертью безвременною".
И стало ей жалкой совестно, и совладала она со своим страхом великим и с своим сердцем робким девичьим, и заговорила она голосом твердым:
"Нет, не бойся ничего, мой господин добрый и ласковый, не испугаюсь я больше твоего вида страшного, не разлучусь я с тобой, не забуду твоих милостей; покажись мне теперь же в своем виде давешнем; я только впервые испугалася".
Показался ей лесной зверь, чудо морское, в своем виде страшном, противном, безобразном, только близко подойти к ней не осмелился, сколько она ни звала его; гуляли они до ночи темной и вели беседы прежние, ласковые и разумные, и не чуяла никакого страха молодая дочь купецкая, красавица писаная. На другой день увидала она зверя лесного, чудо морское, при свете солнышка красного, и хотя сначала, разглядя его, испугалася, а виду не показала, и скоро страх ее совсем прошел. Тут пошли у них беседы пуще прежнего: день-деньской, почитай, не разлучалися, за обедом и ужином яствами сахарными насыщалися, питьями медвяными прохлаждалися, гуляли по зеленым садам, без коней каталися по темным лесам.

И прошло тому немало времени: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Вот однажды и привиделось во сне молодой купецкой дочери, красавице писаной, что батюшка ее нездоров лежит; и напала на нее тоска неусыпная, и увидал ее в той тоске и слезах зверь лесной, чудо морское, и сильно закручинился и стал спрашивать: отчего она во тоске, во слезах? Рассказала она ему свой недобрый сон и стала просить у него позволения повидать своего батюшку родимого и сестриц своих любезных. И возговорит к ней зверь лесной, чудо морское:
"И зачем тебе мое позволенье? Золот перстень мой у тебя лежит, надень его на правый мизинец и очутишься в дому у батюшки родимого. Оставайся у него, пока не соскучишься, а и только я скажу тебе: коли ты ровно через три дня и три ночи не воротишься, то не будет меня на белом свете, и умру я тою же минутою, по той причине, что люблю тебя больше, чем самого себя, и жить без тебя не могу".
Стала она заверять словами заветными и клятвами, что ровно за час до трех дней и трех ночей воротится во палаты его высокие. Простилась она с хозяином своим ласковым и милостивым, надела на правый мизинец золот перстень и очутилась на широком дворе честного купца, своего батюшки родимого. Идет она на высокое крыльцо его палат каменных; набежала к ней прислуга и челядь дворовая, подняли шум и крик; прибежали сестрицы любезные и, увидевши ее, диву дались красоте ее девичьей и ее наряду царскому, королевскому; подхватили ее под руки белые и повели к батюшке родимому; а батюшка нездоров. лежал, нездоров и нерадостен, день и ночь ее вспоминаючи, горючими слезами обливаючись; и не вспомнился он от радости, увидавши свою дочь милую, хорошую, пригожую, меньшую, любимую, и дивился он красоте ее девичьей, ее наряду царскому, королевскому.
Долго они целовалися, миловалися, ласковыми речами утешалися. Рассказала она своему батюшке родимому и своим сестрам старшим, любезным, про свое житье-бытье у зверя лесного, чуда морского, все от слова до слова, никакой крохи не скрываючи. И возвеселился честной купец ее житью богатому, царскому, королевскому, и дивился, как она привыкла смотреть на своего хозяина страшного и не боится зверя лесного, чуда морского; сам он, об нем вспоминаючи, дрожкой дрожал. Сестрам же старшим, cлушая про богатства несметные меньшой сестры и про власть ее царскую над своим господином, словно над рабом своим, инда завистно стало.
День проходит, как единый час, другой день проходит, как минуточка, а на третий день стали уговаривать меньшую сестру сестры старшие, чтоб не ворочалась она к зверю лесному, чуду морскому. "Пусть-де околеет, туда и дорога ему..." И прогневалась на сестер старших дорогая гостья, меньшая сестра, и сказала им таковы слова:
"Если я моему господину доброму и ласковому за все его милости и любовь горячую, несказанную заплачу его смертью лютою, то не буду я стоить того, чтобы мне на белом свете жить, и стоит меня тогда отдать диким зверям на растерзание".
И отец ее, честной купец, похвалил ее за такие речи хорошие, и было положено, чтобы до срока ровно за час воротилась к зверю лесному, чуду морскому, дочь хорошая, пригожая, меньшая, любимая. А сестрам то в досаду было, и задумали они дело хитрое, дело хитрое и недоброе; взяли они да все часы в доме целым часом назад поставили, и не ведал того честной купец и вся его прислуга верная, челядь дворовая.
И когда пришел настоящий час, стало у молодой купецкой дочери, красавицы писаной, сердце болеть и щемить, ровно стало что-нибудь подмывать ее, и смотрит она то и дело на часы отцовские, аглицкие, немецкие, - а все равно ей пускаться в дальний путь. А сестры с ней разговаривают, о том о сем расспрашивают, позадерживают. Однако сердце ее не вытерпело; простилась дочь меньшая, любимая, красавица писаная, со честным купцом, батюшкой родимым, приняла от него благословение родительское, простилась с сестрами старшими, любезными, со прислугою верною, челядью дворовою, и, не дождавшись единой минуточки до часа урочного, надела золот перстень на правый мизинец и очутилась во дворце белокаменном, во палатах высоких зверя лесного, чуда морского, и, дивуючись, что он ее не встречает, закричала она громким голосом:
"Где же ты, мой добрый господин, мой верный друг? Что же ты меня не встречаешь? Я воротилась раньше срока назначенного целым часом со минуточкой".
Ни ответа, ни привета не было, тишина стояла мертвая; в зеленых садах птицы не пели песни райские, не били фонтаны воды и не шумели ключи родниковые, не играла музыка во палатах высоких. Дрогнуло сердечко у купецкой дочери, красавицы писаной, почуяла она нешто недоброе; обежала она палаты высокие и сады зеленые, звала зычным голосом своего хозяина доброго - нет нигде ни ответа, ни привета и никакого гласа послушания(22). Побежала она на пригорок муравчатый, где рос, красовался ее любимый цветочек аленький, и видит она, что лесной зверь, чудо морское, лежит на пригорке, обхватив аленький цветочек своими лапами безобразными. И показалось ей, что заснул он, ее дожидаючись, и спит теперь крепким сном. Начала его будить потихоньку дочь купецкая, красавица писаная, - он не слышит; принялась будить покрепче, схватила его за лапу мохнатую - и видит, что зверь лесной, чудо морское, бездыханен, мертв лежит...
Помутилися ее очи ясные, подкосилися ноги резвые, пала она на колени, обняла руками белыми голову своего господина доброго, голову безобразную и противную, и завопила истошным голосом:
"Ты встань, пробудись, мой сердечный Друг, я люблю.тебя как жениха желанного!.."
И только таковы слова она вымолвила, как заблестели молнии со всех сторон, затряслась земля от грома великого, ударила громова стрела каменная в пригорок муравчатый, и упала без памяти молодая дочь купецкая, красавица писаная. Много ли, мало ли времени она лежала без памяти - не ведаю; только, очнувшись, видит она себя во палате высокой, беломраморной, сидит она на золотом престоле со каменьями драгоценными, и обнимает ее принц молодой, красавец писаный, на голове со короною царскою, в одежде златокованой; перед ним стоит отец с сестрами, а кругом на коленях стоит свита великая, все одеты в парчах золотых, серебряных. И возговорит к ней молодой принц, красавец писаный, на голове со короною царскою:
"Полюбила ты меня, красавица ненаглядная, в образе чудища безобразного, за мою добрую душу и любовь к тебе; полюби же меня теперь в образе человеческом, будь моей невестой желанною. Злая волшебница прогневалась на моего родителя покойного, короля славного и могучего, украла меня, еще малолетнего, и сатанинским колдовством своим, силой нечистою, оборотила меня в чудище страшное и наложила таковое заклятие, чтобы жить мне в таковом виде безобразном, противном и страшном для всякого человека, для всякой твари божией, пока найдется красная девица, какого бы роду и званья ни была она, и полюбит меня в образе страшилища и пожелает быть моей женой законною, - и тогда колдовство все покончится, и стану я опять по-прежнему человеком молодым и пригожим. И жил я таковым страшилищем и пугалом ровно тридцать лет, и залучал я в мой дворец заколдованный одиннадцать девиц красных, ты была двенадцатая. Ни одна не полюбила меня за мои ласки и угождения, за мою душу добрую. Ты одна полюбила меня, чудище противное и безобразное, за мои ласки и угождения, за мою душу добрую, за любовь мою к тебе несказанную, и будешь ты за то женою короля славного, королевою в царстве могучем".
Тогда все тому подивилися, свита до земли преклонилася. Честной купец дал свое благословение дочери меньшой, любимой, и молодому принцу-королевичу. И поздравили жениха с невестою сестры старшие, завистные, и все слуги верные, бояре великие и кавалеры ратные, и нимало не медля принялись веселым пирком да за свадебку, и стали жить да поживать, добра наживать. Я сама там была, пиво-мед пила, по усам текло, да в рот не попало.

