КНИГА МАТЕРЕЙ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Места Силы » Рамея


Рамея

Сообщений 61 страница 90 из 143

61

Рамея

Виват, Вивальди!

Михаил Порядин

Виват, Вивальди! 
В Риме примавера!
Прайм-тайм капели, ливней котильон!
...и здесь снег полутемён, как мадера,
И здесь грачи - как в храме перезвон.

Виват, Вивальди! 
Пусть смеются скрипки!
Пусть пляшут даже калачи в печи!
...и будет вербохлест, и в воду рыбкой
Из бани - да рюмашку на почин.

Виват, Вивальди! 
Барин, добрый барин,
Опять Господь дал зиму пережить.
...и сени мои сени, шари-вари,
И - как по итальяно-то? - скажи!

Виват, Вивальди! 
Радуйся, деревня!
Театр господский ставит "Баязет"!
...и хорошо на сцене, в сказке древней,
И - так душа поёт, ну спасу нет!

Виват, Вивальди!

62

Лаодика написал(а):

Опять Господь дал зиму пережить.


Комм. Господь - т.е.

Лаодика написал(а):

Весь мир божественнен, одна Единая Жизнь!


Слово "господин" нуждается в этимологическом изследовании, равно как и "господарь". Варианты типа "дар бога" не принимаются.

Лаодика, а чего там папА римский в берёзовой роще забыл?

Отредактировано Иванка (2014-03-08 13:16:28)

63

Иванка написал(а):

чего там папА римский в берёзовой роще забыл?


Картинка поэта..., думаю, потому что Вивальди был католическим священником.

Иванка написал(а):

Варианты типа "дар бога" не принимаются.


Здесь право автора, но мы то с тобой знаем, что всё вокруг или кругом есть БАГА.

64

Лаодика написал(а):

мы то с тобой знаем, что всё вокруг или кругом есть БАГА.


Нет, этого Иванка не утверждала, просто слово "бог" так затаскано и наМЕРТВО внедрено в мозг - буквально чип. БАГА - это на санскрите "дача" (раздача). Ну, а у нас - БАБА ЯГА. Зачем два раза БА-БА, пока не могу сказать. (ср. с БАYБО)

А кругом - ЖИЗНЬ, ЖИВА! Вот у меня и вопрос: почему вместо благодарности ЖИЗНИ все так упорно благодарят её подмену в слове - "БОГ"?

Отредактировано Иванка (2014-03-08 14:03:11)

65

http://www.arhangelskie.com/stat_5.html
РУССКИЕ МЕЧИ

На протяжении всех лет, что я занимаюсь кузнечным делом, приходилось сталкиваться с  просьбами отковать узорчатый меч – «Ну, такой, типа русского… В общем, сам понимаешь!» Должен признаться, что не совсем понимаю, потому что вопрос о русских мечах не такой простой, как кажется на первый взгляд - да и на второй тоже. Действительно, если не брать в расчет Ивана-царевича с его мечом-кладенцом, то с чем выходили на бой наши предки, воины Святослава или Юрия Долгорукого?

Исторические и национальные корни узорчатых мечей очень смутно просвечивают через тьму лет, тем более,  что накопилось множество искажений и домыслов. Например, в популярной литературе как о факте пишут, что с булатными мечами столкнулся еще Александр Македонский при завоевании Индии (4-й век до Р.Х.), но древние историки писали лишь о том, что индийские мечи были из литой стали (феррум кандидум), а вот были ли они узорчатыми…

Более-менее точно известно, что грамотно, осмысленно изготовленные клинки из разных сортов железа ковали еще приальпийские кельты. Разные части клинков они изготавливали из вязкого железа и твердой стали и этот стиль изготовления оружия можно изящно назвать конструктивизмом. Такие «высокотехнологичные», но вряд ли уже  узорчатые мечи древности (6-2 век до Р.Х.) нашли в Швейцарии, на дне озера близ города Ла-Тене. Однако кельты бывают разными и над тяжелыми мечами кельтов-галлов потешались еще римляне, потому что эти мечи гнулись уже после пары сильных ударов и их приходилось выпрямлять ногой.

Рамея Рамея Рамея

Именно римлян принято считать изобретателями в полном смысле узорчатых мечей, поскольку они оставили материальные доказательства производства клинков с преднамеренно получаемым узором. Так, совершенно неоспоримо то, что к 4-му веку узорчатые мечи уже были широко распространены в Римской империи. Об этом свидетельствует т.н. «нидамская находка».

Археологи нашли у побережья Дании, в бухте близ Нидама, три затонувших римских корабля. Вместе с другим оружием с этих судов подняли сто неплохо сохранившихся мечей. Девяносто из них имеют узорчатые клинки, а металлографические исследования показали, что их средняя часть сварена из отдельных многослойных узорчатых полос, скрученных в разных направлениях. В железе сердцевины отмечено высокое содержание фосфора, а приваренные лезвия были стальными с содержанием углерода от 0,3% до 0,6 %. Средняя длина клинков 75 см при ширине около 5 см, и на них стоят клейма мастеров с германскими именами, но с римскими окончаниями - Рикус, Кокилус, Рикким. Такие мечи носят название «спада», а их владельцы римляне «официально» считаются изобретателями узорчатых мечей.

Рамея Рамея Рамея

Не только на севере Европы, но и в других районах Римской империи умели ковать хорошие мечи. Например, о привозимых из Испании мечах (от кельтиберов?) Филон Византиец в 3-м веке писал так: «Если нужно их испытать, то берут правой рукой меч, кладут его горизонтально на голову и сгибают на обе стороны вниз, пока не коснутся плеч. Тогда отводят быстро обе руки в сторону, а меч, свободно отпущенный, станет снова прямым и вернется к своей прежней форме так, что никакой мысли о кривизне не остается. Сколько бы раз это ни проделывали, мечи остаются прямыми».

О прекрасных мечах, изготовленных мастерами несколько более поздних времен, говорится в датируемом началом 6-го века письме Теодориха Великого - короля остготов. В этом письме он выражал признательность вождю германского племени гварнеров (вандалов) Тразамунду за присланные в подарок мечи

Теодорих пишет: «Мечи эти разрубают даже брони и более дороги качеством железа, чем ценностью золота. Их полированная поверхность блестит в полосе так, что ясно отражает черты смотрящего. Лезвия выточены так равномерно остро, что можно подумать, будто они вышли из плавки, а не выкованы из отдельных полос. В их выточенных прекрасными долами серединах, кажется, видишь мельчайшее переплетение червячков столь разнородных оттенков, что чудится, будто светящийся металл пропитан разными красками».

Что касается «переплетения червячков разнородных оттенков» в мечах вандалов, то в современной немецкой литературе такой тип узора так и называется «пестро-червячным» - wurmbundt. И в скандинавской поэме «Сказание о Беовульфе» упоминается меч с похожим (warm-fa - «светлый червь») названием узора. Разнообразные оттенки деталей узора получаются из-за использования при изготовлении меча нескольких сортов металла. В ливонских сагах прямо пишут,  что меч их героя, Колеве-Пега, был откован из семи сортов железа и стали.

Вандалы, приславшие в подарок готам свои мечи, были прибалтийским германским племенем. Именно германцам многие сотни лет принадлежало первенство в изготовлении классных мечей. Ранние европейские мечи типа «спады» принято называть «меровингскими» - по правящей в то время во франкском государстве династии Меровингов. Конструкция и форма клинков этих мечей первоначально такая же, как и у мечей нидамской находки, да и узоры неотличимо схожи. Начиная с 9-го века правила уже династия Каролингов, поэтому мечи франков этого периода именовались «каролингскими». Впрочем, и эти мечи сначала отличались от «спады» лишь формой клинка и лишь с 11-го века кузнецы постепенно перестали сваривать мечи из причудливо скрученных отдельных полос.

Арабские хронисты писали, что мечи франков столь остры, что рубят даже железо, поэтому на Востоке  франкский меч стоил 1000 египетских динаров - в 300 раз дороже некоторых местных. Очень интересным в этой связи является одно из сообщений арабского хрониста 10-го века,  в котором говорится, что от русов на Восток, вплоть до Багдада, вывозятся прекрасные мечи, которые «можно сгибать пополам и когда отнять, они возвращаются  в прежнее положение».

Рамея  Рамея Рамея

Мечи русов и их самих арабские писатели начинают  упоминать в 9-м веке.  Так они пишут, что мусульмане раскапывали могилы русов под Бердаа, чтобы достать оттуда прекрасные острые мечи. Но кто такие эти русы,  можно ли их считать нашими предками? Вообще-то можно, но с некоторыми оговорками. Даже у арабских хронистов на этот счет разногласие. Одни пишут, что «русы суть племя из славян», другие совершенно четко их разделяют, указывая на то, что русы «нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазарию и Булгарию и там продают»

Хорезмийский ученый Аль-Бируни в 10-м веке так описывает мечи русов: «Русы выделывают свои мечи из шапурхана (стали), а долы посреди них из нармохана (железа), чтобы придать им прочность при ударе, предотвратить их хрупкость. Аль-фулад (литая сталь) не выносит холода их зим и ломается при ударе. Когда они познакомились с фарандом (сплавленным узорчатым металлом), то изобрели для долов плетенье из длинных проволок, изготовленных из обеих разновидностей железа - шапурхана и нармохана. И стали у них получаться на сварных плетениях при погружении в травитель вещи удивительные и редкостные, такие, какие они желали и намеревались получить. Фаранд же не получается соответственно намерению, но он (его узор) случаен».

Уже знакомый нам Ибн-Фадлан говорит о вооружении русов, что мечи  их франкские. /Современные переводчики уточняют,  что «франкские» - в смысле «как у франков»./ Но другой хронист, его современник Ибн-Руста (910 г), называет русов владельцами слиманских мечей.  Их  сведения примиряет трактат Аль-Кинди (840 г), в котором он пишет, что франкские и слиманские мечи схожи тем, что выкованы  из нармохана и шабурхана, но узор слиманских мечей более мелкий,  блестящий и редкого искусства (вспомним плетенку из проволок). В конце  концов Аль-Кинди подытоживает, что, в сущности, франкские и слиманские мечи одинаковы. Добавлю от себя, что и те и другие одинаковы с «нидамскими» мечами.

Вроде бы все ясно, но есть одна специфическая загадка русских мечей. В «Слове о полку Игореве», повествующем о походе в 1185 году князя Игоря Святославича на половцев, говорится о мечах и копьях «харалужных», которыми были вооружены русские воины.  Загадочные «харалужные» мечи,  «харалуг» упоминаются лишь в «Слове…» и еще в «Задонщине» середины 15-го века,  а позже при описании оружия используется слово «булат» и другие привычные термины. Вероятно, это произошло из-за постепенного прекращения производства оружия с харалужным типом узора – как раз где-то на рубеже 12-го века.

Само слово «харалуг», «харалужный», произошло, как полагают, от тюркского названия узора «кара лыг» - «черный цветок». Отметим, что другое традиционное название «пестро-червячного» узора римских, франкских и норманнских мечей - «розовый (цветочный) дамаск», и вовсе не из-за того, что он розового цвета. После шлифовки и травления сваренных вместе скрученных  прутков образуется характерный, состоящий из соприкасающихся полукругов узор, действительно напоминающий цветок с черными лепестками, поэтому названия «розовый», «черный цветок» или «харалужный» даже точнее,  чем «пестро-червячный», отражает сущность узора. (Автор, видимо, не знает, что значит ХАРА. - И.)

В пользу этого говорит и тот факт, что наряду с мечами в «Слове...» упоминаются и копья «харалужные», а наконечники европейских копий того времени в большинстве своем действительно имели описанное выше строение, о чем поведал К. Антейн в своем прекрасном исследовании «Дамасская сталь в странах бассейна Балтийского моря».

Рамея Рамея Рамея

Не претендуя на истину, могу дать свой вариант объяснения слова «харалуг». Свою армейскую службу я проходил в Монголии, поэтому  вспомнился мне ее правительственный орган «Великий Хурал». Если провести аналогию со словом «хурал» – собрание, сбор, тогда термин «харалужный» будет обозначать клинок, собранный из отдельных полос.

Если «в общем и целом» смысл  понятен, то порывшись в  деталях можно найти много интересного и не вполне ясного, что сразу дает простор для свежих, хотя и незрелых идей. Например, есть свидетельство  Плиния, что те же римляне для своих мечей использовали литую сталь, привозимую от народа сереров - как полагают, тамилов Шри-Ланки (Цейлона). Ну, сразу же всплывает «вутц» и все такое прочее. Заодно можно сказать «ага!» и вспомнить производителей литой стали из Северного Афганистана – племя карлук или карлуж, откуда до «харалужных» мечей один шаг. Тогда и мелкий блестящий узор слиманских мечей объяснить можно. Ясное дело, русские богатыри булатными мечами махали!

Похожих на правду версий можно выдвигать много, но их придется притягивать за уши, которые будут потрескивать от недостатка фактических данных. Итак, окинув взором тему «русских» мечей, вслед за древним философом могу сказать, что я знаю только то, что ничего не знаю. И вслед за ним же добавить, что другие не знают даже и этого.

Отредактировано Иванка (2014-03-10 02:09:41)

66


  День Эпоны

Рамея Рамея

18 декабря в самом Риме отмечался день Эпоны.
Уже после римского завоевания в Галлии сохранялся и даже получил широкое распространение по всему кельтскому миру культ божественной лошади и богини‑всадницы Эпоны. Эпона была покровительницей военных всадников, конюхов, путешественников. Чаще всего она изображалась едущей на лошади, что свидетельствует о возможной связи этой богини с Иным Миром. В то же время в культе богини в большой степени присутствовал жизнеутверждающий аспект. Как покровительница лошадей и жеребят, она обеспечивала земное плодородие и процветание сельского хозяйства в целом, поэтому ее часто изображали с рогом изобилия, чашей или корзиной фруктов в руках.Но главной ее функцией было покровительство лошадям и коневодству. Она была хранительницей конюшни (может быть, поэтому одним из ее атрибутов был ключ); кроме того, она защищала мулов и ослов.
Существуют датирующиеся римским периодом многочисленные статуэтки и рельефы, изображающие Эпону. Среди них выделяют три различных типа изображения богини. Чаще всего она представлена в виде женщины, сидящей на лошади, за которой иногда следует жеребенок.

Рамея

Несколько реже встречаются изображения богини, стоящей перед лошадью или в окружении нескольких лошадей. И наконец, иногда можно увидеть полуобнаженную богиню, возлежащую на спине лошади.
Рамея

Сохранились надписи‑посвящения Эпоне. Такие посвящения были найдены в Англии и Шотландии, в Испании, в Швейцарии, в Италии, в Венгрии, в Сербии, но большая часть их происходит из Франции и из Германии. Обнаружены они были в тех местах, где стояли римские легионы: культ Эпоны был особенно распространен в среде воинов.
О популярности культа Эпоны в античном мире свидетельствует тот факт, что Эпона была известна греческим и римским писателям. Эпону упоминает Ювенал в своей сатире, направленной против римского консула Латерана, который, забыв о своем достоинстве, предавался низкому для римского магистрата такого высокого ранга пристрастию — управлял колесницей на спортивных состязаниях. Когда же он совершал жертвоприношение на алтаре Юпитера, то «клялся только Эпоной и божествами, нарисованными на стенах конюшен».

"Эпона просто была . Независимо от богов норманнов, римлян или других народов. Просто была. И может быть, Матери Лошадей люди поклонялись ещё до того, как появились боги самых самых древних египтян или ашурцев. Все таки она добрая Богиня этого мира и, не хочет покидать его"...

http://svart-ulfr.livejournal.com/10302 … ead=509550

Чем не КАЛКА АВАТАР?!

Рамея

Материал хороший,но  не копируется, даю ссылку
http://hod.vsau.ru/fam/epona.html

Отредактировано Лаодика (2014-03-20 15:14:09)

67

Лаодика написал(а):

"Эпона просто была . Независимо от богов норманнов, римлян или других народов. Просто была. И может быть, Матери Лошадей люди поклонялись ещё до того, как появились боги самых самых древних египтян или ашурцев. Все таки она добрая Богиня этого мира и, не хочет покидать его"...


А когда про ЭПОНУ МАТЬ забывают, получается ПРЕПОНА, или "япона мать".

Лаодика написал(а):

Чем не КАЛКА АВАТАР?!


Белая Кобылица из "Конька-горбунка":

По исходе же трёх дней
Двух рожу тебе коней -
Да таких, каких поныне
Не бывало и в помине;
Да ещё рожу конька
Ростом только в три вершка,
На спине с двумя горбами
Да с аршинными ушами.