Примечания

(1) В некиим - в некотором. В сказке много старинных слов; она написана так, как ее рассказывала ключница Пелагея.
(2) Казна - деньги.
(3) Парча - шелковая материя, затканная золотыми или серебряными нитями.
(4) Жемчуг бурмицкий - жемчуг особенно крупный и круглый.
(5) Тувалет - туалет, зеркало.
(6) Инда - даже.
(7) Кармазинное - ярко-красное.
(8) Яства - еда, кушанья.
(9) Без сумления - без сомнения, без опасения.
(10) Хранить паче зеницы ока - беречь, хранить что-либо больше, чем глаза.
(11) Запись заручная - расписка.
(12) Ширинка - здесь: широкое полотенце.
(13) Почали - начали.
(14) Попытали - здесь: посмотрели, примерили.
(15) Скатерть браная - скатерть, вытканная узорами.
(16) Прыскучий - стремительный, быстрый.
(17) Камка - шелковая цветная ткань с узорами.
(18) Муравчатый - здесь: поросший травой (муравой).
(19) Девушка сенная - служанка.
(20) Венути - повеять, подуть.
(21) Середович - человек средних лет.
(22) Глас послушания - ответный голос.

2

Сказка эта столь же любима народом, сколь и "ФИНИСТ", и так же важна для осознания. Мультяшные версии "красавиц и чудовищ" сильно исказили основной смысл сказки, поэтому зацикливаться на этом не стоит. Прежде чем приступить к её разбору - сообща - выкладываю стих, пришедший с утра. Он не закончен (видимо, "ждёт" большей осмысленности):

Ал цвет в пору гроз в саду рос –
То ли цветок, то ль уголёк
Прорастал и не знал,
Кто его сажал, поливал,
Колючки вокруг выбирал…
Рос себе и рос, что за вопрос?
В ладони сада на месте клада
Заповедного…

Дорог к нему нет. Лишь сердца свет
Ведёт туда, не знаю куда,
Где ночи за дни, а люди  - огни…
Терпела ладонь жгучий огонь,
Чтоб не гас уголёк, то есть цветок,
А вырвешь-сорвёшь – чёрный ёж
В иголках вместо ясной зорьки
Ощерится…

И кому с ним тогда силой меряться?
Потому, ладонь, терпи огонь…
Жди, когда... придёт одна…

Аленький цветочек

3

В местах Алой сам собой дописался стих:

АЛАТЫРЬ

Ал цвет в пору гроз в саду рос –
То ли цветок, то ль уголёк
Прорастал и не знал,
Кто сажал его, поливал,
Колючки вокруг выбирал…
Рос себе и рос, что за вопрос?
В ладони сада на месте клада
Заповедного…
Дорог к нему нет. Лишь сердца свет
Ведёт туда, не знаю куда,
Где ночи за дни, а люди  - огни…
Терпела ладонь жгучий огонь,
Чтоб не гас уголёк (или цветок?)
А вырвешь-сорвёшь – чёрный ёж
В иголках взамен ясной зорьки
Ощерится…
И кому с ним тогда силой меряться?
Потому, ладонь, терпи огонь…
Жди, когда... придёт одна…
С косою и со звездою -
Не Сваха и не Шамаха,
А просто ДЕВаха –
Алая птаха…
С нею откроются Девять врат,
Девять входов из сада в сад…
Из лада в млад, сто крат…
И станет видно как ясным днём:
Ладонь ведь была…
Крыаааллллооооооооооммммммммммммм…

4

Эта сказка поведана КЛЮЧНИЦЕЙ, т.е. той, у которой КЛЮЧИ. Пелагея это Паллада, но не греч. Афина, а наша Лада.

Марёна написал(а):

    ПС-АЛАТЫРЬ
    «ПС» можно трактовать как «ПеСнь», а можно и от слова «писать» (при чём, ударение ставь, где хочешь).

    Ну, каково?  Наша любимая П(и)С-ДА АЛЫ(й)ТЫРЬ. Или ПЕСНЯ АЛАТЫРЯ, что в общем-то, одно другому не мешает!

    А вы думали, «Аленький цветочек» о чём? Да всё о том же, о ней, о ней, родимой! О ТОЙ САМОЙ "песне", в которой ПРИРОДОЙ так мудро скрыто УСТРОЙСТВО ВСЕЛЕННОЙ.

Что сказано, то сказано, но речь, конечно, об АЛОМ ЦВЕТКЕ ЖИВЫ, см. выше картинку поста 5, а также эту, на тему ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ

Аленький цветочек

Веста-Гестия-Ести

"формула" женской святая святых половинчато представлена тут

Аленький цветочек

Прежде всего хочу сказать, что каждая более менее сохранившаяся в первозданном виде Русская народная сказка - это  ЛЕПЕСТОК Алого цветка борейских Вед, не увядший даже после веков христианизации. Сказка «Аленький цветочек», записанная Аксаковым,  позволяет понять прежде всего, что Веды представляли собой КРУГ ЗНАНИЯ в двух взаимодополняющих друг друга «направлениях-полярностях». Условно это мужская и женская традиции.
Хранителями мужского знания в дохристианской Руси были волхвы, передающие из поколение в поколение хитрости воинского искусства, навыки целительства, а также «научный тотемизм» (повадки животных) и связанное с ним «звездочётство». Сказительство есть по сути СВОД БОРЕЙСКИХ ГИМНОВ как целого комплекса знаний о происхождении и устройстве Мироздания, принесённого в Индию во время ПЕРЕХОДА. Отголосок этого события сохранился, в частности, в былине «Поход Добрыни Никитича в Индию». В Индии эти «мужские знания» («Ригведа» и пр.)    довольно хорошо сохранились вплоть до наших дней. Сохраниться-то сохранились, но подверглись сильным искажениям из-за наговских вставок. По сути – заражением ВИРУСОМ (из-за последовавших «мутаций» на сегодняшний день имеем страшное количество расплодившихся «индийских богов» и клубок путаных ниток). В славянских же землях эти знания подверглись повсеместному уничтожению под благовидным предлогом «борьбы с язычеством».
Другая половина борейских Вед сохранилась в «женской традиции», но последняя не закрепилась в Индии, т.к. передвижение АРИЕВ (ОРИЕВ) совершалось со значительным преобладанием мужчин (воинов и купцов). Зато женская ветвь слегка проросла в Элладу, и, как ни парадоксально,  сохранилась в России, несмотря на жестокие гонения. А почему? А потому, что, в отличие от мужской, женская часть населения не интересовалась политикой (!), варясь в интимной атмосфере светёлок. Женская традиция (по сути своей домашне-общинная) выжила благодаря такой "консервации"даже при внедрении христианского трояна-вируса как «Домострой». Хранительницами женской традиции были не только выжившие ведьмы (ведуньи), - каждая женщина, сидящая за прялкой и вышивкой-кружевом в своём доме, в своей семье сохраняла Родовые знания своих прапрабабушек.

Пока мужчины воевали, женщины вышивали и выживали.

После истребления Боянов-гус(т)ляров и скоморохов  НИТЬ АРИАДНЫ взяли в свои руки (собственно, и не выпускали из рук) русские сказительницы Арины Родионовны. Женщина, хотя и приученная ходить в церковь, в домашнем быту всё так же пряла нить Ариадны, и никто не мог ей запретить вышивать узоры, отражающие представление предков о Мироздании, носить  оберегающую одежду, представляющую собой образный макрокосм, лечить травами, собранными в лесу и в поле, заговаривать, петь песни о Ладе и Леле, колыбельные своим детям и внукам, рассказывать Сказки.
Песни, былины и сказки представляют собой значительную часть РУССКИХ ВЕД. Конечно, сказки и былины передавались не только по женской линии. Ведическое Знание сохранялось прежде всего женщинами и стариками (мужчинами с большим жизненным опытом, наторговавшимися и навоевавшимися). Так, в былинах больше присутствует мужская традиция, а, т.к. ПЕСНИ ВЕЛЕСОВЫХ ВНУКОВ и ИНСТРУМЕНТ, на котором они исполнялись, выжигались калёным железом, то БЫЛИННАЯ мужская традиция  была обречена на угасание в ЯЗЫЧЕСКОМ КОСТРЕ …
Но в вечном АЛОМ ОГНЕ АГНИ-ЗАРЯВИНЫ-ЗАРЯНИЦЫ (ВЕСТЫ-ГЕСТИИ) таился «предохранитель» в виде неугасимых АСТР-ИСКР. В отличие от Вед, попавших в Индию, русская песенная и сказительская традиция - по большей части женская - передавалась  тайком «несмышлёным детям», а те благодаря «отсутствию оценивающих мыслей» впитывали ЗНАНИЕ как губка… Девочки впитывали Знания с молоком премудрых матерей… Пока мы читаем нашим детям Русские сказки и Пушкина, мы живём дальше...

Сказка «АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК» могла быть «сочинена», сохранена и рассказана только ЖЕНЩИНОЙ. Мужчина мог её только запомнить и записать, но не понять.
Даже такой великий гений, вещий Боян, как Александр Пушкин, безсилен перед этим Сказом. Поэтому Пушкиным создана только «Сказка о Золотом петушке» (о  СТРАШНОЙ ЖЕНСКОЙ СИЛЕ, как её понимает ВОЛХВ-мужчина) и "Сказка о Мёртвой царевне и семи богатырях" – тоже написана с т.зрения «мужской традиции». Пушкин показал, как Елисей может разбудить в Женщине Огонь и быть инициированным при этом САМ, т.е. добыть для себя ЖИВУ. Это – Пушкинский предел, потому что Мужчина, даже такой великий умом и сердцем, всё же не Женщина. Поэтому Мужчина-волхв может поведать лишь, как РАЗБУДИТЬ РУСАЛКУ и что ЖЕНЩИНА СТРАШНА. В этом – предел его ПОЗНАНИЯ ЖЕНЩИНЫ (И ВСЕЛЁННОЙ).
Но только Женщина знает, как «разбудить лешего» и инициировать Елисея-Руслана в Жизнь, и эта способность заключена в каждой, что с ОГОНЬКОМ! Заключена  естественным образом, но С(о)КРЫТа от неё самой. И сказка АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК – об этом. Поэтому не обещаю никому, что мы поймём эту сказку до конца. Ждать этого просто глупо, ибо существует «предохранитель» - ЦАРИЦА позаботилась о сохранении ВСЕЛЁНСКОЙ ТАЙНЫ…

У мужчины нет такого "предохранителя", а у женщины он есть от природы.

Но мы можем попытаться узнать благодаря этой ВЕЛИЧАЙШЕЙ СКАЗКЕ как, собственно, происходит ИНИЦИАЦИЯ «ЧУДОВИЩА» КРАСАВИЦЕЙ, и никто этого смысла сказки и не скрывает – он отКРЫТ, ибо ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЛЮБОВЬЮ ни для кого не секрет! Но это, увы, общая фраза, а ИНИЦИАЦИЯ – это конкретный способ, конкретное действие, совершаемое именно ЖЕНЩИНОЙ для СБЕРЕЖЕНИЯ МУЖЧИНЫ. Это и будет нашим предметом исследования, что возможно лишь после подробного разбора Сказки о Мёртвой Царевне, где речь, (по подсказке Пушкина) идёт о ПЕРВОМ МУЖСКОМ ШАГЕ (действии) в направлении СПЯЩЕЙ ЦАРЕВНЫ. Т.е. о том, что может и должен(!) сделать МУЖЧИНА-ИЗБРАННИК для «пробуждения ДУШИ-ДЕВИЦЫ, ЦАРЕВНЫ-ЖИВЫ», если он хочет быть Мужчиной, инициированным в Жизнь!
Собственно, когда ЖЕНЩИНА ВЫДЫХАЕТ, МУЖЧИНА ОБЯЗАН СДЕЛАТЬ ВДОХ. А потом следует его ВЫДОХ («и о гроб неВЕСТЫ милой он ударился всей силой»)  и ОТВЕТНЫЙ ВДОХ ЖЕНЩИНЫ («ах, как долго я спала»). Когда она говорит «АХ» - она ВДЫХАЕТ. Проверьте…
А что такое ПРОСЬБА об АЛЕНЬКОМ ЦВЕТОЧКЕ как не ВЫДОХ ЖЕНЩИНОЙ, ДЕВИЦЕЙ-ДУШОЙ? И «купец», заслыша выдох, бросается на поиски ПРОСИМОГО «младшей дочерью», не ведая о том, что ЗНАЧИТ АЛЫЙ ЦВЕТ (ЖИВА) для ВСЕГО МИРОЗДАНИЯ… НО об ЭТОМ знает всем сердцем ЗВЕРЬ ЛЕСНОЙ, ЧУДО МОРСКОЕ, заполучившее себе красну девицу весьма необычным способом…

5

Очень хорошо, Марёна, ты написала о Русских Сказках, как о борейских Ведах, тепло, благодарю.
По моему мнению, даже простой читатель, не владеющий темой, заинтересуется в полной мере, и возможно, тоже отправится в Далёёёкое Путешествие...

Аленький цветочек

6

Аниме отчасти проливает свет на интересующую нас сказку. Это как с другого ракурса посмотреть на одно и то же.

http://video.yandex.ru/users/naruto-wat … /view/2/#, но лучше найдите в хорошем качестве.

«Ходячий за́мок» (яп. ハウルの動く城 Хауру но угоку сиро, букв. «Дви́жущийся за́мок Ха́ула») — полнометражный аниме-фильм, выпущенный студией «Ghibli» в 2004 году.  Режиссер: Хаяо Миядзаки. По книге Дианы Джонс.

Аленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочек

Совместное творчество Женщины с запада и Мужчины с востока оказалась весьма удачным экспериментом (книга так себе, со сказкой АЦ ей не тягаться).

Аленький цветочек

Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочекАленький цветочек
Аленький цветочекАленький цветочек

7

Сравни две УЛЫБКИ (ЛЫБЫ) Будды:

Аленький цветочек Аленький цветочек

8

Марина написал(а):

Сказка «АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК» могла быть «сочинена», сохранена и рассказана только ЖЕНЩИНОЙ. Мужчина мог её только запомнить и записать, но не понять.


АЛАЯ ТАРА - АЛТАЙ - АЛТАРЬ - АЛАТЫРЬ

Символ Тары:
Аленький цветочек

ВА(Й)ЕГА - ВьЁГА - ВьЮГА

Аленький цветочек

Аленький цветочек

Аленький цветочек

Аленький цветочек

http://kometa-vozmezdie.ru/239-alatyr-etimologiya.html

Мифоним Алатырь известен в многочисленных формах: Алабор, Алабырь, Алатр, Балатырь, Златарь, Латарь, Лытарь, Латер, Латырь, Латыгор (латыш), Олатырь, Янтарь, и даже Кип-камень (кипящий камень). Русское слово «алатырь», имеет несколько значений, и образовалось от слова «алтарь» (досл. жертвенник).