68

Иванка написал(а):

А когда про ЭПОНУ МАТЬ забывают, получается ПРЕПОНА, или "япона мать".


:D  :cool:  :love:

69

Иванка написал(а):

На спине с двумя горбами


Только у нас, женщин, два горба впереди!!!

Рамея

70

Что случилось или вот-вот должно произойти в мире, чтобы разверзлись хляби, именуемые средствами массовой информации? плотина не выдержала напора? Ватикан решил слить излишки? или что-то другое?

71

Иванка написал(а):

плотина не выдержала напора


Фильм в унисон теме. Живанушка, благодарствую. На одном дыхании смотрела.Это ж то, о чём мы далдоним.

:shine:  :love:  :rolleyes:  :surprise:  :)

72

Лаодика написал(а):

Это ж то, о чём мы далдоним


Да, но мы далдоним глубче! они ишшо не врубились в тот пласт медногорной породы, до которого дошли мы.

73

К посту 70б вопрос Марине Чертковой

Александр Чертков, упоминаемый в фильме, не твой родитель или прародитель?
***
А это продолжение, следующая серия начатой темы. С поклоном Венере Тартарской

74

Ведарита написал(а):

Александр Чертков, упоминаемый в фильме, не твой родитель или прародитель?


Хватила! Вряд ли. Мало ли на свете библиофилок Чертковых. Но всё может быть: фамилиями господ раньше целые деревни прозывали, случалось, что господарям глянулись красивые девки, ну, и кровь освежить не мешало. Бывает, колода тасуется причудливо, да. Иной и понятия не имеет, кто он на самом деле, откуда и почему у бывшего деревенского пастуха каллиграфический почерк...

75

Иванка написал(а):

Хватила! Вряд ли. Мало ли на свете библиофилок Чертковых. Но всё может быть: фамилиями господ раньше целые деревни прозывали, случалось, что господарям глянулись красивые девки, ну, и кровь освежить не мешало. Бывает, колода тасуется причудливо, да. Иной и понятия не имеет, кто он на самом деле, откуда и почему у бывшего деревенского пастуха каллиграфический почерк...


Лаодика сразу подумала, что учёный Чертков твой предок. Ты с таким азартом исследуешь и продолжаешь его дело. Зов крови, однако!
У Лаодики каллиграфический почерк. Хотела тему о каллиграфии открыть.  :)  :writing:

76

Иванка написал(а):

Александр Блок

Из цикла "Итальянские стихи":

Флоренция
1
Умри, Флоренция, Иуда,
Исчезни в сумрак вековой!
Я в час любви тебя забуду,
В час смерти буду не с тобой!
О, Bella, смейся над собою,
Уж не прекрасна больше ты!
Гнилой морщиной гробовою
Искажены твои черты!
Хрипят твои автомобили,
Твои уродливы дома,
Всеевропейской жёлтой пыли
Ты предала себя сама!
Звенят в пыли велосипеды
Там, где святой монах сожжён,
Где Леонардо сумрак ведал,
Беато снился синий сон!
Ты пышных МЕдичей тревожишь,
Ты топчешь лилии свои,
Но воскресить себя не можешь
В пыли торговой толчеи!
Гнусавой мессы стон протяжный
И трупный запах роз в церквах -
Весь груз тоски многоэтажный -
Сгинь в очистительных веках!

Май - июнь 1909
Bella - Прекрасная (итал.) - распространённое в Италии название Флоренции.

2
Флоренция, ты ирис нежный;
По ком томился я один
Любовью длинной, безнадежной,
Весь день в пыли твоих Кашин?
О, сладко вспомнить безнадежность:
Мечтать и жить в твоей глуши;
Уйти в твой древний зной и в нежность
Своей стареющей души...
Но суждено нам разлучиться,
И через дальние края
Твой дымный ирис будет сниться,
Как юность ранняя моя.

Июнь 1909

3
Страстью длинной, безмятежной
Занялась душа моя,
Ирис дымный, ирис нежный,
Благовония струя,
Переплыть велит все реки
На воздушных парусах,
Утонуть велит навеки
В тех вечерних небесах,
И когда предамся зною,
Голубой вечерний зной
В голубое голубою
Унесёт меня волной...

Июнь 1909

Рамея

Красный ирис (который не существует в природе) появился на гербе Флоренции после того, как во времена Средневековья гибеллины (их герб: белый ирис на красном фоне) были изгнаны гвельфами из города.
итал. gigliato — дословно УКРАШЕННЫЙ ЛИЛИЯМИ

Поэзия

77

Лаодика написал(а):

Хотела тему о каллиграфии открыть.


Ура, было бы здорово! КАЛЛИ-ГРАФия!!! Ух ты!

78

Лаодика написал(а):

Красный ирис (который не существует в природе) появился на гербе Флоренции после того, как во времена Средневековья гибеллины (их герб: белый ирис на красном фоне) были изгнаны гвельфами из города.


Гвельфы и гибеллины: тотальная война

Рамея

В 1480 году миланские архитекторы, строившие Московский Кремль, были озадачены важным политическим вопросом: какой формы нужно делать зубцы стен и башен — прямые или ласточкиным хвостом? Дело в том, что у итальянских сторонников Римского Папы, называвшихся гвельфами, были замки с прямоугольными зубцами, а у противников папы — гибеллинов — ласточкиным хвостом. Поразмыслив, зодчие сочли, что великий князь Московский уж точно не за Папу. И вот наш Кремль повторяет форму зубцов на стенах замков гибеллинов в Италии. Однако борьба этих двух партий определила не только облик кремлевских стен, но и пути развития западной демократии.
В 1194 году у императора Священной Римской империи Генриха VI Гогенштауфена родился сын, будущий Фридрих II. Вскоре после этого кочевавший по Италии двор остановился на некоторое время на юге страны (Сицилийское королевство было объединено с имперскими территориями благодаря браку Генриха и Констанции Отвиль, наследницы норманнских королей). И там государь обратился к аббату Иоахиму Флорскому, известному своей эсхатологической концепцией истории, с вопросом о будущем своего наследника. Ответ оказался уничтожающим: «О, король! Мальчик твой разрушитель и сын погибели. Увы, Господи! Он разорит землю и будет угнетать святых Всевышнего».

Рамея
Папа Адриан IV коронует в Риме императора Священной Римской империи Фридриха I Барбароссу из рода Гогенштауфенов в 1155 году. Ни тот, ни другой еще не представляют себе, что вскоре итальянский мир расколется на «поклонников» тиары и короны и между ними разразится кровавая борьба

Именно в правление Фридриха II (1220—1250 годы) началось противостояние двух партий, которое в разной мере и разной форме оказало влияние на историю Центральной и Северной Италии вплоть до XV века. Речь идет о гвельфах и гибеллинах. Эта борьба началась во Флоренции и, говоря формально, всегда оставалась чисто флорентийским явлением. Однако на протяжении десятилетий, изгоняя побежденных противников из города, флорентийцы сделали соучастниками своих распрей чуть ли не весь Апеннинский полуостров и даже соседние страны, прежде всего Францию и Германию.
В 1216 году на одной богатой свадьбе в селении Кампи под Флоренцией завязалась пьяная драка. В ход пошли кинжалы, и, как повествует хронист, молодой патриций Буондельмонте деи Буондельмонти убил некоего Оддо Арриги. Опасаясь мести, родовитый юноша (а Буондельмонте был представителем одного из знатнейших родов Тосканы) пообещал жениться на родственнице Арриги из купеческого рода Амидеи. Неизвестно: то ли боязнь мезальянса, то ли интриги, а может быть, подлинная любовь к другой, но что-то заставило жениха нарушить обещание и выбрать себе в жены девушку из дворянского рода Донати. Пасхальным утром Буондельмонте на белом коне направился к дому невесты, чтобы дать брачную клятву. Но на главном мосту Флоренции, Понте Веккьо, на него напали оскорбленные Арриги и убили. «Тогда, — сообщает хронист, — началось разрушение Флоренции и появились новые слова: партия гвельфов и партия гибеллинов». Гвельфы требовали мести за убийство Буондельмонте, а те, кто стремился затушевать это дело, стали именоваться гибеллинами. Не верить хронисту в рассказе о несчастной судьбе Буондельмонте нет причин. Однако его версия о происхождении двух политических партий Италии, оказавших огромное влияние на историю не только этой страны, но и всей новой европейской цивилизации, вызывает справедливые сомнения — мышь не может родить гору.
Группировки гвельфов и гибеллинов действительно образовались в XIII веке, но их истоком были не будничные «разборки» флорентийских кланов, а глобальные процессы европейской истории.

Рамея
Так называемый Замок императора (одно время он принадлежал Фридриху II Гогенштауфену) в Прато служил штабквартирой местным гибеллинам

В то время Священная Римская империя германской нации простиралась от Балтийского моря на севере до Тосканы на юге и от Бургундии на западе до Чехии на востоке. На таком большом пространстве императорам было крайне сложно поддерживать порядок, особенно в Северной Италии, отделенной горами. Именно из-за Альп в Италию пришли названия партий, о которых мы ведем речь. Немецкое «Вельфы» (Welf) итальянцы произносили как «Гвельфы» (Guelfi); в свою очередь «Гибеллины» (Ghibellini) — искаженное немецкое Waiblingen. В Германии так именовались две соперничающие династии — Вельфы, которым принадлежали Саксония и Бавария, и Гогенштауфены, выходцы из Швабии (их именовали «Вайблингами», по названию одного из родовых замков). Но в Италии значение этих терминов было расширено. Североитальянские города оказались между молотом и наковальней — их независимости угрожали как германские императоры, так и Римские Папы. В свою очередь, Рим находился в состоянии непрерывного конфликта с Гогенштауфенами, стремящимися захватить всю Италию.
К XIII веку, при Папе Иннокентии III (1198—1216), наступил окончательный раскол между церковью и светской властью. Своими корнями он уходит в конец XI века, когда по инициативе Григория VII (1073— 1085) началась борьба за инвеституру — право назначения епископов. Раньше им обладали императоры Священной Римской империи, но теперь Святой престол хотел сделать инвеституру своей привилегией, рассчитывая, что это будет важным шагом на пути распространения папского влияния на Европу. Правда, после череды войн и взаимных проклятий никому из участников конфликта не удалось достичь полной победы — было решено, что избранные капитулами прелаты будут получать духовную инвеституру от Папы, а светскую — от императора. Последователь Григория VII — Иннокентий III достиг такой власти, что мог свободно вмешиваться во внутренние дела европейских государств, а многие монархи считали себя вассалами Святого престола. Католическая церковь окрепла, обрела самостоятельность и получила в свое распоряжение большие материальные средства. Она превратилась в закрытую иерархию, ревностно отстаивавшую на протяжении последующих столетий свои привилегии и свою неприкосновенность. Церковные реформаторы считали, что пора переосмыслить характерное для раннего Средневековья единство светской и духовной властей (regnum и sacerdotium) в пользу верховной власти Церкви. Конфликт между клиром и миром был неизбежен.
Городам нужно было выбирать, кого взять себе в союзники. Тех, кто поддерживал Папу, назвали гвельфами (ведь династия Вельфов враждовала с Гогенштауфенами), соответственно, тех, кто был против папского престола, — гибеллинами, союзниками династии Гогенштауфенов. Утрируя, можно сказать, что в городах за гвельфов был пополо (народ), а за гибеллинов — аристократия. Взаимное соотношение этих сил определяло городскую политику.

Рамея
Оттон IV, император из рода Вельфов

Корона против тиары
Слова «гвельф» и «гибеллин», хотя и были «изобретены» на самом раннем этапе великого конфликта, особой популярностью в Средневековье не пользовались. Конфликтующие стороны в итальянских городах предпочитали называть себя просто «партией императора» и «партией Папы». Это было практично: латинизированная немецкая терминология не успевала за политической конъюнктурой. А какое-то время до начала XIII века положение, вообще, было обратным тому, что вошло в историю: Вельфы считались врагами Рима, а Гогенштауфены — его союзниками. Ситуация заключалась в следующем. В 1197 году германским императором был избран Оттон IV (1182—1218) Вельф. Как это обычно и случалось в ту эпоху, далеко не все поддерживали эту кандидатуру. Противники Оттона выбрали себе другого монарха из Дома Гогенштауфенов — Филиппа Швабского (1178—1218). Начались усобицы, разорявшие всех, но выгодные третьей силе, Папе Иннокентию III (1161—1216). Сперва Иннокентий поддержал Оттона. Это был стратегически верный ход. Дело в том, что понтифик являлся опекуном несовершеннолетнего Фридриха Гогенштауфена (1194—1250), будущего блистательного Фридриха II, который занимал тогда трон короля Сицилии. В этой ситуации Папа старался не допустить на германский престол Гогенштауфенов, потому что в этом случае юг Италии мог бы стать частью Империи. Однако, если бы удача улыбнулась Гогенштауфенам, Иннокентий, как регент Фридриха, мог бы влиять на их политику. Однако в 1210 году Оттон сам отступил от союза с Папой, решив прибрать к рукам всю Италию. В ответ год спустя наместник святого Петра отлучил предателя от церкви. Он также сделал все, чтобы совет немецких князей в Нюрнберге избрал теперь германским королем опекаемого им 17-летнего Фридриха. Именно с этого момента понтифик сделался врагом Вельфов и союзником Гогенштауфенов. Но и Фридрих II тоже не оправдал надежд покровителя! Папа умер в 1216 году, так и не получив во владение обещанных земель и не дождавшись начала крестового похода, на который так рассчитывал. Напротив, новый властитель Германии начинает действовать, открыто игнорируя интересы Рима. Теперь-то гвельфы становятся «настоящими» гвельфами, а гибеллины — гибеллинами. Впрочем, процесс окончательного размежевания растянулся еще на 11 лет (до 1227 года), то есть до тех пор, пока новый Папа Григорий IX (1145—1241) не отлучил Фридриха от церкви за самовольное возвращение из Святой земли (куда тот все-таки в конце концов отправился).
Итак, фигуры на доске геополитики расставлены — император, Папа, города. Нам кажется, что их тройственная вражда была следствием не только человеческой алчности.
Участие городов — вот что было принципиально новым в противостоянии Пап и германских императоров. Горожанин Италии почувствовал вакуум власти и не преминул им воспользоваться: одновременно с религиозной реформой началось движение за самоуправление, которому предстояло за два века полностью изменить соотношение сил не только в Италии, но и во всей Европе. Оно началось именно на Апеннинском полуострове, поскольку здесь городская цивилизация имела крепкие античные корни и богатые традиции торговли с опорой на собственные финансовые ресурсы. Старые римские центры, пострадавшие от рук варваров, успешно возрождались, в Италии горожан было намного больше, чем в других странах Запада.
Городскую цивилизацию и ее характерные особенности в нескольких словах никто не опишет нам лучше, чем вдумчивый современник, германский историк середины XII века Оттон Фрейзингенский: «Латиняне (жители Италии), — пишет он, — по сей день подражают мудрости древних римлян в расположении городов и управлении государством. Они настолько любят свободу, что предпочитают подчиняться скорее консулам, чем синьорам, чтобы избегнуть злоупотреблений властей. А чтобы они не злоупотребляли властью, их сменяют почти каждый год. Город заставляет всех живущих на территории диоцеза подчиняться себе, и с трудом можно найти синьора или знатного человека, который не подчинился бы власти города. Город не стыдится посвящать в рыцари и допускать к управлению юношей самого низкого происхождения, даже ремесленников. Поэтому итальянские города превосходят все прочие по богатству и могуществу. Этому способствует не только разумность их учреждений, но и длительное отсутствие государей, которые обычно остаются по ту сторону Альп».
Экономическая сила итальянских городов оказалась едва ли не решающей в борьбе Империи и Папства. Город вовсе не противопоставлял себя традиционному феодальному миру. Напротив, он не мыслил себя вне его. Еще до того, как коммуна, этот новый способ политического самоуправления, окончательно кристаллизовалась, городская элита поняла, что пользование свободами должно быть признано императором или Папой, лучше — и тем, и другим. Ими же эти свободы должны были охраняться. К середине XII века в понятии свободы сконцентрировались все ценности городской цивилизации Италии. Государь, который посягал на нее, превращался из защитника в поработителя и тирана. В результате горожане переходили на сторону его противника и продолжали непрекращающуюся войну.