Этимология мифологического термина «Алатырь» (алтарь) восходит к иранскому (? - И.) слову «ала-тор» (досл. «белый камень»). В предыдущих книгах, при пересказе легенды о хранящемся в Мекке Черном камне мусульман, я уже рассказывал, почему его первоначально называли Белым камнем.

Аленький цветочек

Камень, да не совсем...

КАМЕНЬ - КОМ - КАМИН - КОМЕТА

Происходит от праслав. формы, от которой в числе прочего произошли: русск. ком, комок, укр. кім (род. п. ко́му) «ком», болг. ко́мина «виноградные выжимки», сербохорв. ко̏м (род. ко̀ма) «выжимки, подонки», чешск. kominy мн. «виноградные выжимки». Родственно латышск. kams «ком», kama «глыба», kamõls «клубок», лит. kamuolỹs «клубок»; с другой ступенью вокализма: лит. kẽmuras «куча, множество», латышск. čemurs «зонтик (бот.), гроздь», греч. κώμῡς, -ῡθος «связка», ср.-ниж.-нем. hаm «огороженный участок», нж.-нем. hamme «огороженное поле». Сюда же чешск. kmen «племя; ствол», словацк. kmeň. Связь с др.-инд. саmū ж. «миска, чашка»...

Вот вам и ЧАША ГРААЛЯ. Вот вам и КАМелот, рыцарь Круглого стола!

Аленький цветочек Аленький цветочек Аленький цветочек - купина, т.е. ВКУПЕ, купа - связка.

Небольшой список названий Ёёни (из тантр, эротической литературы разных народов и герметических источников):

Анемон Любви (кит.)
Атанор (алхим.)
Вершина пурпурного гриба (кит.)
Внутреннее сердце (кит.)
Внутренний поток (кит.)
Внутренняя терраса (кит.)
Врата жизни (кит.)
Вульва (лат.)
Гор (евр.)
Горшок с медом (кит.)
Грозная львица
Грот Белого Тигра (кит.)
Грот Наслаждения (кит)
Гухе (непал.)
Гханта (санскр.)
Двойной курган (Лермонтов)
Долина радости (кит.)
Дом наслаждения (кит.)
Драгоценная оправа [для матки] (кит.)
Драгоценные врата (кит.)
Драгоценный камень (кит.)
Драгоценный тигель (кит, даос.)
Жемчужина (кит.)
Золотая борозда (кит.)
Золотая щель (кит.)
Золотые врата (кит.)
Ка-т, Кэ-т.   (египет. означает также "мать")
Киноварная пещера [матка] (кит.)
Киноварная щель (кит., даос.)
Колокол (тантр.)
Красная жемчужина (кит.)
Кунти (санскр.)
Кунтус (греч.)
Кунка (русс, диалект.)
Куриный язычок [клитор] (кит.)
Лира (кит.)
Лотос Ее Мудрости (тантр., санскр.)
Любовное огниво (Пушкин)
Маленькая девочка (кит.)
Манда (русск, непристойн.?), мандорла, мандорла
Мистическая роза (зап. эзотер. школы)
Мохнатка (рус. иносказат.)
Мускусное изголовье (кит.)
Нефритовые врата (кит.)
Нефритовая палата (кит.)
Орхидея.(междунар.)
Падма (санскр.)
Перегонный куб (лат., алхимия)
Персик (кит.)
Пещера (кит.)
Поле райских наслаждений (тантр.)
Престол наслаждения (тантр.)
Пурпурная палата (кит.)
Разрезанная дыня (кит.)
Раковина (кит.)
Реторта (лат, алхим.)
Рыбий садок [матка] (кит.)
Сердцевина пиона [матка] (кит.)
Сердцевина цветка [шейка матки] (кит.)
Сокровенный узел [шейка матки] (кит.)
Сокровищница (кит.)
Струны лиры [половые губы] (кит.)
Таинственная долина (кит., даос.)
Таинственная комната (кит.)
Таинственные врата (кит., даос.)
Тайная полость (кит., даос.)
Тайный кабинет (кит)
Темные врата (ких)
Узел (кит.)
Устрица (кит.)
Феникс (кит)
Цветок (кит.)
Чистая лилия (кит.)
Чувствительная пещера (кит.)
Благоухающая Мышь (кит.)
Половая щель (рус. иносказат.)
Пизда (русск. . непристойн.)

Почему, собственно, непристойное? Как мы выяснили, ПИЗДА, ПИСЦИС (которая ВЕСИКА), ПИТХИ, ПЕЙСАХ - слова одного КОРНЯ! - И.)

Con (франц. непристойн.)
Concha (лат. [См. Раковина])
Cunnus (лат.)
Cunt (англ. непристойн.)
Cwithe (ст.-англ, [означает также "матка"])
Kteis (rpeч. [означает также "эскалоп"])
Kut (голланд. непристойн.)
Kuithe (тевтон.)
Pudendum muliebria (лат.)
Queynthe (тайн, обозначение cwithe)
Sulcus (лат, "борозда")

"Открытый вход в закрытый дворец короля"

Отредактировано Иванка (2013-03-22 15:31:43)

9

КЛЮЧница ПЕЛАГЕЯ написала:

"Не надо мне твоей золотой казны: мне своей девать некуда. Нет тебе от меня никакой милости, и разорвут тебя мои слуги верные на куски, на части мелкие. Есть одно для тебя спасенье. Я отпущу тебя домой невредимого, награжу казной несчетною, подарю цветочек аленький, коли дашь ты мне слово честное купецкое и запись своей руки, что пришлешь заместо себя одну из дочерей своих, хороших, пригожих; я обиды ей никакой не сделаю, а и будет она жить у меня в чести и приволье, как сам ты жил во дворце моем. Стало скучно мне жить одному..."

Не кто-нибудь в "товарищи" понадобился Зверю лесному, Чуду морскому, а ДЕВИЦА, "хорошая да пригожая".

Аленький цветочек

Тоскливо ему было с АЛЕНЬКИМ ЦВЕТОЧКОМ один на один...
Стало быть, к ЦВЕТОЧКУ обязательно ДЕВИЦА прилагаться должна, чтобы всё получилось, как надо?

Отредактировано Иванка (2013-03-22 15:42:59)