Рамея

Данте Алигьери: поэзия как политика
Первая половина жизни Данте прошла во Флоренции во время бурных событий последних десятилетий XIII века, когда чаша весов склонилась здесь в пользу гвельфов. Великий поэт активно участвовал в общественной жизни родного города, сначала в качестве советника, а с 1300 года — приора. К этому времени светская власть Папы в Тоскане стала ощущаться довольно сильно, а внутри партии гвельфов произошел раскол. Вокруг Корсо Донати объединились фундаменталисты («Черные») — твердые сторонники Папы и французских королей, а вокруг Вьери деи Черки — «Белые», умеренные, склонные к компромиссам с гибеллинами.
Апогея конфликт достиг при Бонифации VIII (1295—1303). Согласно его булле «Unam sanctam» от 1302 года, все верующие должны подчиняться понтифику во всех духовных и мирских делах. Этот Папа боялся политического сопротивления строптивых Белых гвельфов (в частности, они готовились приютить у себя его злейших врагов, римское семейство Колонна), и к тому же он задумал включить всю Тоскану в Папскую область. Для наведения мостов «в этом направлении» Бонифаций VIII направил банкира Вьери, контролировавшего более половины флорентийских финансов, но Данте и его товарищи раскусили план понтифика и не приняли посредника. Более того, Белые гвельфы решили «сыграть на опережение» и сами отправили делегацию в Рим (в нее вошел и автор «Божественной комедии»), чтобы обезопасить себя — ведь пойти на открытую конфронтацию с Римом не представлялось мыслимым. А тем временем… оставшиеся во Флоренции приоры впустили в город Карла Валуа, брата французского короля Филиппа Красивого. Присутствие принца крови в городе, настроенном к французам, в общем, доброжелательно, лишило правительство маневра, а Черные гвельфы взялись за оружие и изгнали Белых. Последовали проскрипции, а Алигьери никогда больше не вернулся на родину. Ему вынесли два заочных смертных приговора и лишь через пятнадцать лет заочно амнистировали. В изгнании Белые гвельфы часто объединялись с гибеллинами. Эта политика была удачной формой умеренного гвельфизма, которая вполне устраивала Пап вроде Григория Х (1271—1276) или Николая III (1277— 1280). Но что касается Бонифация VIII, то этот понтифик вызывал у Данте только ненависть. Да и другие гвельфы стыдились личности того, чьи интересы они должны были защищать.
Сначала Данте был рупором изгнанников. Однако вскоре он переменил свою точку зрения: поэт уверился в том, что спасти Италию от междоусобиц способна только твердая рука германского монарха. Теперь он возлагал надежды на Генриха VII из династии Люксембургов (1275—1313). В 1310 году король отправился в Италию, чтобы приструнить города и оказать давление на противников. Кое-что ему удалось: он получил императорскую корону. Но после этого Генрих повел себя так же, как и его предшественники, увязнув в бесконечной шахматной партии. Города тоже не знали, как себя вести, их лидеры метались. В 1313 году император скоропостижно скончался в Тоскане. С этого момента Данте решил, что лучше быть «самому себе клевретом» (по-итальянски более точно: «быть самому себе партией»). Он одновременно и лукавил, и был вполне искренен. «Божественная комедия» завершается апофеозом Империи и Любви в райской Розе: мироздание было для него немыслимо без монархии, объединяющей любовью мир людей. Но последний законный, с точки зрения Данте, император Фридрих II (1194—1250) казнится в аду среди еретиков, вместе со своими придворными: казначеем Петром Винейским, осужденным на муки за самоубийство, и астрологом Михаилом Скоттом — за волхвование. Это тем более удивительно, что широтой своих взглядов этот император вызывал у флорентийского поэта глубокую симпатию. Но таков был Данте: когда он чувствовал, что должен карать, он переступал через свои личные чувства. Точно так же его по-настоящему возмутила выходка кардинала Джакомо Колонна, который, согласно народной молве, дал пощечину захваченному в плен Папе Бонифацию VIII. Он ненавидел лично Бонифация, но как истинный католик почитал Папу Римского и не мог представить себе, что можно коснуться его, совершить физическое насилие над понтификом. Точно так же Данте уважал императора Фридриха, но не мог не отправить в ад того, кому молва приписывала еретические высказывания (неверие в бессмертие души и учение о вечности мира). Парадокс Данте — парадокс Средневековья.
Когда в 1150-х годах молодой германский император Фридрих I Барбаросса появился на полуострове с целью вернуть к повиновению североитальянские провинции, его взору предстала своеобразная огромная шахматная доска, где квадраты представляли собой города с подчиненными им более или менее крупными провинциями — контадо. Каждый преследовал свои интересы, которые наталкивались на противодействие ближайшего соседа. Поэтому Мантуе трудно было стать союзником Вероны, а Бергамо, скажем, — Брешии и т.д. Каждый город искал союзника в более отдаленном соседе, с которым у него не было территориальных споров. Город старался всеми силами подчинить своим порядкам округу, в результате этого процесса, называемого comitatinanza, возникали маленькие государства. Сильнейшие из них старались поглотить слабейших.
Усобицам в Ломбардии, Венето, Эмилии, Романье, Тоскане не было видно конца. Поражает жестокость, которую проявляли друг к другу итальянцы. В 1158 году император осадил непокорный Милан, и «никто, — пишет хронист, — не участвовал в этой осаде с большим неистовством, чем кремонцы и павийцы. Осажденные тоже не проявили ни к кому больше враждебности, чем к ним. Между Миланом и этими городами давно существовали соперничество и раздоры. В Милане были убиты или мучились в тяжком плену многие тысячи их людей, земли их грабились и сжигались. Поскольку они не могли сами должным образом отомстить Милану, превосходившему их и по собственным силам, и по количеству союзников, то они решили, что настал подходящий момент расплатиться за нанесенные им оскорбления». Объединенным германско-итальянским войскам удалось тогда сломить гордый Милан, его укрепления как важнейший символ свободы и независимости были срыты, а по центральной площади проведена не менее символическая борозда. Впрочем, славным германским рыцарям не всегда сопутствовала удача — городские ополчения, особенно объединенные под эгидой Ломбардской лиги, наносили им столь же сокрушительные поражения, память о которых сохранялась на века.
Жестокость была непременной составляющей борьбы итальянских средневековых партий. Жестокой была власть, но столь же жестокими по отношению к ней были горожане: «провинившихся» подестa, консулов, даже прелатов избивали, вырывали им языки, ослепляли, с позором гоняли по улицам. Такие нападения не обязательно вели к изменению режима, но давали иллюзию временного освобождения. Власть отвечала пытками и стимулировала доносительство. Изгнание или смертная казнь грозили подозреваемому в шпионаже, заговоре и связях с врагом. Обычное судопроизводство в таких вопросах не применялось. Когда преступники скрывались, власть не гнушалась услугами наемных убийц. Наиболее распространенным способом наказания было лишение имущества, а для богатых семей еще и снос палаццо. Методичное разрушение башен и дворцов имело своей целью не только стереть память об отдельных личностях, но и об их предках. Вернулось зловещее понятие проскрипций (так еще во времена Суллы в Риме называлось объявление некоего гражданина вне закона — разрешалось и поощрялось его убийство, а имущество отходило в казну и отчасти самим убийцам), и часто они распространялись теперь на детей и внуков осужденного (по мужской линии). Так правящая партия выкорчевывала из общественной жизни целые семейные древа.

Это гордое слово «Ломбардия»
Жители североитальянских городов отлично понимали: в одиночку бороться с германскими императорами не получится. Поэтому еще в 1167 году шестнадцать коммун во главе с Миланом создали так называемую Ломбардскую лигу. Для представительства в новом союзе каждый участник делегировал своего депутата, так называемого «ректора». В компетенцию ректоров входили политическая стратегия, вопросы объявления войны и заключения мира, а также общее интендантство (армейское снабжение). Ярче всего эта хорошо отлаженная федерация показала свою силу 27 мая 1176 года в битве при Леньяно (в 30 километрах от Милана) против рыцарей Фридриха I. Император действовал строго по принятым тогда правилам, полагаясь на фронтальную атаку своей тяжелой конницы. А ломбардцы проявили фантазию. Они выдвинули вперед тяжелую миланскую конницу, которая, имитируя отступление, вывела немцев на копья и багры общеломбардского пешего ополчения. Войска Фридриха смешались и сразу получили в правый фланг удар кавалеристов из Брешии, стоявших в резерве. Фридрих бежал, бросив щит и знамя. В 1183 году он вынужден был подписать Констанцский мир, по которому городам возвращались все отнятые, было, привилегии и предоставлялась еще более широкая автономия управления. Однако когда в 1237 году внук Барбароссы Фридрих II пришел в Ломбардию завершить дело, неудачно начатое дедом, военное счастье отвернулось от итальянцев. 27 ноября 1237 года у местечка Кортенуово на реке Ольо немецкая конница неожиданно атаковала миланцев. Удар был сокрушительным, горожан разгромили и опрокинули. Правда, не дрогнула ломбардская пехота — заняв круговую оборону, она держалась до позднего вечера против закованных в броню рыцарей, закрывалась от них стеной из щитов и выдерживала жестокие рукопашные. Однако гвельфы несли тяжелые потери от стрел арабов, находившихся в войске Фридриха. Поздним вечером сдались последние из оборонявшихся. В этом сражении побежденные потеряли убитыми и пленными несколько тысяч человек. Но несмотря на поражение, Лига продолжала существование и борьбу. Более того, благодаря ее усилиям Фридриху так и не удалось полностью подчинить Ломбардию. Распалась же она уже после смерти этого энергичного государя.
Кроме того, повседневный поток насилия исходил еще и от особых организованных групп, вроде расширенных родовых «ополчений» («консортерий»), приходских «дружин» одной какой-нибудь церкви или «контрад» (квартальных «команд»). Существовали различные формы неповиновения: открытый отказ следовать законам коммуны (фактический синоним «города»), военное нападение на весь родной город со стороны изгнанных из него по политическим мотивам, «теракты» против магистратов и клира, похищение их имущества, создание тайных обществ, подрывная агитация.
Надо сказать, что в этой борьбе политические пристрастия менялись с быстротой калейдоскопа. Кто ты, гвельф или гибеллин, часто решали сиюминутные обстоятельства. За весь тринадцатый век вряд ли найдется один крупный город, где бы власть не поменялась насильственным образом несколько раз. Что говорить о Флоренции, менявшей законы с легкостью необыкновенной. Все решалось практикой. Захвативший власть формировал правительство, создавал законы и следил за их исполнением, контролировал суды и т. д. Противники — в тюрьме, в изгнании, вне закона, но изгнанники и их тайные союзники не забывали обиду и тратили свои состояния на тайную или явную борьбу. Для них правительство противников не обладало никакой законной силой, во всяком случае, не большей, чем их собственное.
Гвельфы и гибеллины вовсе не были организованными партиями, подчинявшимися руководству своих формальных лидеров. Они представляли собой сеть независимых группировок, сотрудничавших друг с другом до определенного момента под подходящим знаменем. Гвельфы часто обращали оружие против Папы, а гибеллины действовали, не учитывая интересы претендентов на императорскую корону. Гибеллины не отрицали Церковь, а гвельфы — Империю, но старались свести к минимуму их реальные притязания на власть. Гвельфские правительства часто оказывались под отлучением. Прелаты же нередко вели свое происхождение из аристократических семейств с гибеллинскими корнями — даже некоторые Папы могли бы быть обвинены в гибеллинских симпатиях!

Рамея
Замок Виллафранка в Монелье близ Генуи много раз переходил от гвельфов к гибеллинам и обратно

Цена свободы
В противостоянии гвельфов и гибеллинов можно и нужно искать истоки современных политических традиций Западной Европы — истоки буржуазной, то есть, собственно, в буквальном переводе, городской демократии. При том, что, как мы видели, ни по структуре своей, ни по методам и целям борьбы ее участники вовсе не были «демократичны». Члены партий вели себя не только авторитарно, но и просто зверски. Они бескомпромиссно стремились к той власти, которая ускользала из рук «вселенских», великодержавных государей, чье положение, казалось, надежно закреплялось вековой традицией феодального общества. Но если бы экономическая, правовая и культурная конъюнктура в Европе действительно не изменилась и не позволила бы выйти наружу и окрепнуть новым силам, возможно, демократия, отнюдь не чуждая средневековому сознанию в целом, осталась бы только мечтой или воспоминанием о давно ушедшем прошлом Греции и Рима. Ведь кроме кровавых свадеб, казней и предательств образовались и первые парламенты, первые светские школы, наконец, первые университеты. Возникла и новая культура слова — модернизированное ораторское искусство, при помощи которого политики теперь должны были убеждать сограждан в своей правоте. Тот же Данте немыслим без борьбы гвельфов и гибеллинов, без взрастившей его городской культуры. Он также немыслим без своего учителя — Брунетто Латини, который, по словам хрониста, первый научил флорентинцев жить по законам Политики. А без Данте, его современников и потомков, в свою очередь, невозможен Ренессанс — эпоха, показавшая европейским народам возможность развиваться каждому по собственному выбору. К примеру, в Италии эпохи Возрождения термины «гвельфы» и «гибеллины» потеряли былое значение, политические страсти закипели вокруг новых людей и новых проблем. Но по-прежнему жители страны помнили, что именно тогда, в противостоянии грозным императорам Гогенштауфенам, родилось то, что было им всего дороже: Свобода. Помнили, даже не всегда осознавая это, — рефлекторно.

Партии гвельфов и гибеллинов были мобильны, сохраняя при этом своих служащих и корпоративные правила. В изгнании они действовали как наемные банды и политические группы, оказывавшие давление то войной, то дипломатией. Возвращаясь домой, становились не то чтобы властью, но влиятельнейшей общественной силой (понятия партии власти не существовало). К примеру, когда в 1267-м гвельфы в очередной раз установили контроль над Флоренцией, их капитан и консул вошли в правительство. При этом их партия осталась частной организацией, которой, правда, официально «присудили» конфискованное имущество изгнанных гибеллинов. С помощью этих средств она начала, по сути, финансовое закабаление города. В марте 1288-го коммуна и пополо были должны ей уже 13 000 флоринов. Это позволило гвельфам так надавить на земляков, что те санкционировали начало войны против тосканских гибеллинов (что и привело к победе при Кампальдино в 1289 году). В общем, партии исполняли роль основных цензоров и хранителей политической «правоверности», обеспечивая с переменным успехом верность горожан Папе или императору соответственно. Вот и вся идеология.

Рамея
Предводитель пизанских гибеллинов Уголино делла Герардеска вместе со своими сыновьями был заключен в замок Гуаланди, где умер от голода

Читая средневековые пророчества, историософские рассуждения последователей Иоахима Флорского или сочинения Данте, сулящие беды итальянским городам, складывается впечатление, что в той борьбе не было ни правых, ни виноватых. От шотландского астролога Михаила Скотта, выступившего перед Фридрихом II в 1232 году в Болонье, досталось как непокорным гвельфским коммунам, так и верным Империи городам. Пизанского графа Уголино делла Герардеска Данте осудил на страшные муки ада за предательство своей партии, но, несмотря на это, под его пером тот стал едва ли не самым человечным образом всей поэмы, во всяком случае, ее первой части. Хронист XIII века Саба Маласпина называл демонами и гвельфов, и гибеллинов, а Джери из Ареццо обзывал своих сограждан язычниками за то, что они поклонялись этим партийным наименованиям, словно идолам.
Стоит ли искать за этим «идолопоклонством» разумное начало, какие-либо реальные политические или культурные убеждения? Можно ли вообще разобраться в природе конфликта, корни которого уходят далеко в прошлое итальянских земель, а последствия — в Италию Нового времени, с ее политической раздробленностью, «неогвельфами» и «неогибеллинами»? Может быть, в чем-то борьба гвельфов и гибеллинов сродни дракам футбольных tifosi, иногда довольно опасным и кровопролитным? Разве может уважающий себя молодой итальянец не болеть за родной клуб? Разве он может оказаться совсем «вне игры»? Борьба, конфликтность, «партийность», если угодно, в самой природе человека, и Средневековье в этом очень похоже на нас. Пытаться искать в истории гвельфов и гибеллинов исключительно выражение борьбы классов, сословий или «прослоек», пожалуй, не стоит. Но при этом нельзя забывать, что от борьбы гвельфов и гибеллинов во многом происходят современные демократические традиции Запада.
Лавирование между двумя непримиримыми врагами — Папой и императором — не давало возможности ни одной из партий добиться окончательного военного и политического превосходства. В другом случае, если бы кто-то из противников оказался обладателем неограниченной власти, европейская демократия осталась только в учебниках истории. А так — получился своего рода уникальный силовой паритет, во многом и обеспечивший в дальнейшем резкий рывок западной цивилизации — на конкурентной основе.
http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6150/

79

Лаодика написал(а):

Ирис дымный, ирис нежный,


Рамея

80

Гвельфы и гибеллины

Уже меня окликнул мой
вожатый;
Я молвил духу, что я речь
прерву,
Но знать хочу, кто с ним
в земле проклятой.
И он: "Здесь больше тысячи
во рву;
И Фредерик второй лег в яму
эту..."
Ад, Песнь 10, строфы 115-119.
(Здесь и далее - перевод М. Лозинского.)