10

http://zhikarentsev.ru/um/books1/vrawen … cvetochek/

Вращение силы - Аленький цветочек
В.В. Жикаренцев

Как-то глубокой ночью мне вдруг пришло видение сказки «Аленький цветочек» и её толкование, и мне захотелось поделиться им с вами.
То, что находится у женщины между ног, поэты воспевают как цветок жизни и наслаждения. То, что находится у мужчины между ног, некоторые женщины тоже называют цветком. Когда цветы мужчины и женщины расцветают, наливаются силой и тянутся друг к другу в движении любви, они алеют. Они алеют и наливаются силой, ярой силой. Эту ярую силу в наше время принято называть сексуальной энергией. Сравните: ярая сила и сексуальная энергия.
Сексуальная энергия — набор иностранных слов, который не несёт в себе никакого внутреннего образа для нашего уха, это набор штампов. Для мужчины эти слова означают, например, способность члена стоять так долго, сколько душа (душа ли?) пожелает, и кончать, кончать, кончать. Для женщины эти звуки означают, к примеру, символ личной свободы.
Когда-то современная религия лишила её, бедную, права свободно проявлять себя, с тех пор она и мается в поисках этой самой сексуальной свободы. Ищет и не находит.
Ярый — огненный, пылкий, крепкий, быстрый, лютый, горячий. Яр — жар, пыл, огонь. Ярило Солнце. На Руси всегда почиталось солнце как источник жизни и радости, а красный цвет присутствовал в быту повсюду. Женщины выходили замуж в красных платьях.
Интересно, что яр — йар — наоборот читается как рай. Многие русские слова открывают свой скрытый смысл, если прочитать их наоборот. Яр-сила — это тот рай, который ищет человек.
Цветочек аленький — цветочек яренький. Сказка «Аленький цветочек» — это сказка о наших с вами волшебных цветах и о том волшебном мире — рае,— который открывает нам Яр, живущий в животе.
Собирается отец в дальние страны и спрашивает у дочерей, какие подарки им привезти. Две старшие дочери выбрали в дар силы, к которым так тянутся люди. Силы в наше время в ба-а-альшом почёте. На самом деле людям нужны не силы, а контроль над жизнью и власть, потому что они страшно боятся жизни.
Первая дочь выбрала силу видеть ночью, вторая выбрала силу не стариться. Младшая же попросила привезти ей аленький цветочек, краше которого не было бы на белом свете.
Аленький цветочек — яр-сила — сила жизни и любви. То, что дочь просит отца привезти ей аленький цветочек, означает, что она созрела для любви и что только отец может вручить ей этот дар. Но чтобы подарить яр-силу любимой дочери, он сначала сам должен найти эту силу. И купец пускается в странствия. Последнее означает, что он начинает погружаться в себя, исследовать глубины своего сознания.
Две первые силы отец нашёл легко. Чего их искать, если они всегда рядом, в уме, а вот за аленьким цветочком ему пришлось побродить. Много он перевидал аленьких цветков красоты невиданной, но «никто поруки не даёт, что краше того цветка нет на белом свете».
Как-то шёл купец со своим караваном по лесу, и напали на него разбойники. Бросил купец своё добро и побежал. Чем дальше бежал, тем светлее становилось вокруг. Как ни оглянется, сзади и по бокам тьма и непролазная чаща, а впереди свет и дорога «торная». Наконец вышел он на поляну, на которой стоит дворец, весь в серебре, золоте и каменьях, горит, а огня не видать.
Практически все русские сказки повествуют об уме. Из них можно узнать его строение, силы, которые в нём обитают, законы и циклы, по которым он работает, и что делать, чтобы овладеть этими силами. Нужно просто знать, КАК читать русские сказки, и тайное станет явным.
Когда в сказках кто-то путешествует, это означает, что он путешествует в измерениях своего ума. Выражения типа «горит, а огня не видать» и им подобные, несовместимые с практическим жизненным опытом и материальной действительностью, указывают в сказках на то, что речь идёт о каких-то уровнях ума, недоступных обычным чувствам.
В саду этого дворца купец и нашёл аленький цветочек. Как только сорвал он его, сверкнула молния, грянул гром и перед купцом появилось мохнатое чудовище. В сказках ни одно слово просто так не говорится, каждое слово имеет свой тайный смысл, несёт в себе намёк.
Мохнатое чудовище — животное чудовище. Слово «мохнатое» намекает на то, что оно из вотчины Велеса/Волоса. Ниже прямо говорится, что оно — «зверь лесной, чудо морское». На то, что мы имеем дело с Волосом, намекает и тот факт, что кругом и в самом дворце купец видит богатства неслыханные.
Кроме того, когда чудовище пригрозило убить купца за то, что тот сорвал аленький цветочек, тут же на него полезли «из воды, из земли... сила нечистая и несметная». Следовательно, аленький цветочек — яр-сила — сила жизни и сила любви. Нашёл-таки купец аленький цветочек.
Сила жизни и физическая любовь очень близки друг к другу. Жизнь существует благодаря физической любви, а любовь существует, потому что есть жизнь. Можно сказать, что они — одно и то же. Только купец сорвал цветок, тут же перед ним появилось чудовище. Всегда, как только мы притрагиваемся к цветку любви, перед нами встают чудовища.
Здесь мы ясно видим, как образ яр-силы раздваивается. Аленький цветочек продолжает существовать сам по себе, а рядом с ним появляется чудовище, которое им владеет. Разумеется, чудовище — это наш собственный ужас. Откуда он взялся? Нам его усердно внушает, например, церковь.
Велес превратился в Вельзевула, а физическая любовь, как принято считать, происходит от змея-искусителя и Сатаны. Как только вы решаете сойти вниз, в свой низ, чтобы жить и любить, в вашем уме всегда просыпаются чудовища, грозящие вас уничтожить. Человек сам хочет уничтожить себя за то, что преступил черту и нарушил заповедь.
Купец взмолился, прося сохранить ему жизнь, на что чудовище пообещало подарить ему жизнь и аленький цветочек, если тот пришлёт одну из дочерей. «Стало скучно мне жить одному, и хочу я залучить себе товарища»,— сказало оно купцу.
Чудовище поставило отца перед выбором: либо он умирает сам (а нечего было будить силу жизни и желание любви), либо отдаёт ему дочь. Что это означает? А то, что между младшенькой дочерью и волшебной силой жизни, которую несёт в себе любовь, стоит отец, то есть любовь и привязанность к отцу, и страх отца перед собственной любовью к дочери, как мы увидели это выше в главе «Стена». То есть у женщины между нею самой и ярой силой любви всегда стоит отец. Отец стоит как препятствие, он же служит тем посредником, кто волей-неволей освобождает свою дочь и вручает её любви и жизни.
Дало чудовище купцу кольцо золотое, чтобы тот мог с помощью его воротиться домой. Шум, гвалт поднялся, когда увидели хозяина, приехавшего целым и невредимым. Старшие дочери стали отца допрашивать, не потерял ли тот их подарки. Для тех, кто стремится к силам — йоговским сиддхам,— такое поведение естественное. Сердце у них закрыто, поэтому они одержимы ¬этими силами — ни о чём другом больше не могут думать. Это вам знак: если вы часто думаете о силах, значит, вы одержимы ими, значит, у вас внутри огромная слабость и бессилие, а сердце закрыто.
Пока старшие допрашивают отца о своих подарках, младшая беспокоится, что у того на сердце, какая кручина. Младшая дочь показывает таким образом читателю, что¢ надо иметь внутри, чтобы стать в конце концов счастливой и обрести эти самые силы.
Рассказал отец дочерям про свою встречу с чудищем и про договор с ним. Старшие дочери, как и ожидалось, отказались поехать вместо отца к чудовищу, зато у младшенькой, любименькой, даже сомнения не возникло на этот счёт. Она легко решилась на этот шаг. «Будешь жить ты у него во дворце, в богатстве и приволье великом; да где тот дворец — никто не знает, не ведает, и нет к нему дороги ни конному, ни пешему, ни зверю прыскучему, ни птице перелётной»,— говорит ей отец. То, что к чудовищу нет дороги ни по земле, ни по воздуху, означает: здесь речь также идёт о внутреннем пространстве ума.
Отец и рад бы не пустить любимую дочь к чудовищу, но у детей свой путь. Каждому из нас рано или поздно приходилось встречаться с этим чудовищем. И если честно, я ещё не видел ни одного человека, который не возвращался из его лап либо мёртвым, либо сильно потрёпанным — так, что всякая охота бывает отбита попробовать эту злосчастную любовь ещё раз. Почему так происходит? Потому что в наше время люди не любят друг друга, а хотят владеть друг другом с помощью любви, поэтому находящиеся внизу сила жизни и любовь опрокидывают и убивают, в лучшем случае калечат.