Дух, с которым у раскаленных могил беседовал Данте, был Фарината дельи Уберти, глава флорентийских гибеллинов - с ними когда-то враждовали предки поэта, принадлежавшие к партии гвельфов. А Фредерик второй - это Фридрих II, император Священной Римской империи, попавший в Ад в 1250 году.

Рамея
Фридрих II Штауфен. Миниатюра из "Соколиной книги". XIII век.

Начиная с Карла Великого, те, кто претендовал на титул императора - империя называлась то Римской, то Священной, пока в XII веке не утвердилось название Священной Римской империи, - короновались в Риме. Императоры избирались курфюрстами: тремя архиепископами - Кельна, Майнца и Трира и четырьмя светскими правителями - Бранденбурга, Саксонии, Богемии и Рейнской марки. Последние сто - сто пятьдесят лет до рождения Данте в 1265 году императорами избирались главным образом представители династии Гогенштауфенов: Фридрих I Барбаросса, его сын Генрих VI и внук Фридрих II, тот самый, о котором в Аду, среди разверстых пылающих могил поведал несчастный Фарината.

Рамея
Семь курфюрстов Священной Римской империи избирают очередного императора. Старинная миниатюра.

Но на императорском троне до Фридриха II был представитель другой могущественной германской династии - Вельфов - Оттон IV. Эти два рода - давние соперники, и в раздробленной Италии у каждого из них были свои сторонники: гибеллины (по искаженному названию родового замка Гогенштауфенов Вайблинген) и гвельфы (по названию династии Вельфов). Папская область в то время - всего лишь одно из небольших государств на территории, разрушенной варварами империи Древнего Рима, государств, которые враждовали и воевали друг с другом. Римские понтифики возлагали короны на головы могучих пришельцев с севера чаще всего с одной целью - чтобы императорская армия, выражаясь сегодняшним языком, служила им "крышей". Императоры должны были защищать папу, но делали это совсем не бескорыстно. И проблема заключалась не только в том, что они беззастенчиво грабили страну. Многие из них - и в этом особенно преуспел Фридрих II - были настоящими безбожниками.

Рамея
Представитель соперничающего рода Вельфов Оттон IV. Медальон. XIII век.

Известный историк советский академик Е. В. Тарле писал: "Фридрих II - лицо поистине замечательное в европейской истории; это вполне человек переходной эпохи, эмансипированный от старых верований, не заменивший их никакими новыми..." Чего только стоят приписываемые ему слова: "Будда, Христос и Магомет - три великих обманщика"! Чрезвычайно одаренный, умный, широко образованный, покровительствовавший наукам и искусствам (это он основал в Неаполе старейший в Европе университет, в котором могли учиться не только христиане, но и магометане, и последователи иудаизма), Фридрих II был вместе с тем прекрасным дипломатом и практичным политиком. Он вел совершенно свободный, эпикурейский образ жизни, не считаясь ни с какими условностями, что вызывало в Ватикане особенно сильные чувства.
До Фридриха II претенденты приходили в Рим, чтобы получить из рук папы императорскую корону, пообещать всемерную помощь и защиту и немного пограбить страну. Его дед Фридрих I Барбаросса (Рыжебородый), бесстрашный рыцарь и крестоносец, мог прийти в непокорный Милан, разграбить его, сравнять с землей и уйти в свою сумрачную Германию. Фридрих II никуда из Италии не ушел. И не только потому, что кроме императорского титула обладал еще титулом короля Сицилии, которую получил в наследство от матери, Констанции Сицилийской, последней представительницы сицилийских королей, принадлежавших к норманнской династии. Фридриху нравилось в Италии. Отсюда он правил своей империей и совершенно не обращал внимания на многочисленные проклятия, сыпавшиеся на его голову из Ватикана. С тех пор, как в 1220 году он всеми правдами и неправдами вынудил папу Гонория III короновать его, римские понтифики (а их сменилось немало за 30 лет владычества Фридриха II) не раз пытались отлучить его от церкви и однажды даже довели дело до конца.
Но Ватикану нужен был этот безбожник. Его периодически посылали в Крестовые походы, он собирал армии, возвращался с полпути, вновь отправлялся, заключал с мусульманами почетный мир вместо того, чтобы покорить неверных. После такого позора папа Григорий IX решил сам организовать крестовый поход, но против... Фридриха II.

Рамея
Священный Иерусалим - столица королевства крестоносцев - был восстановлен императором Фридрихом II. Гравюра XV века.

Фридрих II пережил и этого понтифика. Однако его непримиримая позиция к церкви вызывала неприятие даже в его собственной семье. Старший сын Фридриха II, Генрих Хромой, заподозренный отцом в папистском заговоре, был заключен в тюрьму, где и умер.

Шесть этюдов из Данте

А. Шендерович
Опубликовано в журнале "Наука и жизнь", N 8, 2001 г.
http://nature.web.ru/db/msg.html?mid=11 … html#part1

81

http://www.numizmat.net/articles/detail.php?ID=2919

Рамея

Этот рассказ о средневековом Неаполе и крупной серебряной монете неаполитанского короля  Роберта Анжуйского (1309--1343).
Номилал монеты – джильято (итал. gigliato — дословно украшенный лилиями) — название разновидности карлино (гроша), выпущенного впервые Карлом II Анжуйским в Неаполе около 1303 г. На аверсе изображен сидящий на троне король с символами власти в руках, а на реверсе—короткий крест, окруженный все теми же лилиями, отсюда и само название монеты. Вес монеты около 4 г, диаметр 27 мм. Сам этот номинал джильято чеканился в большом количестве и получил широкое распространение в 14 веке в бассейне Средиземного моря, особенно в Леванте. Этому номиналу подражали в Провансе, Венгрии, на о. Хиос (генуэзцы), на о. Родос (орден иоаннитов) …

Все средневековье прошло под знаком непрекращающейся борьбы сторонников папской власти (гвельфы) со сторонниками императорской власти (гибеллины). Этот многовековой кровавый спор шел о том, кто - папа или император должен обладать в католической Европе непререкаемой верховной властью. Данная монета была отчеканена в эпоху очередного обострения этой борьбы.

Невозможно говорить о правлении Роберта Анжуйского без предыстории этой борьбы, в результате которой отец Роберта Карл Анжуйский, которого призвал папа для борьбы с императорским домом Гогенштауфенов, стал повелителем Неаполитанского королевства и жестоко расправился со всей родней Манфреда Гогенштауфена и его сторонниками.

Уже первые шаги новых властей вызвали недовольство практически всех слоев населения. Французы вели себя надменно и очень развязно, а торговлей и финансами стали заправлять флорентийцы, которые вложили основные суммы в дело Карла Анжуйского. Сторонники императорской власти Гогенщтауфенов (гибеллины), которые ещё не были окончательно разгромлены, стали объединяться под знаменем подросшего сына императора погибшего в битве с Карлом Анжуйским Конрада 4 – Конрадина ( на итальянском - маленький Конрад ).
Возникла слегка парадоксальная ситуация. Конрадин был немцем по крови, духу и воспитанию. Но он должен был стать защитником национальной свободы и независимости Италии от французского ига! Более чем двусмысленное положение! Но другого вождя у гибеллинов не было, а дух императора Фридриха II, который хотели видеть в его внуке, был ещё слишком силен и популярен, хотя идея единой Германо-Итальянской империи уже успела утратить недавнюю популярность. Были собраны в Германии довольно внушительные силы и осенью 1267 года пятнадцатилетний Конрадин со своим наставником и родственником Фридрихом Швабским переходит через Альпы и начинает последний поход Гогенштауфенов за Империю. В Северной Италии гибеллины восторженно приветствуют Конрадина и его войска. Проклятия папы не могут остановить Конрадина и в июле 1268 года он победоносно вступает в Рим, где население провозглашает его императором. Население, но не папа, который бежал из Рима.
23 августа 1268 года на берегу озера Фучино у деревни Тальякоццо встретились войска Конрадина и Карла Анжуйского. На стороне Конрадина было значительное численное превосходство в войсках, но дело опять решило умелое использование резервов Карлом Анжуйским и... предательство. Вначале гибеллины опрокинули войска Карла Анжуйского, но слишком увлеклись преследованием бегущих врагов и грабежом французского лагеря. Этим воспользовался Карл Анжуйский и ввёл в бой мощный резерв, который и переломил весь ход битвы и обратил гибеллинов в бегство. Конрадин и Фридрих Швабский с небольшим отрядом скрылись у своих сторонников, но были выданы кем-то из них за солидное вознаграждение, обещанное,но так и не выплаченное Карлом Анжуйским.
Захваченных в плен сторонников Гогенштауфенов Карл Анжуйский велел жестоко пытать, а затем казнить. А 29 октября 1268 года по обвинению в государственной измене и подстрекательстве к бунту были отрублены головы у несчастного Конрадина и Фридриха Швабского. Так прекратили своё существование династия Гогенштауфенов и идея Германо-Итальянской Империи.

Тут нельзя не вспомнить про «сицилийскую вечерню», прообраз Варфоломеевской ночи во Франции. После победы на Гогенштауфенами и казни Карлом 2 Конрадина хозяйничанье французов и флорентийцев привело к глубокому упадку экономики Сицилии, стало нарастать недовольство засильем иностранцев. Взгляды всех недовольных были обращены в сторону короля Педро Арагонского, который был женат на дочери погибшего Манфреда Гогенштауфена.
Палермо в это время уже утратил столичный статус, который он имел при Гогенштауфенах, столицу перевели в Неаполь, но именно здесь 21 марта 1282 года вспыхнуло восстание против анжуйцев, широкоизвестное в истории как "Сицилийская вечерня" (Vespro Siciliano). Повод был достаточно банальным для того времени - один из французских рыцарей покусился на честь одной местной дамы во время воскресной мессы.
«Французы совсем обнаглели! Нашу женщину лапать!!! И где, в церкви!!!» Нужен же был какой-нибудь повод! Ненавистый французский гарнизон Палермо был поголовно вырезан, а восстание с быстротой ветра охватило весь остров. Некоторые историки именно к этому эпизоду и относят возникновение знаменитой сицилийской мафии. Может быть они и правы!

Перерезав французов, сицилийцы задумались , вот сейчас прибудет с армией Карл Анжуйский и им не сдобровать…Тогда все восставшие города объединились и пригласили королем Педро Арагонского, который уже 30 августа 1282 года высадился со своими войсками в Сицилии. Население острова радостно приветствовало нового короля, который обещал населению старые вольности и привилегии и вступил во владение островом.

Это был страшный удар для Карла Анжуйского, ведь Сицилия была продовольственной и зерновой базой королевства. Он начал готовиться к войне с Педро Арагонским. Флорентийцы опять дали деньги и наследник Карла Анжуйского его сын Карл Хромой отправился во Францию за войском. Он сумел набрать довольно внушительную армию: 22 тысячи всадников, 60 тысяч пехоты и около 200 боевых кораблей с экипажами, - и начал боевые действия против ПедроАрагонского, но успеха добиться не сумел. Папа Мартин 3 обрушил на головы арагонца и его сторонников множество церковных проклятий и отлучений, но это не произвело на них ни малейшего впечатления. 3 июня 1283 года испано-сицилийский флот под командованием Руджеро Лориа наголову разбил флот анжуйцев, а через год 5 июня 1284 года попал в плен и Карл Хромой. Сицилия оказалась окончательно утерянной анжуйцами.

Рамея  Рамея Рамея
Гогенштауфены – это известная династия южно-германских королей, а также императоров Римской империи (1138—1254), которая прервалась в 1268 году в мужском поколении, связанной со смертью Конрадина.
Замок Хохенстауфен (Гогенштауфен) расположен неподалеку от города Гогенштауфена в Германии. В настоящее время замок находится в полуразрушенном состоянии. Название замка связано непосредственно с горой, на которой и возводилась постройка (1050 - 1070). Гора Гогенштауфен расположена на высоте 684 метра над уровнем моря. Слово «Shauf» означает КУБОК, что соответствует форме конуса, именно такое визуальное впечатление и создает гора.

http://users.livejournal.com/_corso_/275916.html
Рамея
На миниатюре - последний из Гогенштауфенов, юный король Конрадин (король Иерусалимский, король Сицилии, герцог Швабский), казненный по приказу Карла Анжуйского на рыночной площади Неаполя 29 октября 1268 г. - в неполных семнадцать лет.
Миниатюра - из суперзнаменитого Codex Manesse (или большой Гейдельбергской рукописи), хранящейся в библиотеке Гейдельбергского университета (Cod. Pal. germ. 848, между 1300-ми и 1340-ми годами, Fol. 7r) и представляющей собой огромный сборник песен на средневерхненемецком языке.

Оказалось, что последний из Гогенштауфенов был миннезингером и одна из его песен была включена в этот сборник - именно по этой причине там и появилась миниатюра с его изображением.
Текст этой песни - на средневерхненемецком, а также в немецком и английском переводах - под катом. Я даже не знаю, исполнял ли её кто-нибудь или нет и существуют ли в природе её записи. Предпринятые мною розыски успехом не увенчались - но вдруг вам что-нибудь об этом известно? Ведь бывают же чудеса на белом свете...

Ich freue mich mancher Blumen roth,
Die uns der Frühling bringen will:
Sie standen erst in großer Noth,
Der Frost that ihnen Leides viel:
Nun will's der Mai ersetzen wohl
Mit manchem wonniglichen Tage:
Drum ist die Welt gar freudenvoll.

Mir frommt die Sommerwonne nicht
Und die viel lichten langen Tage,
Mein Trost an einem Weibe liegt,
Von der ich schweren Kummer trage.
O, wenn sie wollte hohen Muth
Und Freudigkeit mir wiedergeben,
Sie thät' daran wohl fromm und gut!

Ach, wenn ich von der Lieben scheide,
So ist auch meine Lust dahin.
O weh, ich sterbe fast vor Leide,
Daß ich ihr schenkte meinen Sinn!
Weiß nicht was Minnefreuden sind,
Und schwer läßt mir's die Lieb' entgelten,
Daß ich der Jahre bin ein Kind.

Ich freu mich auf den Blütenflor,
Den uns der Mai nun bald beschert;
Er stand verwelkt und trüb zuvor,
Weil ihn der Winter arg verheert.
Dafür entschädigt uns der Mai,
Er bringt die Zeit der Lust daher,
Drum ist die Welt so froh und frei.

Was hilft mir denn die Sommerzeit
Mit ihren Tagen licht und lang,
Wenn mir die Frau nicht Trost verleiht,
Die mir mit Gram das Herz bezwang?
Will sie mir schaffen frohen Sinn,
Ein Tun wärs, tugendlich gar sehr,
Und Freude war auch mein Gewinn.

So oft ich von der Liebsten geh,
Auch meiner Freuden Ende naht,
Dann sterb ich fast vor Leid, o weh,
Daß ich sie je um Liebe bat.
Nicht weiß ich, Herrin, wie man minnt:
Die Liebe läßt michs büßen schwer,
Daß ich an Jahren noch ein Kind.

I joy in flowers red and bright,
Which May will yield us soon in store.
They stood but now in woful plight,
For winter brought them sorrow sore.
But now with many a joyous day
Maytide will give us recompense.
And therefore all the world is gay.

What help from summer do / get
And from the days so long and light ?
My hopes of comfort all are set
On one who grieves me day and night.
That lady now would prove her worth,
If she would make me glad of heart ;
Then should I come to real mirth.

When to my love I bid good-bye,
No joy in life is left me, none!

http://www.proza.ru/2013/09/20/2122
Борис Готман. Зубцы истории

Рамея

   Хорошо, что времена нынче другие и за фотографирование этих крепостных стен меня не арестуют, как арестовали здесь в начале XIX века великого Гёте.

   Именно он, Гёте, дал новую славу старинному замку Скалигеров, описав его в своих "Итальянских путешествиях"  словесно и в рисунках. Вот во время зарисовок военного объекта его и арестовали, приняв за обыкновенного шпиона.

   Зато в качестве компенсации за тот давний инцидент в замке установили бюст поэта и открыли небольшой музей.