Попав во дворец чудовища, младшая дочь пошла на пригорок, где купец сорвал цветок. Но как только она вынула цветок из кувшина, чтобы посадить на прежнее место, он сам вылетел из её рук, прирос к прежнему стеблю и «расцвёл краше прежнего». Силу жизни и любовь невозможно перенести куда-то, невозможно подарить кому-то, надо самому за ними прийти, внутрь себя, тогда они расцветают «краше прежнего» и становятся на службу тому, кто к ним пришёл.
Купеческая дочь пришла служить чудовищу, а оно ей сказало: «Не господин я твой, а послушный раб». Обратите внимание на то, с каким сердцем и с какими помыслами к нему пришла младшая дочь. Это главные условия, чтобы человек не превратился в раба силы. Когда приходишь к чудовищу внутри себя с чистым сердцем, оно действительно становится твоим слугой.
Настало время, когда прекрасная дева захотела увидеть чудовище, но её не спасло даже любвеобильное сердце. Увидев зверя, она лишилась чувств. Когда вы идёте вниз к силе жизни и к любви, на вашем пути всегда встают чудовищные страхи, от некоторых из них действительно можно упасть в обморок. Если вы сохраните решимость и смело поглядите им в лицо, примете и полюбите их, они перестанут пугать вас, как это и произошло с дочерью купца, и поделятся с вами своей силой.
«Тут пошли у них беседы пуще прежнего: день-деньской...» Когда вы смотрите в лицо страху, он многое может поведать вам и многому научить. Тем более чудовищному страху, который стоит на пути к силе жизни и любви, не к сексу, обратите внимание, а к любви. Замечу, что я практически не встретил ещё ни одного человека (а через меня прошли тысячи), который бы отважился жить — такой огромный страх сидит внутри каждого человека. А ведь «Русь вся» клялась когда-то Велесом, то есть силой жизни и любовью.
Секс — это физическое упражнение для разрядки, гимнастика. Как я убедился, изучая русский язык, его строение и словообразование, наши предки были необыкновенно мудры и знали о мире и об уме всё, именно всё, я не оговорился. Не зря они не придумали слово, чтобы отдельно обозначать физическую любовь, как это произошло в английском языке, например. Для них любовь была единой. Когда они употребляли слова «любовь» и «любить», они имели в виду «любовь всем существом», «любить всем существом» — в мыслях, чувствами, телом.
Итак, купеческая дочь продолжала жить во дворце у чудовища. Прошло некоторое время, и привиделось ей, что отец её болен, и потянуло её домой. Идя к новому, мы всегда возвращаемся к старому. Это закон: вперёд-назад-вперёд. Невозможно продвинуться вперёд, не возвратившись назад. Дочь захотела вернуться домой, чтобы пройти испытание старым, например любовью к отцу. Сумеет она вырваться из объятий прежней жизни — открыта ей дорога в светлое будущее, нет — сгинет без следа, как это уже произошло со многими.
Что такое старое, которое способно уничтожить, сгубить человека? Это ваши прошлые чувства и связи с близкими вам людьми, это ваши старые семейные и дружеские привязанности — ваш ум-эго. Но как известно, в плохом всегда содержится хорошее. Именно благодаря тому, что сёстры всячески пытались её удержать обманом, а она вырвалась от них в последнюю минуту, чуть не опоздав,— именно благодаря этому в ней рождается любовь к чудовищу. Сёстры в данном случае указывают на те части нашего существа, которые хотят овладеть силами, хотят властвовать над людьми и жизнью, завидуют, не пускают идти вперёд.
Младшенькой дочери удалось всё-таки преодолеть сопротивление своего я и в последний момент вырваться из его лап. Благодаря этой внутренней борьбе в ней проснулась любовь к чудовищу. Она называет его «женихом желанным», и сила её любви оживляет уже было умершее чудовище. Саму её поражает «громовой стрелой», как это всегда случается, когда человека переворачивает и в него входят прозрение и сила, а когда она приходит в себя, перед ней стоит прекрасный принц. То есть её взгляд на себя поменялся, как и всегда бывает, когда мы принимаем свои страхи и начинаем их любить.
Понятно, что чудовище отражает вполне определённые страхи дочери купца. Если бы оно умерло, то и в душе последней также образовалось бы мёртвое пространство, как это часто случается в жизни. Поэтому ей надо было поспеть вовремя.
В наше время стало популярным работать с блоками, страхами, травмами, избавляться от них. Это предполагает, что вы хорошие, а страхи, травмы и блоки плохие. Но они-то живут внутри вас! Они — это вы! Если вы хотите от чего-то избавиться внутри ли себя, снаружи ли, это предполагает, что вы действуете не от сердца, а от силы, которая хочет властвовать. Это такая сила, которая хочет властвовать внутри и снаружи. А младшая дочь купца ничего не хочет, ни к чему не стремится. Она просто живёт и любит.
Также обращаю ваше внимание, что в этой сказке речь идёт о силе жизни и о любви. Обратите внимание, что в сказке о спящей царевне, в её старой версии, как мне рассказывали, принц не целует, а любит её, то есть занимается с ней любовью, после чего она возвращается к жизни. Любовь купеческой дочери к чудовищу также вернула ему человеческий облик. Всегда помните и ощущайте, что в русском языке слово «любовь» подразумевает любовь в мыслях, в чувствах и телом одновременно. Это — ваш ключ к любви.
Любая сказка имеет много уровней для осознания. Эта сказка сказывалась девушкам в период их созревания, но в ней есть послание и для юношей. Если юноша не побоится предстать перед девушкой чудовищем, то есть обнажить свои самые сокровенные желания, любовь девушки преобразит его. Свет любви, который несёт в себе женщина, всегда превращает тёмные, страшные стороны мужчины в радугу Жизни. Но на это должны быть собственная воля и доверие чудовищного мужчины.
Доверие заключается в готовности довериться и умереть. Смерть придёт в любом случае. Либо та, которой вы доверились, задержит её прошлое, тогда вы умрёте, ожидая её или узнав, например, о её измене со старым другом. Либо вы умрёте как чудовище. Главное — доверие!
В заключение отметьте для себя, что в сказке были показаны циклы: три, тридцать и двенадцать. С циклом тройки мы хорошо знакомы. В данном случае он показывает, что, расставшись, например, со страхом, вы опять с ним встречаетесь через три дня, час в час. И этот момент — время любви — ни в коем случае нельзя пропустить.
«И жил я таковым страшилищем и пугалом ровно тридцать лет, и залучал я в мой дворец заколдованный одиннадцать девиц красных, а ты была двенадцатая». Цикл тридцати лет означает круг полного преображения. Например, существует масса историй о просветлённых, которые, начав работать с собой, приходили к окончательному просветлению через тридцать лет. Илья Муромец тоже стал богатырём через тридцать лет. Приготовьтесь и вы. Время — ничто, жизнь и любовь — всё.
Признайтесь, когда вы читаете про одиннадцать девиц красных, которые не смогли превратить чудовище в принца, у вас внутри возникает оценка, какие они, дескать, плохие. Да? Вы находитесь в плену своего оценочного мышления. Любое мышление — это иллюзия, которую мы сами же вывешиваем перед своими глазами.
Двенадцать — это цикл полного обращения. Например, год длится двенадцать месяцев, а потом начинается новый год. Что бы ни делали одиннадцать предыдущих девиц, какой бы любовью ни любили чудовище, они служили лишь вехами его пути. Только двенадцатая завершает круг его мытарств. Это означает, что вы не сможете выйти из круга перемен до тех пор, пока полностью, шаг за шагом не обратитесь вокруг себя.
12 ´ 30 = 360 градусов. Двенадцать этапов в течение тридцати лет — полный круг обращения и преображения.
Эта сказка — сказ. Сказку сказывают — с-казывают, то есть повествуют вместе с показыванием. Чего? Сокровенных образов, которые содержатся в сказке. Когда сказочник рассказывает, одновременно передавая образы, они без помех входят в человека и оседают в нём в виде образов. Так осуществлялось образование в старые времена. Учитель передавал образы прямо и непосредственно, а ученик их брал и становился образованным. И, вырастая, он уже изнутри знал, как надо поступать в том или ином случае. Вот это настоящее образование, в школе же учат запоминать. Каждая сказка полна таких образовывающих образов.

11

Читаю, и вспомнилась последняя глава "Визитов Царицы Савской." Мигель Серрано был "непроходимым" романтиком, его увели с Пути...

Последний цветок

Даже состоя в браке, придётся умереть в один из дней. Смерть приходит ко всем. Разница заключается в следующем: придёт девушка с цветком, и ты прикоснёшься к ёё губам и лбу. Возможно и так, что цветок приходит в одиночестве.
И тогда ты прыгнешь в этот цветок, и останешься в ней. Это кажется трудным: но это результат работы, ожидание твоей жизни, особенно, для твоей свадьбы. Также может случиться, что девушка с цветком не придёт никогда. Но это одно и то же. Потому что этот цветок, в который ты входишь, является плодом твоей души, это твоё последнее творение. И хотя не существует различия, кажется, будто бы она там, кажется, будто бы она там.

Аленький цветочек

Иллюстрация из книги, художник Х.Эскамес.

12

АЛА-ТЫрь ср. с ТЫчинкой и ТОРчит 8-)

Аленький цветочек

Аленький цветочек

Аленький цветочек

Аленький цветочек

Отредактировано Иванка (2013-03-23 12:09:47)

13

Иванка написал(а):

АЛА-ТЫрь ср. с ТЫчинкой и ТОРчит 8-)


Маков цвет

Народно-поэт. О румянце, цвете лица (подобно ярко-красному маку). Плечистый и приземистый, Лицо, как маков цвет, Бородка светло-русая, На лбу морщинки нет (И. Никитин. Последнее свидание). Девки, встревоженные весной и своей беспокойной порою, рдели напоказ как маков цвет. Девкам и дела не было, зачем эта сходка… Одно на уме у каждой: не хуже она других (И. Акулов. Касьян Остудный).

Ср. Ты прозаик, я поэт; Ты богат, я беден; Ты румян, как маков цвет, Я, как смерть, и тощ, и бледен. А.С. Пушкин. Ты и я. Ср. Машка моя видит, что я бледна как смерть. Душенька барыня , говорит мне, вы бледны как смерть . Гоголь. Мертвые души.

Как маков цвет - краснощекий, румяный, розовощекий.

Аленький цветочек

14

АЛАЯ ТОРЬ, ТОРЬ АЛОЙ - это человеческое ДНК!

Мы же понимаем, что ДНК рода - это живая структура духа, формирующаяся древней духовной культурой, этикой, сохраняемой веками наивысшей ценности Человечества - красоты и гармонии души Человека, умножающаяся воспитанием, которое должно быть у нас в крови.
Именно эти тонкоматериальные структуры нашего древнего рода и поддерживают ДНК, воплощенную в телах людей.

Аленький цветочек

Аленький цветочек Аленький цветочек

Аленький цветочек

15

Иванка написал(а):

kamõls «клубок», лит. kamuolỹs «клубок»;гроздь», греч. κώμῡς, -ῡθος «связка», купина, т.е. ВКУПЕ


Напомнило о Кипу, узелковом письме.

Вязание узлов это неотъемлемая часть человеческой культуры, пришедшая в наше время из глубины веков. И знаете, каждая культура вязала свои узлы. Но, вязание узлов было не просто забавой, типа – «удави соседа», узелки были языком, который был доступен посвященным. Узелковая письменность была, - одним из древнейших видов письменности. Узелковым письмом «кипу» и «вампум» пользовались древние инки и ирокезы. Узелковое письмо  «цзе-шен» было известно в древнем Китае. Популярным было это письмо и у карел и финнов, где до сих пор находят клубки с узелковыми письменами.
Вот я и предлагаю сделать маленький экскурс, в историю вязания узлов, ну хотя бы,     - славянской культуры.
Есть основания полагать, что еще задолго до Кирилла и Мефодия (которых называют изобретателями славянской письменности), славяне имели свою оригинальную систему письма, - так называемую узелковую письменность. Знаки этой «письмен­ности» не записывались, а передавались с помощью узелков, завязанных на нитях, которые заматывались в клубки-книги.
Память о древнем узелковом письме осталась в нашем языке, в фольклоре, в памятниках культуры. Мы до сих пор - завязываем «узелки на память», говорим: связать мысль», «связывать слово со словом», «говорить путанно», «спутать смысл», - а также: «клубок песен», «нить повествования», «узел проблем», «хитросплетение сюжета», «завязка» и «развязка» - о начале и конце художественного произведения, «неувязка» - о бессмыслице в тексте, и пр.  Сохранилась и пословица, напоминающая нам о бытовании в древности узелкового письма: «Что знала, то сказала, на нитку  нанизала».
В сказках Иван-царевич, прежде чем отправиться в путе­шествие, за женой жабой, получает клубок от бабы Яги. И как знать, может быть это не простой клубок, а своеобразный древний путеводитель? Разматывая его, Иван-царевич читал узелковые записи и таким образом узнавал, как добраться до нужного ему места. Сказка о клубке бабы Яги уводит нас в давние времена, где баба Яга, видится мне, как библиотекарь - хранительница «библиотеки клубков».

Аленький цветочек

У древних славян, по всей видимости, имелись клубки с узелковыми письменами, содержащие географические сведения, клубки мифов и религиозных языческих гимнов, заклинаний. Хранились эти клубки в специальных берестяных коробах. И может быть  отсюда, пошло выражение: «наврать с три короба», которое могло возникнуть в то время, когда мифы, хранящиеся в клубках, в таких коробах, воспринимались как языческая ересь? При чтении нити с узелками, скорее всего «наматыва­лись на усы» — очень может быть, что «усы» это приспособления для чтения.
О священном узелковом письме есть упоминание и в карело-финском эпосе «Калевала»:

Наносил мне песен дождик,
Мне навеял песен ветер,
Принесли морские волны...
Я в один клубок смотал их,
И в одну связал я связку...
И в амбаре под стропила
В медном ларчике их спрятал.

В фольклорной записи Элиаса Леннрота, собирателя «Калевалы», есть еще более инте-ресные строки, записанные им от знаменитого рунопевца Архиппа Иванова-Пертунена (1769—1841). Рунопевцы пели их в качестве зачина перед исполнением рун:

Вот развязываю узел,
Вот клубочек распускаю,
Запою я песнь из лучших,
Из прекраснейших исполню…

В древности узелковая письменность была распространена довольно широко. Это подтверждают археологические на­ходки. На многих предметах, поднятых из захоронений языческого времени, видны несимметричные изображения узлов, служившие, на мой взгляд, не только для украшения.

Аленький цветочек Аленький цветочек

Сложность этих изображений, напоминающих письменность восточных народов, могла применяться и для передачи слов.
Каждому узлу соответствовало свое слово. С помощью дополнительных узелков сообщали дополни­тельные сведения о нем, например его число, часть речи и пр. Разумеется, это лишь предположение, но если даже наши соседи, карелы и финны, имели узелковую письмен­ность, то почему ее не могло быть у славян?
Часто в сочинениях христианского времени встречаются иллюстрации с изображениями сложных переплетений, вероятно, перерисованных с предметов языческой эпохи. Художник, изображавший эти узоры,  следовал существовавшему в то время правилу наряду с христианской символикой использовать и языческую.

Аленький цветочек

Вопрос была ли узелковая письменность, на земле славянской, - не простой. Безусловно, Человек, идя по пути познания Мира, пробовал  разные варианты сохранения накопленных знаний. Жрецы придумывали, совершен­ствовали узлы-символы, создавали замысловатые сочетания форм, ком­позиции. Со временем, эти символы становились народными, превращаясь в народное письмо, которое, мо­жет быть, и не могло передать, скажем, весть о событии, но передава­ло заклинания, просьбы, обращенные к силам природы.
Мне верится, что тайна славянского узелкового письма действительно существует!
Ведь для Человека-ищущего, нет большей радости, чем разгадать еще одну тайну  истории своей планеты!

Аленький цветочек

Волхв достает из тайника расписной берестяной короб. На коробе потускневшими от времени красками нарисована полуптица-получеловек с дивным именем - Гамаюн.
Волхв тихо напевает над коробом:
- Прилети, Гамаюн, птица вещая
Через море раздольное, через горы высокие,
Через темный лес, через чисто поле.
Ты воспой, Гамаюн, птица вещая,
На белой заре, на крутой горе,
На ракитовом кусточке, на малиновом пруточке.
Открывается короб, вынимается из короба клубок. Затем Волхв устанавливает рамку и начинает осторожно навешивать на нее странно переплетенные нити с узлами.
То не просто узлы, это знаки слов, и складываются узелки в строки песен. Разматывает Волхв клубок и поет песни, и не прерываются нити, и. легко разрешает он самые сложные узлы, ибо знает он тайну священного узелкового письма».