   Итак, на моем снимке, замок в курортном городке Мальчезине, расположенном на берегу прекрасного озера Гарда.

   Наблюдательный читатель уже обратил внимание на то, что зубцы  (в фортификации и архитектуре - мерлоны, от лат. merula зубцы на стенах, брустверах и т.п.) на стене слева отличаются от тех, что венчают правую стену.

   Эти зубцы можно назвать зубцами истории: прямоугольные строили сторонники верховной папской власти – гвельфы, а зубцы в виде "ласточкина хвоста" – сторонники власти Германского императора, гибеллины.

   Считается, что прямоугольная форма зубьев напоминает папский головной убор.

   А раздвоенные зубья гибеллинов олицетворяют расправляющего крылья германского державного орла.

   По зубьям крепостных стен видно, что обе враждующие стороны владели замком поочередно. Неисчислимые тысячи погибли в трехвековой войне, раздиравшей Италию вплоть до XVI века.

   Со стен итальянских замков зубцы германского орла прилетели и на стены Московского Кремля, дав величественному сооружению и его современное название (от "кремальер" - "зубчатая рейка").

   За образцы для строительства взяты были стены и башни замков в Вероне и Милане.

   Причем итальянцы представили последнюю на тот момент версию – зубцы со странными отверстиями, назначение которых долгие годы было непонятно. Только знакомство с чертежами оборонительных крепостных машин великого Леонардо да Винчи, позволило установить, что отверстия эти предназначены для специальных рычагов, которыми защитники должны были сбрасывать штурмовые лестницы противника.

http://www.liveinternet.ru/users/3395230/post173961800/
http://www.liveinternet.ru/users/3395230/post173999223/

Тиара против Короны. Или Папа против Мамы...

"Слышите? Звон мечей не утихает. Война сто лет уже как идёт с переменным успехом, война родовая, непримиримая. Власть на Аппенинах делят две политические группировки –– за императора Священной Римской империи (гибеллины) и приверженцы Папы Римского (гвельфы). "

Веками с кремлевских стен смотрят на нас зубцы гибеллинов, жизнь отдававших за борьбу против главенства церкви.

Рамея Рамея - Замок Монтебелло


Ласточкин хвост
- вид крепостного зубца с раздвоением в верхней части.

Рамея Рамея

Существует мнение, что в обороне «городов» зубцы в виде ласточкина хвоста имели практическое значение: их седловины служили якобы опорой для ручного огнестрельного оружия. Между тем выше указывалось, что седловины зубцов стен Зарайского кремля имеют полукруглое заполнение, а оно служить опорой для оружия никак не могло. Кроме того, от уровня боевого хода стен седловины двурогих зубцов подняты везде довольно высоко. В Тульском кремле, например, они находятся на высоте 2,5 м. Это характерно и для других оборонительных сооружений, зубцы которых имеют рогатое завершение. Следовательно, на зубцы оружие не опиралось; чтобы сделать это, защитники «городов» должны были бы устраивать для себя на крепостных стенах какие-то довольно высокие помосты, чего, конечно, никогда не было, так как они были бы неудобны и мешали бы свободному движению по стенам. Стрельба со стен велась, как правило, либо через бойницы зубцов, либо через промежки между зубцами.

Рамея
Арки юго-западной стены Тульского кремля. конца XV - начала XVI в.

Рамея
Новгородский Кремль. Стены завершают поставленные на парапет двурогие зубцы в виде “ласточкина хвоста”. Такие зубцы стали с конца XV в. принадлежностью всех русских крепостей, символизируя единство русских земель.

Рамея
Стена Смоленского кремля.

Рамея - Императорский замок (Castello dell'Imperatore e Cassero)

Императорский замок в Прато – единственный пример швабской архитектуры в северной части центральной Италии. Цитадель была построена сицилийским архитектором Риккардо да Лентини в 1237-48 гг. по распоряжению императора Фридриха II. Предположительно, смерть Фридриха II (1250) не позволила завершить строительство внутренних помещений и построек. Служил штабквартирой местным гибеллинам.

Рамея - Замок Бодрум. Турция

Впервые упоминания о Галикарнасе (месте, где расположен нынешний город Бодрум) мы находим у Геродота… Он сообщает, что Галикарнас основали греки дорийского племени, выходцы из Трезена, расположенного на западе Пелопоннеса в Арголиде. Неизвестно, когда это случилось — вероятно в эпоху великой греческой колонизации, начавшейся в VIII в. до н. э. Также есть упоминания о том, что раньше Геликарнас имел название Зефирия. Это название (Zephyria) город приобрёл по местоположению на узком перешейке под названием Zephyrium, который отделял полуостров от материка Малой Азии.

Рамея - Замок на острове Родос

Греция Остров Роз (или Родосский остров) был известным и популярным городом на ближнем востоке. Известен прежде всего Колоссом Родосским, но в отличие от Колосса, замок Родосский до наших дней дошел.

82

Рамея
Герб императора Священной Римской империи
Немецкая гравюра XVI в.
© 2007 Государственный исторический музей.

Рамея Рамея

Рамея  Рамея

А до этого:

Рамея
Людовик Благочестивый. Миниатюра X в.

Рамея
Людовик Благочестивый. Изображение на печати.

Рамея
Людовик Дитятя. Изображение на печати. (ДИТЯТЮ ну никак не хочет признавать русским словом "просвещённый запад" :D - И.)

Рамея
Оттон I со своей первой супругой Эдгид. Скульптурные изображения из Магдебургского собора. XIII в.

Рамея
Оттон I принимает присягу короля Беренгара. Прорисовка с миниатюры XII в.     

Рамея
Оттон I со своей второй супругой Адельгейд и сыном Оттоном. Рельеф на пластине из слоновой кости. Х в.

Рамея
Трон Оттона I в Госларе.

Рамея Рамея
Монограмма Оттона I.                                                   Печать Оттона I.

(Ср. "ОТОН" на нимбе И.Х. : Рамея)

Рамея
Королева Адельгейд. Скульптурное изображение. XIII в.

Рамея
Оттон I подносит Христу Магдебургский собор. Резьба по слоновой кости. X в. (чисто русская традиция подношения соборов, отображённая на многочисленных иконах; в другом источнике подпись к этой же картинке такая: Оттон I. Миниатюра X в.  - И.)

Рамея
Грамота об учреждении Магдебургского архиепископства. 968 г.

Рамея
Императорская корона Оттона III.

Рамея
Фибула с изображением орла — символа императорской власти.

Рамея
Император Оттон II в окружении князей, рыцарства и духовенства. Миниатюра Евангелия Оттона III. Конец X в.

Рамея
Монета Оттона II.

Рамея
Печать города Парижа.

Рамея
Император Оттон III принимает дары от четырех провинций Империи. Слева направо: Склавиния, Германия, Галлия и Рим. Ок. 1000 г.

Рамея
Корона Священной Римской империи.

http://fb2.booksgid.com/content/E4/vasi … ii/83.html

Рамея
Оттон II. Миниатюра X в.

Рамея
Императорская печать Конрада II. Надпись по кругу: «+CHVONRADVS D(e)I GRA(tia) ROMANOR(um) IMP(erator) AVG(ustus)». С акта, данного в Госларе в феврале 1031 г.

Рамея
Свидание в Каноссе. Миниатюра XII в.
(Хождение в Каноссу, или Каносское унижение (нем. Gang nach Canossa, Canossagang; итал. l'umiliazione di Canossa) — датированный 1077 годом эпизод из истории средневековой Европы, связанный с борьбой римских пап с императорами Священной Римской империи. Эпизод ознаменовал победу папы Григория VII над императором Генрихом IV. В наши дни под выражением «идти в Каноссу» чаще всего понимают акт покаяния или покорности. Сходные выражения существуют в немецком: «nach Canossa gehen», в датском, норвежском и шведском: «Canossavandring» или «Kanossagang», французском «aller à Canossa» и итальянском: «andare a Canossa» языках. Все эти выражения означают покаяние, часто — против воли или вынужденное.(Википедия).
А у Иванки это выраженин ассоциируется со "СВАДЬБОЙ в КАНЕ ГАЛИЛЕЙСКОЙ" почему-то  :dontknow:)

Рамея Рамея
Фридрих Барбаросса с сыновьями. Миниатюра XII в.                                                  Фридрих II. Миниатюра XIII в.

http://fanread.ru/book/8440728/?page=34
Некий арабский современник Фридриха указывает: «…Из его речей можно было заключить, что он был «этернистом», то есть верил в вечность мира, но не души — и признавал себя христианином лишь в шутку».

Насколько озадаченным должен был себя чувствовать христианско-католический мир, если император получал такие письма от арабских ученых: «О, король, да приведет тебя Аллах к истинной вере! Ты спросил: «Какова же цель теологической науки, и каковы неизбежные необходимые предпосылки для этой науки, если они вообще существуют?»

Кто мог понять императора, семь раз клявшегося папам святейшими клятвами никогда не объединять Королевство обеих Сицилии с империей, а потом, после семикратно порушенной клятвы, никак не понимающего, почему ему больше никто не верит.

Но как можно было ему доверять, если, кроме истории о трех обманщиках — Иисусе, Мухаммеде и Моисее, рассказывали, что император, при виде пшеничного поля, издеваясь над таинством причастия, воскликнул: «Сколько богов здесь зреют!», а глядя на священника, дающего последнее напутствие умирающему, вздыхал: «Сколько еще будет продолжаться это вранье?»

Рамея
Печать Конрада IV Гогенштауфена.
Тело Конрада IV после смерти было отвезено в кафедральный собор Мессины, но молния ударила в собор, и установленное для прощания тело короля сгорело ещё перед захоронением.

Рамея
Монета времён Конрада IV.

Рамея
Изображение казни Конрадина на миниатюре XIV века

http://fanread.ru/book/8440728/?page=33
Лебединая песня Гогенштауфенов

Но не погас еще блеск мечты Штауфенов. Конрадин фон Гогёнштауфен, прямой внук Фридриха, сын короля Конрада IV и Елизаветы Баварской, еще раз попытался восстановить королевскую честь. Если его дед, «апулийский отрок», когда-то отправился с юга на север, намереваясь заполучить императорский трон, то внук, наоборот, поехал с севера на юг навстречу рискованному предприятию — завоеванию высочайшей из корон Европы.

Еще не достигший и пятнадцати лет, Конрадин в сопровождении друга, маркграфа Фридриха Баденского, который был тремя годами старше его, проследовал через Швабию, а затем, через некогда верные императору города — Верону, Павию, Пизу, Сиену, по Италии. И вновь стареющий мир взирал на отважного юношу, поставившего свою миссию и мечту выше разумности и реальной политики. Девизом Конрадина стали слова: «Тот великолепный род, к которому Мы принадлежим, не должен с Нами угаснуть».

Сердца многих устремились навстречу юноше. Слишком тяготил Италию кровавый кулак Анжу. Сторонники гибеллинов со всей Италии собрались вокруг Конрадина.

Даже Рим, вернее, гибеллинская часть Рима с ликованием приветствовала юношу. Гвельфы, папский Рим, хранили молчание. Сенатор Генрих Кастильский, двоюродный брат Конрадина, передал ему ликующий город. В Лючере сарацины поднялись против ненавистного Карла Анжуйского, да и вся Апулия в одночасье опять стала гогенштауфеновской.

Однако через несколько недель смелая мечта подростка разбилась о реалистичное мышление Карла Анжуйского. Незадолго до прибытия Конрадина и его соратников в Королевство обеих Сицилии, в августе 1268 года, Карл, опытный полководец, занял боевую позицию у подножия Абруццо.

Юный Конрадин был взят в плен, а вместе с ним и все мужчины его рода, сохранившие ему верность: Генрих Кастильский, Конрадин ди Казерта, Томас ди Аквино и многие из семьи Ланчия. Конрадин ди Казерта тридцать два года провел в застенках Кастель-дель-Монте. Генрих Кастильский оставался в заключении двадцать лет. Томаса ди Аквину передали палачу. Ланчии, сын Фридрих и отец Гальвано, были казнены. Конрадина, внебрачного сына короля Конрада IV, убили в Лючере вместе с его матерью по приказу Карла Анжуйского.

Приговор последнему законному внуку императора, Конрадину Гогенштауфену, привели в исполнение в Неаполе. Четверо судей выносили приговор. Трое объявили его невиновным как человека, плененного в честном бою. Один судья потребовал смерти.

29 октября 1268 года на Кампо Моричино, сегодняшней Пьяцца дель Меркато, в Неаполе казнили Конрадина и его друга, маркграфа Фридриха Баденского. Конрадин простил своего палача, его последние слова были обращены к матери, Елизавете Баварской: он просил у нее прощения за невзгоды, которые невольно ей причинил. Затем единственный невинный Гогенштауфен с беззаботностью и достоинством юности, чье сердце принадлежало мечте, а не реальной жизни, положил голову на плаху. Карл Анжу с мрачным удовлетворением взирал на исполнение приговора. Меч палача сверкнул, и златокудрая голова юноши из рода королей упала наземь. И в тот же миг, как повествует легенда, стремящаяся сделать невыносимое менее невыносимым, с неба низринулся орел, окунул крылья в королевскую кровь и вознес ее ввысь, к богам.

Вместе с Конрадином погибла и династия Гогенштауфенов. Кого может утешить дотошная генеалогия, констатирующая, что некоторым Штауфенам все же удалось избежать кровавой расправы Анжу? Как, например, Конраду, сыну;Фридриха Антиохийского. Двух его сыновей мы видим поочередно на архиепископской кафедре Палермо. В Риме и Центральной Италии антиохийский дом процветал до конца XIV столетия. Дочь императора Маргарита, супруга маркграфа Альберта II Мейсенского, пережила террор, а ее сын Фридрих (1291—1324 гг.) в начале XIV столетия недолгое время считался надеждой Гогенштауфенов.

Констанция, дочь короля Манфреда от первого брака, благодаря помолвке с королем Педро III Арагонским (1276—1285 гг.) избежала смертного приговора. Триумфом всей ее жизни стал миг, когда после изгнания Карла Анжуйского и его французов сицилийцами она и ее муж были коронованы сицилийскими королями в 1282 году в Палермо. Но твердые слова сивиллиных пророчеств, донесенные до нас миноритом Салимбене Пармским, остались неизменными: «Вместе с ним закончится империя».

Рамея
Семь курфюрстов. Миниатюра XIV в.

Рамея Рамея
Золота́я бу́лла                                                                                                        Карл IV издает Золотую буллу.

Карл IV, озабоченный более всего укреплением своей власти в Богемии (современной Чехии) и расширением личных владений, закрепил политический распад империи, издав в 1356 году «Золотую буллу». Булла признавала полный суверенитет князей в их владениях, узаконивала войны между феодалами, вновь запретила союзы городов.

Булла регламентировала избрание германского короля (императора) коллегией семи имперских курфюрстов (архиепископов Майнца, Трира и Кёльна, короля Чехии, Рейнского пфальцграфа, герцога Саксонии и маркграфа Бранденбурга) и определяла права этих курфюрстов. Ведущая роль в рейхстаге отводилась архиепископу Майнцскому. Кроме того, булла запрещала разделение территорий курфюршеств. Этим же документом подтверждалось право курфюстов на неограниченную чеканку собственных монет. (Википедия)

83

Дмитрий Новокшонов,  преподаватель СПбГУ, филолог-классик, специалист по
древнегреческой атлетике и римской эмиграции, преподаватель русского,
латинского, древнегреческого и др. индоевропейских языков, писатель.

Написал книгу " Римские невозвращенцы :утешение  дырой", где предлагает альтернативный взгляд на происхождение русских.

http://redshon.livejournal.com/4071254.html

При парфянском царе ОродеII (около 57—37/36 до н. э.)римские войска под командованием Марка Лициния Красса в 53 году до н.э. вторглись в Месопотамию, входившую в состав Парфии, но потерпели сокрушительное поражение
10тысяч римских воинов оказались в плену. В Рим они уже не вернутся, стали невозвращенцами.
Для них организовали лагеря и они строили в течение 20 лет дорогу – Великий шёлковый путь и города вдоль этого пути.
Со временем здесь произошёл демографический взрыв. Римские воины брали в жёны местных женщин: это
были саки (сачки), скифянки. Римские воины стали многодетными многожёнцами
Так вот дети от этих браков и есть предки русских.
То есть по отцу предки русских –римляне, а по матери – скифы ,саки....сарматы
Потом эти племена стали расселяться по  всей степи. Зарождение буддизма -тоже их заслуга.
Латинское слово   ordo — ряд, порядок....не отсюда ли слово орда? Род? Ряд?

Автор предполагает, что санскрит и пали- это сако- латинский пиджин, придуманный детьми римлян и скифянок.Сначала ребёнок воспринимает язык через мать, а потом слушал отца. У нас древнеримские понятия.

Пи́джин (англ. pidgin) — упрощённый язык,который развивается как средство общения между двумя или более группами, не имеющими общего языка.

Рамея

Рамея

84

Д.Е. Новокшонов ;  Потрясающий рассказ! Автор часто упоминает слово "троллить"...почему? Возможно не считает своё эссе истиной в последней инстанции! :)

Рамея

Введение (аннотация, Einleitung)

Долгое время языком науки была латынь. Столь глубокой традиции преподавания древних языков, как на Западе, в России не было.
Сейчас латынь стала языком посвященных, феней, наподобие лагерной, воровской, блатной, военной или научной, терминологическим аппаратом. В действительном мире ясное и полное ее понимание сохранилось лишь в классической филологии.
Классик слово любопытное. Classicum — это сигнал, дававшийся военными музыкальными инструментами к началу сходок по сотням и к началу сражения. Как скоро на палатке полководца развевалось красное знамя как общий призыв готовиться к предстоящей битве, то музыканты легиона все вместе давали сигнал к выступлению в бой .
Команда к этому могла исходить только от полководца (imperator) и могла исполняться только в его присутствии. Но этот же сигнал раздавался также при смертной казни солдата, совершившего преступление. Впоследствии classicum раздавался и при казнях, совершавшихся за городскою чертою Рима. Словарные значения слова классик (classicus): перворазрядный, военно-морской. И. В. Сталин сыграл решающую роль в возрождении отечественной школы академической классической филологии после последнего разгрома во время Гражданской войны в России. В СССР кафедр классических филологий было четыре: в Ленинграде, Москве, Тарту и Тбилиси.
В 2013 г. последние кафедры классической филологии в РФ удалось спасти после жесткого сетевого троллинга малограмотных чиновников в Министерстве образования. Вожди РФ чуть не повели молодежь по пути Средневековой Европы темных веков.
Тогда в Европе, как и сейчас в РФ, носителям новых языков латынь казалась уже не только приметой образованности, но и тайноязычием посвященных, непонятность чтилась ради непонятности, из глоссариев извлекались редчайшие слова неведомого происхождения, простые понятия описывались сложными перифразами , члены предложения перетасовывались в фантастическом порядке. Образцы таких текстов дошли до Африки, Британии, Галлии; наиболее известны Гисперийские речения, сборник школьных латинских упражнений из кельтской Британии; вот как приблизительно описывается в них утро учебного дня: «Титанова олимпическую пламенит квадрига потолочность, пучинные пареньями зарит флюиды, огневержным надмирные сечет багрецом полюсы, ввыспрь ристает датную твердь...». Теоретический фон таких упражнений раскрывают сочинения грамматика из Тулузы (по-видимому, начало VII в.), писавшего под громким псевдонимом «Вергилий Марон»: он пишет о «двенадцати латынях», о «раздрании словес», об анаграммах, инверсиях, сокращениях слов, о языках «для вещания таинств», а обращает свои писания к братьям-грамматикам, которые носят имена «Гомера», «Цицерона», трех «Луканов» и т. д., ссылаются на неведомые грамматические авторитеты ромуловых времен, ведут двухнедельные диспуты о том, каков звательный падеж от «я», и чтут «философию», включающую в себя науки, «не столь несущие пользу, сколь утоляющие любознательность». Перед нами картина полуученой игры в ученость, перерастающей в автопародию; где здесь благоговейное отношение к слову переходит в богохульное, сказать вряд ли возможно:
«Светская школа в темные века прекращает свое существование почти повсеместно — когда вьеннский епископ Дезидерий попытался ввести в преподавание обычный материал античных грамматик, он получил суровый выговор от Григория I: «не подобает единым устам гласить хвалу Христу и хвалу Юпитеру». Лишь в самых высоких церковных кругах была сделана попытка отделить деловую, фактическую сторону античной культуры от ее идеологического «языческого» осмысления и принять первую, не принимая второй. Такой попыткой была огромная энциклопедия, составленная епископом Исидором Севильским (ок. 570–636 гг.) — «Этимологии, или Начала», 20 книг, последовательно трактующих о девяти благородных науках (с медициной и правом), о боге, о человеке, о мироздании, о культуре и быте; все сведения тщательно собраны из отцов церкви, позднеантичных компендиев, комментариев и доступных классических писателей, все единообразно излагаются в виде определений и фактов, точность которых удостоверена. Этот каталог мироздания призван был полностью освободить читателей от обращения к языческим первоисточникам; и действительно сочинение Исидора стало основным запасом знаний о мире для всего Средневековья».
Средневековое мышление отличалось от современного и описано как буддистское. Важнейшая особенность этого мышления, отчетливо проявившаяся в «Римских деяниях», это, по остроумному определению Ферреро, arrêt mental — остановка мысли, недодумывание до конца, поражающее нас отсутствие логики:
«В средние века писатель или художник пользовался, как бы мы сейчас сказали, кодовым языком, а читатель и зритель не просто читал и смотрел, а переводил с языка тайнописи на свой язык. Ум тех, для кого предназначались эти произведения средневекового искусства, был ориентирован символически, и перевод осуществлялся «с листа», почти непроизвольно… Рефлекс сознания — искать под одним смыслом другой был настолько силен, что делал возможным такие адаптации , как создание монашеского Овидия, т. е. приспособление для дидактических целей даже его фривольной Ars amandi. Если современный зритель увидит на капители романского собора в Отене (XIII в.), как аббат и аббатисса дерутся за пастырьский посох, он скорее всего расценит сценку как гротескную и даже антиклерикальную . Как далек, однако, подлинный смысл отенского изображения от этих само собой напрашивающихся объяснений!»
Достижение средневекового миросозерцания не так просто, необходима средневековая действительность. О случившемся в Средневековье писал Х. К. Андерсен в своей сказке про Кая, Герду и Снежную королеву:
«Жил-был тролль, злой-презлой, сущий дьявол. Раз был он в особенно хорошем расположении духа: смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось дальше некуда, а все дурное и безобразное так и выпирало, делалось еще гаже. Прекраснейшие ландшафты выглядели в нем вареным шпинатом, а лучшие из людей — уродами, или казалось, будто стоят они кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались так, что и не узнать, а если у кого была веснушка, то уж будьте покойны — она расползалась и на нос и на губы. А если у человека являлась добрая мысль, она отражалась в зеркале такой ужимкой, что тролль так и покатывался со смеху, радуясь своей хитрой выдумке.
Ученики тролля — а у него была своя школа — рассказывали всем, что сотворилось чудо: теперь только, говорили они, можно увидеть весь мир и людей в их истинном свете. Они бегали повсюду с зеркалом, и скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека, которые не отразились бы в нем в искаженном виде.
Напоследок захотелось им добраться и до неба. Чем выше они поднимались, тем сильнее кривлялось зеркало, так что они еле удерживали его в руках. Но вот они взлетели совсем высоко, как вдруг зеркало до того перекорежило от гримас, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось на миллионы, биллионы осколков, и оттого произошло еще больше бед. Некоторые осколки, с песчинку величиной, разлетаясь по белу свету, попадали людям в глаза, да так там и оставались. А человек с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи только дурное — ведь каждый осколок сохранял свойство всего зеркала. Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было страшнее всего: сердце делалось как кусок льда. Были среди осколков и большие — их вставили в оконные рамы, и уж в эти-то окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, и худо было, если такие очки надевали для того, чтобы лучше видеть и правильно судить о вещах.
Злой тролль надрывался от смеха — так веселила его эта затея. А по свету летало еще много осколков».
Порча латинского языка на Западе и Востоке породила трудности перевода, которые позволяют уму обмануть стремящийся расправиться с ним разум. Накопившись, эти трудности привели к Реформации в Европе. В России реформации-перестройки также были не раз.

ТРЛ 1. Все дороги ведут из Рима

Средневековые христианские сочинения на латыни напоминают современные писания во многих отраслях научного знания. Порядочные ученые давно пишут об этой напасти. Л. С. Клейн в самом начале своего основательного труда «Археологическая типология» признает, что археологи перестали понимать друг друга: «Название этой книги понятно всем археологам, но вряд ли хоть кто-нибудь из них сможет объяснить его так, чтобы с этим согласились остальные. Оба составляющих термина — археологическая (соотв. археология) и типология (соотв. тип) пока не имеют четких определений».
Трудности перевода осознали даже психиатры: «Бред — это адекватное описание неадекватной реальности , в которой существует больной». Положение усугубляется неясным ученым троллингом о происхождении русских и славян. Бревном на пути исследователей прошлого лежит «тохарская проблема»: «Тохары, прежде чем исчезнуть в этом мире, оставили нам замечательные памятники своего языка и тем самым создали острейшую «тохарскую проблему», без решения которой трудно было даже приблизиться к постижению «проблемы индоевропейской». По господствующему в мире взгляду, «тохарские диалекты были, очевидно, первой, самой ранней (предшествовавшей и индо-иранским миграциям) миграционной волной в восточном направлении от ареала первоначального распространения праиндоевропейского языка».
Творцы этой диалектно-волновой гипотезы изображают Бронзовый век, откуда воинственные, общительные и безымянные тохары продвигаются на колесницах из лесов Восточной Европы, населенных носителями балтийских и финно-угорских языков, чтобы осесть в степях и пустынях поближе к Китаю. На основании заимствования из тохарского в китайский язык пяти слов: бык, корова, свинья, мед и собака, а также найденной археологами повозки-двуколки западноазиатского типа, датируемой иньским временем, Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванов троллят так: «Эти племена должны были находиться на достаточно высоком уровне социально-экономического и государственного развития, что и позволило им пронести через всю Центральную Азию с Ближнего Востока новый способ военной организации». А так завершают свои построения: «Более полную картину продвижения этих племен из Древней Передней Азии в Восточную Азию можно надеяться получить лишь в результате детального археологического изучения малообследованных обширных областей Средней Азии, являвшихся промежуточным регионом на пути передвижения древних индоевропейских племен в восточном направлении». Все основанные на этом умозрительном троллинге построения до сих пор растут из словосочетания «может быть».
Чем более засорены непонятными и неоднозначными смыслами языковые средства, тем неразумнее бред (Е. В. Косилова: галлюцинации можно объяснить неправильной работой системы распознавания образов. А бред — неправильной работой системы, производящей умозаключения) . Бред на русском языке облегчается не только его засоренностью неоправданными заимствованиями, но и неясностями с происхождением многих славянских слов. Внесение наглядности в эти вопросы также является целью представленного в данной книге анализа, который для примерности сознательно составлен в виде (жанре) троллинга (далее — ТРЛ ).

«Уж феней она точно не стала», — замечание А. Б. Егорова.
В. В. Ребрик указал еще на г. Львов, а А. Б. Егоров припомнил уничтоженных классиков.
Лат. glossarium — собрание глосс. Глосса (греч. γλῶσσα — язык, речь) — иноязычное или непонятное слово в тексте книги с толкованием, помещённым либо над самим словом, либо под ним (как здесь), либо рядом на полях.
Греч. περίφρασις — пересказ. Прием троллинга, заключающийся в замене какого-либо слова или словосочетания описательным оборотом речи, в котором указаны признаки неназванного прямо предмета.
Греч. φανταστικός, от phantazo, воображаю.
Греч. θεωρία — смотрение, исследование — умозрение, учение.
Код передает понятие.
Из греч. σύμβολον — знак.
Лат. reflexus — отражённый.
Позднелат. adaptatio — прилаживание, приспособление.
Греч. διδακτικός — поучающий.
Франц. frivole, легкомысленный, не вполне пристойный.
Лат. abbas (atta, греч. abbá), арамейск. avva — отче, отец.
Франц. grotesque, буквально — причудливый.
Клир (κλήρος, clerus) — причт, духовенство, попы.
Лат. reformatio — переделка, преобразование.
Лат. terminus, межевой знак, предел, окончание. Здесь — слово.
См. лат. frater, товарищ; русск. брат. Англос. breodian, кричать, звать, ср.-в.-н. braten, болтать. Также ср. с русск. вред.
Лат. adaequatus — приравненный; вполне соответствующий, согласующийся.
Действительности.
Греч. ὑπόθεσις — предположение; подоснова.
Нем. Analysis < греч. ἀνάλυςις, освобождение, в Новом Завете: смерть.
Термин предложен Е. Н. Новокшоновым. Ср. сев. русск. трололо, южн. русск. траляля.

Отредактировано Лаодика (2014-07-09 15:01:13)

85

86

  ТРЛ о Боге (много ватников)

Эссе 1. Откуда есть пошла русская земля

Отец учил создателя Redshon: «Все мы люди, все мы человеки». В слове человек, как заметил М. Р. Фасмер, корень věkъ значит “сила”: уве́чье, диал. обезве́кнуть, ослабеть (арханг.). В семантической метафоричности этимологического дискурса первого корня этого сложного слова надо разобраться.
Русское слово чалый значит серый, с сероватым оттенком, укр. чалий, из серакоричневый, др.-русск. чалъ — то же. В тур., тел., уйг. čаl, серый, седой. В языке Ригведы r и l выступают независимо от условий как r. В финно-угорских языках присутствует то же неразличение звуков r и l, что есть в китайском, и отмечено в раннем санскрите: «Между прочим, в языке Обдорян есть одна особенность, которая замечается во всех северно-сибирских поселениях. Многие из природных Обдорян произносят вместо “ш” — “с”, а вместо “ж” — “з”; иногда наоборот: например, узе наси присли (уже наши пришли), беднязки плохо зивут, поймал ерса (ерша). Точно также затрудняет их “ч”: посол к цорту, а некоторых “р”, “л”: то и дьё (то и дело), тли любля (три рубля). Вследствии этого язык коренного Обдорянина напоминает какое-то детское сюсюкание. Это сюсюкание идет по всему северу Сибири, постепенно усиливаясь по направлению к востоку: в Обдорске оно еще слабо и осмеивается большинством, в Туруханском крае (по реке Енисею) оно сильнее, и наконец в Колымском крае (крайний северо-восток Сибири) достигает полного господства. Объясняется это явление, вероятнее всего, влиянием инородческих языков. Остяки, по крайней мере, сюсюкают и, вообще, их говор имеет какой-то слюнявый характер».
В слюнявом сюсюканье можно упрекнуть и древних италиков времен Пунических войн, о чем сообщает Макробий: «Поэтому Варрон в пятой книге "Божественных [дел]" говорит, что [слово] "жертвенники (aras)" сперва произносилось asas, потому что совершающие жертвоприношение были вынуждены держать сосуды. А кто сомневался бы, что сосуды обыкновенно держат за ручки (ansis)? Итак, при замене букв [слово "жертвенники"] начали произносить aras, как, [например], прежде говорили "Валезии" и "Фузии", ныне [же] говорят "Валерии" и "Фурии"». Переход какого-либо звука в r называется ротацизмом (от названия греческой буквы ρ, ро). Но на Востоке кроме сюсюканья вместо шеканья до сих пор обычен переход r в l, назову его лямбдацией (от названия греческой буквы λ, λάμδα), дав тем пример метонимического тролления.
Перечисленные фонетические явления хорошо засвидетельствованы в изменениях слова seres. В древнеегипетском ser — prince, князь, chief, шеф, начальник; отдавать приказ. Sert — приказ. Упоминание серов появляется у латинских авторов впервые при Августе. Тит Ливий в отрывках-эпитомах Луция Аннея Флора: «Скифы и сарматы отправили послов с просьбой о дружбе. Серы (seres) и живущие под самым солнцем инды, принеся в дар геммы, жемчуг (margarita) и слонов, сочли наибольшей данью длительность пути, на который у них ушло четыре года. Уже цвет кожи этих людей допускал, что они пришли из другого мира». Гораций, обращаясь к Меценату, также пишет о серах:

Для граждан ты силишься знать
И Рима, блюститель закона,
Что Серы готовят опять,
Что Бактры, что жители Дона.
Во мраке событий исход
Бог мудро сокрыл, и смеется,
Коль смертный, все знать наперед
Желая, не в меру мятется.