Михаил Сорока

16

ब्रह्मन् написал(а):

Так же мало кому суждено сразу уйти вверх по тайной, вертикальной тропе предвечного света (ПРИМ.: ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО, ЕСЛИ ТОЛЬКО ПОМНИШЬ И ЗНАЕШЬ СВОЙ РОД, ОН УНИКАЛЕН КАК ДНК КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА И ОТПЕЧАТКИ ЕГО ПАЛЬЦЕВ).

см. 9 + 1: МУЗЫ и МУСАГЕТ

В ЭТОМ ТО И ЗАКЛЮЧАЛАСЬ ЗАДАЧА ЧЁРНЫХ, ПРИ ИХ УНИЧТОЖЕНИИ РОДОВ И РОДОВОЙ ПАМЯТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, - ЧТО БЫ УНИЧТОЖИТЬ СПОСОБЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ ДЛЯ/ПРИ КОММУНИКАЦИИ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА СО СВОЕЙ РОДОВОЙ ЛОКОЙ.  ИДЕНТИФИКАЦИЯ ЖЕ ЧЕЛОВЕКА ЖИВУЩЕГО В АТОМАРНОМ МИРЕ СО СВОИМ «ОТОШЕДШИМ» РОДСТВОМ ПРОИЗХОДИТ ТОЛЬКО, ПОВТОРЯЮ... ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ДНК. А ДНК-«ОБРАЗЕЦ» У КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА УНИКАЛЕН, НЕПОВТОРИМ, КАК ОТПЕЧАТОК ПАЛЬЦЕВ. ПОЭТОМУ, ИЩУЩИЙ ЧЕЛОВЕК, И НАШЕДШИЙ СВОЮ РОДОВУЮ ЛОКУ БУДЕТ НЕПРЕМЕННО ЗНАТЬ  - КОГО ОН ИЩЕТ, И КОГО ОН НАШЁЛ ПРИ ВСТРЕЧЕ С РОДСТВОМ...  СВЕТЯЩЕЕСЯ ДНК РОДНИ НЕ СОЛЖЁТ, - ЭТО КАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КЛЮЧ СВОЕГО РОДА (в двойном значении).
http://giperborea.liveforums.ru/viewtop … ;p=2#p3764

Администратор написал(а):

Бродит он по тому лесу дремучему, непроездному, непроходному, и что дальше идет, то дорога лучше становится, словно деревья перед ним расступаются, а часты кусты раздвигаются. Смотрит назад. - руки не просунуть, смотрит направо - пни да колоды, зайцу косому не проскочить, смотрит налево - а и хуже того. Дивуется честной купец, думает не придумает, что с ним за чудо совершается, а сам все идет да идет: у него под ногами дорога торная. Идет он день от утра до вечера, не слышит он реву звериного, ни шипения змеиного, ни крику совиного, ни голоса птичьего: ровно около него все повымерло. Вот пришла и темная ночь; кругом его хоть глаз выколи, а у него под ногами светлехонько. Вот идет он, почитай, до полуночи, и стал видеть впереди будто зарево, и подумал он: "Видно, лес горит, так зачем же мне туда идти на верную смерть, неминучую?"
Поворотил он назад - нельзя идти, направо, налево - нельзя идти; сунулся вперед - дорога торная. "Дай постою на одном месте, - может, зарево пойдет в другую сторону, аль прочь от меня, аль потухнет совсем".
Вот и стал он, дожидается; да не тут-то было: зарево точно к нему навстречу идет, и как будто около него светлее становится; думал он, думал и порешил идти вперед. Двух смертей не бывать, а одной не миновать. Перекрестился купец и пошел вперед. Чем дальше идет, тем светлее становится, и стало, почитай, как белый день, а не слышно шуму и треску пожарного. Выходит он под конец на поляну широкую и посередь той поляны широкой стоит дом не дом чертог не чертог, а дворец королевский или царский весь в огне, в серебре и золоте и в каменьях самоцветных, весь горит и светит, а огня не видать; ровно солнышко красное, инда тяжело на него глазам смотреть. Все окошки во дворце растворены, и играет в нем музыка согласная, какой никогда он не слыхивал.
Входит он на широкий двор, в ворота широкие растворенные; дорога пошла из белого мрамора, а по сторонам бьют фонтаны воды, высокие, большие и малые. Входит он во дворец по лестнице, устланной кармазинным сукном, со перилами позолоченными; вошел в горницу - нет никого; в другую, в третью - нет никого; в пятую, десятую - нет никого; а убранство везде царское, неслыханное и невиданное: золото, серебро, хрустали восточные, кость слоновая и мамонтовая.


Вот вам и светящееся ДНК РОДА и РОДОВАЯ ЛОКА (а не христианский Новый Иерусалим!)

Вот КАКИЕ ОНИ, НАШИ РУССКИЕ СКАЗКИ! ПЕСНИ это, а не сказки!

17

Данте Алигьери. Божественная комедия

Вона как!

Значит, зверь лесной он и ВЕПРЬ КЛЫКАСТЫЙ (рогатый), он же и ЛЕБЕДЬ прекрасный!

Аленький цветочек

ЭВОЭ, брат мой, друг мой сердешный, АЛОЭ!

КАВА-КАВА-КАВА!

АУАУАУАУУАУАУАУАУм!

Чу, слышу теперь, как ЛЕБЕДИ КЛИЧАТ:

Отредактировано Иванка (2013-11-12 16:20:49)

18

Аленький цветочек

19

Почему две сказки: "Аленький Цветочек" и "Финист Ясный Сокол" так похожи и в то же время столь разительно отличны? Две Марьюшки очень сильно желают: одна ПЕРЫШКА, другая АЛЕНЬКОГО ЦВЕТОЧКА... Обе обретают суженых после нелёгких испытаний...

ФИНИСТ и ЗВЕРЬ ЛЕСНОЙ, ЧУДО МОРСКОЕ оборотни: Финист оборачивается Соколом, а ЗВЕРЬ ЛЕСНОЙ вообще прячется, а показывается только под сильные уговоры...

"Ты встань, пробудись, мой сердечный Друг, я люблю тебя как жениха желанного!.." ("Аленький цветочек")
Почему бы просто не сказать: люблю тебя...

Зачем добавлять: как жениха желанного  :question:

В "Финисте" обращение звучит иначе:

"Любезный ты мой Финист — ясный сокол, встань, пробудись, на Марьюшку свою погляди, к сердцу своему ее прижми!"

Второе различие: Марьюшка в "Финисте" пошла на мытарства из-за любимого мужа, а в "АЦ" младшая дочь пошла выручать батюшку, - т.е. первая сознательно отправилась на поиски мужа, а вторая из-за любви и жалости к отцу. А может, ещё что, чего мы пока не можем связать в КИПУ?

Отредактировано Иванка (2013-11-13 23:43:33)

20

Иванка написал(а):

Почему бы просто не сказать: люблю тебя...
Зачем добавлять: как жениха желанного


Любить можно по- сестрински, по- матерински, греки вообще несколько видов любви открыли. А Марьюшка своими словами даёт знать, что готова выйти замуж за ЗВЕРЯ ЛЕСНОГО.

Аленький цветочек а может быть они свои половинки ДУШИ соединяли Анима + Анимус 
:question:

21

Лаодика написал(а):

Анима + Анимус


А, ну и на том спасибо.

Тогда, наверное, мне примерещилось... просто, понимаешь, как услышу про ЖЕНИХОВ, то сразу не человеческие лица перед глазами встают, а всё больше иконописные или лубок, или маски театральные. Вот также и с анимусом. И анимой.  :no:

Отредактировано Иванка (2013-11-14 01:17:39)


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Русские народные сказки » Аленький цветочек