Римское плебейское родовое имя Caesius значит серо-голубой, голубоглазый, сероглазый. Такого цвета были и знамена Красса. Белые волосы, седина, серость — один из точных признаков породы потомков Энея и его ребят. Седина среди китайцев является скорее исключением, чем правилом.
Плиний пишет, что двумя товарами серов, в которых была крайне заинтересована Римская империя, были шёлк и сталь, причем последняя держала пальму первенства (palma, ладонь. — Д. Н. ) у любых других народов, в Парфии мечи делали хуже: Ex omnibus generibus palma Serico ferro est. Seres hoc cum vestibus suis pellibusque mittunt. Secunda Parthico, neque alia genera ferri ex mera acie temperatur, caeteris enim admiscentur.
Словом ferrum Плиний говорит о стальном оружии вообще и о мечах в наибольшей степени (метонимия). Среди римлян, попавших в лагеря Тохаристана был или были выдающиеся кузнецы, в достижениях которых надо искать исток качества знаменитых японских дворянских сабель, одну из которых получил И. А. Гончаров в 1853–1854 гг., путешествуя на фрегате «Паллада».
Сари (sārī) — название древней игры, похожей на шахматы в Индии. Са́ри — обычная женская одежда на Индии. В Индии флот царя Черы (Серы. — Д. Н.) Сенгуттувана нанес поражение яванам. Им связали руки за спиной и лили на головы топленое и растительное масло. В Махавамше упоминаются морские суда, везущие 700 человек. Судя по строке Наукодьям випадам джинеям, морские походы были частыми. Под заголовком Янам (Поход), содержится рассказ о них. Война серов с яванами является продолжением Гражданской войны в Риме; ее подробности надо искать в индийских эпосах Махабхарата и Рамаяна. Римляне и их потомки (серы) устроили судоходство в междуречье Средней Азии.
Нуку́с (узб. Нукус, Nukus, каракалп. Нөкис, No‘kis) — город в Узбекистане, столица Республики Каракалпакстан.
Население — 301,7 тыс. жителей (2013)

Рисунок из Беш-тепе вблизи Нукуса дает рисунок корабля, в котором можно увидеть и обычный египетский из папируса с треугольным парусом, и русскую ладью, и драккар викингов и коч поморов. Реку серов, Серский дар / Серское начало, Сырдарью, (устар. Сыр-Дарья́, каз. Сырдария, узб. Sirdaryo, тадж. Сирдарё) ранее саки называли Яксартом, греч. Ἰαξάρτης. Это длиннейшая и вторая по водности после Амударьи река Средней Азии.
Серые римляне много путешествовали, их ТРЛ оставил много следов. Первым известным нам согдийцем-мореплавателем был отец знаменитого Кан Сен-ху — первого проповедника буддизма в Юго-Восточном Китае. Предки его жили в Индии, куда перебрались из Согда, а затем отец перебрался в Изяочжи, т. е. Северный Вьетнам, где торговал.
В первой половине I века шелководство пришло в Хотан, «носивший санскритское название Кустана... Хотан посещал Марко Поло. Известный буддийский паломник Фа-Сянь описал (IV в.) Хотан как изумительный город, где процветал культ Будды». С I-го века шелк стал важным товаром международной торговли. Торговые товарищества, которые вели эту торговлю мало отличались устройством от тыловых служб римского легиона и хорошо изучены.
В Риме, в первые века нашей эры, существовал особый шёлковый рынок. Шелк делали шелковые люди, серы, seres. Производить шелк очень просто, этому можно научить женщин. Личинка шелкопряда живет на листьях шелковицы. В первые тридцать дней жизни, превращаясь в гусеницу, она съедает листьев, в двадцать раз более ее веса. Поэтому для выращивания шелкопряда серы высаживали большие плантации шелковицы. Тысячи шелкопрядов выращивали на подносах. Когда гусеница окукливалась и кокон созревал, бабочку убивали горячим паром. Коконы заливали кипятком, очищая от серицина (шёлковый клей, альбуминоидное протеиновое тело от вываривания бабочек; порошок без цвета и запаха, растворим в горячей воде): после этого волокна разматывали, получая более или менее тонкую нить: от шести-семи волокон для самой тонкой до двадцати пяти для более грубой. Длина нити, из которой сплетен кокон достигает 1200–1500 м. нити. Из одного кг коконов можно получить 100 г. шелка-сырца. Женщин требовалось много. «После размотки коконов остаются куколки шелкопряда. Высушенные куколки служат ценным кормом для пушных зверей (лисиц, куниц, соболей, и крыс. — Д. Н.): 1 кг их заменяет 2,5 кг живого мяса. Жир куколок пригоден для варки мыла, а получаемые при этом жмыхи служат кормом для сельскохозяйственных животных».
Некрашеный шелк — серый. Грязно-бел и окрас шелкопрядовых крыльев с более или менее отчётливыми буроватыми перевязями. Шелковые ткани вместе с китайскими поделками лишь на одном Алтае найдены в курганах Шибе, Катанды, Каракола и Яконура. «Шелк, появившийся на Западе после открытия Шелкового пути, вызвал у современников восхищение. Бесчисленные караваны доставляли шелк из далекой Серики. В 125 г. Дионисий Периегет писал: «Серы… собирая пестрые цветы в пустынной окраине, изготовляют одежды искусные, знаменитые окраской, подобные цветам луговой травы, не напрасно бы с этим и труд пауков состязался». Греческому автору вторит китайский автор трактата «Жемчужный лес в Саду закона», VII в.: «Когда западные иноземцы видят многоцветную шелковую ткань, то они не верят, что она произведена из нитей, которые выделяют шелкопряды, питающиеся листьями».
По мнению Харада Ёсито, ткань sericae — это гладкая шелковая ткань, изготовленная в Сичуе (букв. Западная граница, район Ганьсу и Шэньси). В тех же краях находим главнейшие памятники зрелого буддийского искусства: «Там, где мастер не связан требованиями канона — в фигурах стражей и процессиях донаторов (дарителей) — обнаруживается такое совершенное знание человеческого тела, которое прямо перекликается с искусством античной Европы, превосходя его иногда силой экспрессии и уменьем компоновки . Сходство с античной скульптурой усиливается еще и тем обстоятельством, что мастер не ставит себе других задач, кроме отображения прямой выразительности человеческого тела в его простейших проявлениях». Ради красивых тряпок, пользовавшихся бешеным спросом у женщин и модников в Риме и Китае, были убиты многие миллиарды живых существ: бабочек. Эффект бабочки (Butterfly effect) — словосочетание-термин в естественных науках, обозначающий свойство некоторых хаотичных систем : незначительное влияние на систему может иметь большие и непредсказуемые последствия где-нибудь в другом месте и в другое время. Красочно эффект бабочки был показан в одноименном американском фильме. Случай с убийством миллиардов бабочек ради ниток вряд ли можно назвать незначительным.
Корень ser- вместе с латинским суффиксом страдательного причастия t виден с слове сарт. Сарты (ныне узбеки) — это дети серов, о которых по разным причинам не смогли позаботиться отцы. Сарт = сирота. М. Р. Фасмер: «сирый, сирота́, укр. сирота́, блр. сiрота́, др.-русск., ст.-слав. сиръ ὀρφανός, болг. си́рота, сербохорв. сиро̀та, словен. sirọ̑ta, чеш., слвц. sirý, сиротливый, осиротевший, польск. sierota, в.-луж., н.-луж. sуrоtа. Праслав. *sirъ родственно лит. šeirỹs, вдовец, šeirė̃, вдова, авест. sаē-, сиротливый, осиротелый». В английском sir, старофранц. sieur, господин, государь.
Природными носителями латыни слово seres можно понять и в духе народной этимологии: se res, где se равно русской возвратной частице –ся при глаголах, с ее помощью в русском выражают залог страдания: вешаться, теряться, мучиться. Однако в словосочетании se res это личное местоимение при имени res, многозначительность которого в латыни примечательна: вешь, дело, обстоятельство, власть и т.д. Самый простой перевод se res на русский: самодел, вещь в себе, то есть Self, thing in itself, Ding an sich, chose en soi, cosa in sè. В бытовом языке народа до сих пор таких людей называют серыми. С подачи Н. В. Гоголя в русской литературе появилось еще одно определение им: маленькие люди. Саму свежую кличку дал им нувориш из РФ конца XX — начала XXI вв. О. В. Дерипаска — ватники. О таких хорошо троллил В. С. Высоцкий:

Мы, маленькие люди, — на обществе прореха,
Но если вы посмотрите на нас со стороны —
За узкими плечами небольшого человека
Стоят понуро, хмуро дуры — две больших войны.

Слово seres и его производные многозначительны и в латинском языке; Корень ser- имеет высокую продуктивность, которую сохранил и в русском языке, особенно языке простонародья. М. Р. Фасмер: «Укр. сíрий, др.-русск., русск.-цслав. сѣръ, болг. сер, се́рей, сало, жир, словен. sẹr, sẹ́rа, серый, белокурый, др.-чеш. šěrý, чеш., слвц. šerý, польск. szary, в.-луж. šěry, н.-луж. šеrу». Слово serika также дало название распространенной на востоке Украины, в Полтавской и Харьковской губерниях женской повседневной одежде: дерга, джерга, жерга. Эта понева (кусок материи в 160 см ширины и 90 см длины) делается из трех кусков иногда неокрашенной шерсти. Подвязанная на талии поясом, она закрывает нижнюю часть туловища женщины сзади, оставляя спереди просвет, который обычно прикрывают передником. Римский плебейский лагерный Либер долго пировал среди кочевых Либер. «Римская армия, состоявшая еще в III в. главным образом из крестьян, в IV в. окончательно превратилась в армию наемников. Императоры уже со времен смут не доверяли легионерам и окружали себя варварской кавалерией. Это военное устройство было закреплено в царствование Диоклетиана и Константина I. В сущности, императоры вернулись к военной системе греческих военных монархий. В конце IV в. Феодосий I пересилил значительное количество варваров с их семьями на территорию империи; так началось легальное проникновение варваров в Галлию и Паннонию. Варвары становились не только офицерами, но и командующими армиями и постепенно сосредоточили в своих руках фактическую власть. Даже вооружение римской армии варваризировалось и уже мало походило на оружие, которым латинские легионы покорили средиземноморские страны. Изменился также боевой порядок; солдаты нападали на врагов с диким рычанием, заимствованным у германцев. Вместо орлов появилось изображение дракона, надутого воздухом, прикрепленного к древку копья, о котором, как о знаке дьявольском, писал Пруденций».
Такого крокодила-дракона (draco) видим на изображении всадника из сарматских вспомогательных войск второй половины II в. Его неримский вид впечатляет: «На теле воина красная татуировка, а лицо покрыто красной и черной раскраской. Чешуйчатый панцирь доходит почти до колен человека, а выполненные с помощью той же техники, но прикрепленные отдельно рукава достигают локтя. Железные чешуйки пришивались к кожаной основе и помещались с расчетом перекрывать друг друга. Достигающие лодыжек сапоги сделаны из козлиной кожи и перевязаны кожаными ремешками, проходящими под подошвой и охватывающими лодыжку. Штандарт, называемый draco, с корпусом в виде ветрового конуса подпадает под описание Арриана: «сшитые вместе куски крашеного материала». Отдельные части покрыты шелком. Кинжал крепится на бедре с помощью двух пар крылышек с кожаными ремешками, то есть типичным для воинов-сарматов способом. На ременной сбруе лошади серебряные phalerae (бляхи, — Д. Н.). Ношение «скифской плетки» (нагайки. — Д. Н.) являлось прерогативой всадников кочевой конницы, этот обычай прижился также и в римской армии. В случае возникновения потребности подкрепить силы, сарматы иногда пили кровь своих коней; традиция эта у степных жителей по-прежнему сохранялась и в Средние века».
Для того, чтобы изготавливать из серой шелковой пряжи много крашеных тканей, женщин и детей требуется еще больше. Увеличение населения сопровождалось увеличением популяции грызунов. Перебои с поставками шелка на Запад начинаются при Юстиниане в середине VI в. Вскоре истощение почв и космическая катастрофа превратят Таримский бассейн в основном в пустыню и вынудят жителей уйти на север, северо-запад и юг. Потомки дошедших до Русской равнины известны ныне как малоросы, великороссы, белорусы и др. Их ТРЛ заметен в языках родственных племен и ныне. В языке коми слово сер значит: узор, расцветка, рябь, уменье, обычай, нрав, лад. М. Р. Фасмер: «Сары, непромокаемая обувь, колымск. Заимств. из диал., в котором s- соответствует č-. См. близкие формы на чарки́. Ср. венг. sarú, башмак». В. И. Даль: cары, сиб. якутские коневьи сапоги, бахилы. В татарском: сары = жёлтый, желтуха; аксыл сары — светло-жёлтый, белокурый; кара сары — тёмно-жёлтый. Саран: скупой, прижимистый, жадный. Сарымсак: чеснок. Cарай: 1) дворец, хоромы, палата; 2) двор (царский). Выражение сарынь на кичку дошло до нас из воровского языка волжских разбойников, ушкуйников. История имени серов еще не написана, но их пути ясно видны в названиях Саратов (Сарытау, желтая гора) и Саранск (мокш. Саранош, эрз. Саран ош). См. также: Сара-булак, Саралы-юс, Сарасинская волость, Саратан, Сара-тау, Сарман-увак, Сартан, Сары-копши, Сарыса, Сары-тарбагатай, Сары-узек, Сары-чеку, Шарабалык, Шарачамагун, Шараша, Шар-хусун, Шары-сумбе и т.д.
Слово серый есть во многих мудростях, записанных В. И. Далем: «Серый, примесь черного, темного к белому; оттенки серого различны, но главных два: избура и изсиня: избурасерый, буросерый: серый волк, серый заяц, серое (некрашеное) сукно: изсинясерый, голубосерый: серые глаза, зола, пепел, серый конь; дикий, железистый, пепельный; близкий к сивый, сизый, седой. Серая бумага, грязного цвета, самая простая, низкой руки. Серые нитки, суровые, небеленые. Серая погода, пасмурная, сумрачная. Серый мужичек, серяк, серячек, простой, грубый, рабочий, черный, лапотник-лопатник. Серяк, серый заяц, русак. Ему серая (либо пегая, саврасая) не ко двору приходится. И серо, да сбойливо. Мыло серо, да моет бело. На мужике кафтан хоть сер, да ум у него не черт (не волк) съел. Серо, серо — да волюшка своя! Сера, что свинья; а зла, что змея. Есть в нем серой шерсти клок. У меня хоть кафтан сер, да я за пазухой смел; а у тебя кафтан синь, да люди говорят: его скинь (я богаче, а ты продувной). Что серо, то и волк. Вали на серого, серый все свезет. Серее волка на четверть. Не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел. Сер козел, сед козел, а все псиной несет. На дворе серо. Все серо от пыли. Наше небо серо».
Просторечное русское обращение Серый значит еще Сергей — мужское русское личное имя, возводимое к древнему римскому родовому Sergius, ведущему родословную от троянцев и имеющему этрусские корни. Они зовутся так же, как и их предки: Sergestusque domus tenet a quo Sergia nomen. В. В. Колесов троллил: «Каждый цвет воспринимался [русскими] конкретно [предметно] чувственно, по своей типичной вещи (как признак в отношении к денотату [обозначаемому предмету]). Виды серого сохранили номинации [именования] сер, зекр — голубовато-серый (очи), сив — темно-серый с сединой (борода), дик — темно-серый (зверь), голуб — светло-серый (оперенье птиц), модр — желтовато-голубой (полевой цветок), пелес — серовато-бурый, полов — желтовато-серый (туча, шерсть, старая солома), сед — грязно-белый и пр. — также по соответствующим «вещам». Имя серов оставило о себе не серую память. Сары в языках древних тюрок: взрослый, уважаемый, созревший, желтый, золото.
М. Р. Фасмер из распространения слова шар сделал вывод о ранней его связи с тюркскими языками; ср. чув. sărlа, красить, sără, краска. В русских сказках лягушонка Василиса (греч. Царица ) едет к Ивану в коробченке. Римляне уходили на восток пользуясь словами corbis, корзина, corbula, корзинка, посудинка. Это слово также позволяет уточнить путь серов с Востока на Запад. Огромен был список кораблей будущих славян, вряд ли меньше чем у Гомера в «Илиаде». И. И. Срезневский: «Нет ни одного славянского наречия, в котором это слово не было бы своим… слово korab, korabi — живет как народное». Значение судна, посудины, короба есть и у болг. кораб, чешск. korab, польск. korab, серб. кораб. Латинское слово, став славянским, русским кораблем, вернется в византийский греческий: κάραβος = карбас и в позднюю латынь: carabus; исп. carabella, порт. caravella, араб. караб и гураб. Со временем это устаревшее слово будет вытеснено в русском языке новым: лодья (лодка). Это слово обычно для балтийских славянских языков: чешск. lod, lodi, польск. lodzia, вендск. lodia, поморо-люнебургск. lîda. Слово корабль сохранится лишь в торжественной речи вплоть до времени, когда Петр I создаст новый флот. Ныне, когда Русский флот вышел в океан, устаревшим нам кажется слово ладья. Слово лодья вошло в шведский (lodia) и финский (lotia) языки.
Русское море = латинскому mare, отсутствующему в индоиранских и германских языках (See). В литовском море = юрья. В латышском — iūra. Происхождение такого названия для моря можно вывести из древнеегипетского iu-ma и i:rw. После захвата Египта Октавианом выезд за границу египтянам был усложнен. Это является безусловным доказательством того, что бегство стало повальным. Со времени Августа сенаторы и всадники высшего ранга без разрешения принцепса не имели права появляться в Египте. Жестокая эксплуатация, память о независимости, унижение, порядок, в котором пришлые иудеи стояли выше коренных египтян, выполняя роль, которую они играли на Украине до ее воссоединения с Россией, все это гнало египтян в эмиграцию. Общие черты хозяйственного устройства Египта, Шумера и Китая давно отмечены. Египетское захоронение в саркофаге еще живо в Китае. Китайские саркофаги, как и египетские гробы, делались без единого гвоздя. «Почти одновременно с Клеопатрой, в 31 или 30 году, умер и Петубаст, сын верховного жреца Пшерени-Птаха и Та-Имхотеп, вымоленный ими у благого бога Имхотепа, который сжалился над их слезами и явился во сне. Так сошли со сцены две династии — царей Египта и верховных жрецов в Мемфисе». Мемфис, Менфе, Мембе и др. (копт.) — названия древнеегипетского города на рубеже Верхнего и Нижнего Египта, на западном берегу Нила. Новый Мемфис египтян в Индии называется Мумбаи. Самоназвание египтян Ке́ми (копт. Kὴμε, русск. Кемь).
«Отголоски сношений Восточных Славян с Балтийскими слышны в русских былинах, например, о Дюке (лат. dux, вождь. — Д. Н.) Степановиче:

Снаряжался Дюк Степанович, княжеский сын,
Из славного, богатого Волынь-города,
Из тоя Индеюшки богатыя,
Снаряжался во стольно-Киев град.

Дюк восхваляет свой город, и князь Владимир посылает в эту Индеюшку и в город Волынь своих оценщиков». О слиянии двух близко родственных народов в Восточной Европе много написал Б. А. Рыбаков. В это время для славян меняется понятие мир: «Если некогда слово "мир" означало поселок, "вервь" ("мирская сходка" — собрание крестьян одной деревни), то теперь географические рубежи мира раздвигаются до пределов всего Старого Света — от "аглян" во "Вретании" до "индов" и китайцев-"серов", "живущих на коньць земля"». Слиянию близкородственных народов в Европе предшествовало их разделение: в Китае пала династия Тан, основанная Ли Юанем. В IX веке (одновременно с появлением Киевской Руси и уходом буддизма из Индии. — Д. Н.) процветала могущественная камбоджийская империя с центром в Ангкоре. Во главе государства стоял монарх, личность которого обожествлялась. Свободные жители носили оружие и были пришельцами.
Восточных славян обычно подразделяют на три основных группы: русские, белорусы и украинцы (малороссы). С этнографической и языковой точек зрения такое деление восточных славян на три ветви неудовлетворительно. Можно говорить о двух русских народах: севернорусском (окающий говор) и южнорусском (акающий говор). Обе названные русские народности резко отличаются друг от друга типом жилища, одежды и другими особенностями быта. Различия подробно рассмотрел Д. К. Зеленин. Он же отметил распространенность у всех восточных славян сермяги, у русских известной также под тюркским именем зипун, у белорусов и украинцев свита, сiрак. Тогдашняя сермяга — это современный ватник. Из арабских и византийских источников известно около 60 хазарских личных имён и несколько географических названий: sār — белый, sārïg — жёлтый. В речи хазар название столицы каганата Саркел звучало как Шаркил (в греческом звука ш не существует, поэтому он передан через с). А. Ф. Гильфердинг также сопоставил русский глагол шарить с санскр. hṛ = хватать, отнеся туда же начало слов шараборить (тоб.) и шарабошить (волог.) = искать. Город Саркел (хазарск. Белый дом, русск. Белая Вежа) был построен между 834 и 837 гг. в районе пересечения торговых сухопутных дорог с водным путём по Дону. В. А. Дмитриев: «Половцы (куманы, команы, шары, сары, сорочины) — тюркско-кипчакское население степей Восточной Европы XI–XIII вв. Позднее были частично истреблены монголами или вошли в состав ряда народов Евразии. Русское слово половый — светло-желтый — является калькой тюркского сары — желтый, в другом значении западный».
Становится ясен смысл и происхождение звучащего гордо в ТРЛ А. М. Пешкова (Горького) имени человек — серая сила (věkъ), серая стража (vigilia), белая вежа.
В год убийства Бога (375) гунны уничтожили государство остготов Германариха между Балтийским и Чёрным морями. Убивец Бога римлян гот Витимир через год будет убит гуннским царём Баламбером. Гунны были буддистами и поклонялись живому Богу .

Д.Е. Новокшонов

87

Фрагмент из книги

Лаодика написал(а):

" Римские невозвращенцы :утешение  дырой"

Что ж, допустим, что Галилея это Галлия. Полистаем Дыру с такой точкой зрения.

Gallus -- русск. голос, глаголица и т.д. Действительно в способе наименования народа галлы и славяне одинаковы.
На западе Франции жили венеды-венеты, ушедшие из Бретани на Восток вместе с пиктонами и сантонами еще во времена Галльских войн Гая Юлия Цезаря. Венеты были искусными моряками, их корабли отличались от римских и похожи на египетские. Они ушли из Бретани в спокойную от римлян Балтику. Имя Балтика выводится от лат. balteus (перевязь меча, портупея), лит. baltas или от латышского baltos, белое.
Эмиграция (выселение), как показывает вся известная история человечества, есть явление, растянутое во времени. С венетами уходили на Балтику римские легионеры-помпеянцы, имевшие жен и родню из этого племени. В Испании находилось 7 легионов старых войск Помпея под начальством его легатов: Люция Афрания, Марка Петрея и Марка Теренция Варрона (известного ученого). Люди Помпея частью были распущены, частью перешли к Цезарю (июль — август 49 г. до н. э.). Среди них было много молодых, после договорной сдачи легионов Помпея в Испании их чувства чести и долга были поколеблены, а значит, возобладали родовые. Нижние чины римской армии, milites gregarii (от grex, краги, стая, шайка, пук) носили гладий на правом боку, командиры и начальники на левом. Кроме меча военные таскали на другом боку пугающий штатских кинжал pugio, по сути, еще один меч.
Эти переселенцы станут теми, кого мы ныне знаем, как западных славян. В латинском языке слово venetus (venetum) весьма значимое, особенно для моряков. Оно обозначало синеву (моря), цвет морской воды, лазурь. У одной из партий болельщиков (фанатов) цирко-гладиаторских игр (factio Veneta) этот голубой цвет был знаком отличия. «Средний сине-голубой цвет (venetus) является наиболее распространенным для формы nautae и classiarii (моряков и морской пехоты. — Д. Н.)». В 12 г. до н. э. Октавиан Август учредил Совет трёх Галлий (concilium trium Galliarum). Представители Белгики, Аквитании и Лугдунской Галлии ежегодно собирались в Лугдуне для выражения почтения императору. Венетов среди них уже нет.
«В 725 год от основания Города, в консульство самого императора Августа Цезаря (консул в пятый раз) и Л. Апулея, Цезарь, вернувшийся победителем с Востока, в восьмые иды января вступил в Город с тройным триумфом, и тогда первый раз он, когда утихли и завершились все гражданские войны, затворил врата Януса. В тот день его впервые приветствовали как Августа. Это имя, которое прежде никто не носил, и которое до сих пор не смеют носить прочие правители, обозначает того лишь, кто по праву достиг вершины власти над кругом земель. И с того самого дня высшая власть стала пребывать и продолжает быть в руках одного человека; греки называют это монархией».
Кроме даты здесь любопытно, что Август стал первым и последним царем, императором мира, Рима, для христиан. Следующих, в сознании христиан постепенно вытеснил Христос, вражда различных литературоведческих школ о котором, приводила к многочисленным войнам в Евразии.
Орозий: «В свою очередь, однако, всякий из верующих и даже из противников веры знает, что этот день, то есть восьмые иды января, является тем же самым днем, когда соблюдаем мы праздник Богоявления, то есть явления или обнаружения Господнего таинства. Ни место, ни тема сочинения не заставляют нас говорить подробнее об этом таинстве, каковое мы чтим со всем нашим благочестием; пусть сочтут, что мы оставили это для тех, кто сам захочет узнать, и не стали навязывать тем, кому это не интересно. Тем не менее необходимо, чтобы всецело было доказано, что власть Цезаря была подготовлена ради приближающегося прихода Христа».
Орозий: «Когда Август «вступив с овацией в Город, постановил отменить все прежние долги римского народа, уничтожив также письменные свидетельства, из таверны в те самые дни, как я описал выше, на протяжении всего дня изливался обильнейший ручей оливкового масла (2 г. до н. э.). Что со всей очевидностью было выражено тем знаком, если не грядущее в дни Цезаря, повелевающего всем миром, рождение Христа? Ведь «Христос» с языка народа его, в котором и от которого Он рожден, переводится «Помазанник». Итак, с того времени, когда Цезарю навсегда была передана трибунская власть, в Риме на протяжении всего дня бил источник оливкового масла. Тем, кто не слышал речений пророков, очевиднейшие знаки на небе и чудеса на земле указывали при верховенстве Цезаря и при римской власти на протяжении всего дня (то есть на протяжении всего времени Римской империи) на Христа и пошедших от Него христиан (то есть на Помазанника и помазанных от Него), готовых вот-вот появиться из таверны (то есть из гостеприимной и щедрой Церкви), подобно полноводному и нескончаемому потоку, а также [показали] возвращение Цезарем всех тех рабов, которые знали господина своего, и, с другой стороны, предание на смерть и мучения прочих, которые господина не назвали, наконец прощение при Цезаре долгов грешникам в том городе, в котором само по себе истекало масло».
Бегство одной из семей от репрессий Ирода из Назарета в Египет описано в Новом завете. Назарет — городок в Галилее, на западе Франции. В нем, согласно евангелию, родился Иисус Христос (из-за этого его называли назарянином или הנוצרי).
До нас дошло множество ТРЛ Августа. Макробий: «Так как он услышал, что среди мальчиков-двухлеток, которых приказал истребить в Шамбале (Сирии) царь иудеев Ирод, оказался его сын, сказал: «Лучше [уж] быть свиньей Ирода, чем [его] сыном». Избиение младенцев упомянуто Матфеем.
Ну в общем недурная история, хрю-хрю.
Отсылы к Торе (Ветхому завету) на греческом обычны в евангелиях. Вплоть до начала III в. священной книгой христиан в Риме считался лишь Ветхий завет (Септуагинта). Лишь с конца IV в. четыре евангелия Нового завета, соборные послания Павла, Петра, Иоанна и другие писания стали обязательными к изучению христианами Рима, а с начала VI в. римский епископ стал именоваться именем папы, греч. πάππας — отец, батюшка, русск. поп, попа из лат. popa. Подобно евангелиям евреев апостолов главная книга иудаизма была написана сначала на греческом языке, как ныне бы остроглупо сказали, в виде «коллективной монографии» с рассказами и сказками, бытовавшими среди евреев. Труд выполнили на греческом языке 72 раввина (отсюда название перевода: Септуагинта) по приказу Птолемея II Филадельфа (285–246 гг. до н. э.), во время Первой Пунической войны между Римом и Карфагеном (264–241 гг. до н. э.), когда в Рим пришла Libertas.
«Евреи с 200 г. до н. э. создали огромную литературу на трех языках: еврейском, арамейском и греческом; к ней относятся некоторые части ветхозаветного канона — Екклезиаст, Книга Даниила, часть Притчей, может быть, некоторые Псалмы и большая часть апокрифов. В течении именно этих веков были созданы апокалипсисы с новой религиозной ориентацией; как правдивые, так и искажающие истину; рассказы и притчи; книги пропагандистского и магического характера, подделки — литература множества сложных течений, свидетельствующая о жизненности породившего их народа. За исключением Екклезиаста, II книги Маккавеев и некоторых пропагандистских сочинений, имена авторов этих книг неизвестны: в отличие от грека, еврей был лишен личной гордости авторства, вероятно потому, что так часто чувствовал самого себя орудием чего-то, в сравнении с чем его личность не имела никакого значения.
Знание греков о евреях было незначительным. Никто из евреев не сделал попытки изложить историю своего народа в доступном для греков виде до Иосифа Флавия в конце I в. н. э.; когда грек Александр Полигистор (около 50 г. до н. э.) попробовал взять на себя эту задачу, у него получилось лишь комическое ТРЛ; Страбон, который так много знал, очень плохо разбирался в еврейской истории и, очевидно, ничего не слышал о еврейской литературе. Римляне даже после Иудейских войн, разрушения Иерусалима и полного покорения, как им казалось, иудеев, ничего толком о них не знали». «Факт, что многие евреи потеряли свой язык и говорили по-арамейски, делал для них более легким усвоение любого другого языка; и повсюду многие евреи начинали говорить по-гречески и принимать греческие имена, предпочтительно составные с θεός — бог, например: Феодот, Феофил, Доротея». Служба во многих синагогах (греч. συναγωγή, собрание) проводилась на греческом языке. Неискушенные римляне на Востоке часто видели в евреях особенных греков, да и сами евреи подражали грекам. Чем дальше евреи попадали на Восток, тем терпимее они относились к смешанным бракам, тем труднее их было отличить от греков даже наметанному глазу.
В шедевре еврейской «литературы мудрости» — книге «Экклесиаст» — ключевым словом является мудрость (хокма, русск. хохма) . Это обычные ТРЛ-случаи; знаменитую Александрию в Египте ненавидевшие этот город местные называли Ракотис, по названию деревни бывшей в том месте до Александрии . Константин I основал свою столицу на месте деревни Бизантий. Имя деревни в итоге стало названием империи греков-ромеев — Византии. Когда в XV в. турки шли к Константинополю, их разведчики выспрашивали у местных греков направление. Греки показывали и ТРЛ:
— Истинполин!
Тюркоязычные турки слышали: «Истамбули». Так Константинополь–Царьград стал еще и Стамбулом. В 762 г. на месте деревеньки Багдад халиф Мансур начал строить свою столицу — Мединет аль-Мансур, «Город Благоденствия». Но город так до сих пор и именуют — Багдад (Богом данный).
Перемещения евреев туда-сюда превратили арамейский язык в lingua franca на Востоке. Пока евреев с римским гражданством было немного, они любили брать себе греческие имена, греки господствовали в Риме. Еврейских писцов использовали для доставки сообщений. В древности, как и ныне, новости разносили вестники, журналисты. Журналист = вестник, по-гречески, ἄγγελος, ангел, копипастор, англ. reporter, репортёр. Слово копипастор очевидно троллит латинское pastor , пастух , жрец, нем. pastor, priest, анг. sacrificer у Г. Г. Лиддла и Р. Скотта, и греческое πάθος, породившее в русском малопонятные слова патия, пафос, патетика, значившее по латыни id est или perturbatio, то есть то, что есть, или же случай, волнение, страсть; все, что кто-либо претерпевает или испытывает.
Журналист = ангел. Лат. слово diurnālis, diurnālе, ежедневное известие (дежурное), весть, Петр I писал как юрна́л. В современном написании «журнал», как подражание франц. journal, оно впервые встречается в Морском уставе 1720 г. Основные смысловые виды ТРЛ в речи, которыми пользуются современные ангелы, не изменились за века. Понятийные виды повседневной речи журналистов принято делить по присутствию в них я сочинителя на информационные (я стремится к нулю) и аналитические (я стремится к бесконечности). На вежливой игре с нулем и бесконечностью основан и тонкий троллинг: умение пробудить в собеседнике его истинное я.
Ни один грек (а римлянин и подавно) в те века даже не подозревал, что у евреев есть литература, живая и развивающаяся. Греки перенесли небрежение чужой литературой и в Византию. К числу небрегаемых литератур добавились латинская и арабская. Страбон — греческий историк и географ, был почти на три десятка лет старше Флавия . Страбон родом из Амасьи, резиденции понтийских царей; его семья принадлежала к ближайшему окружению царя Митридата, однако дед Страбона по матери, увлекаемый личной местью, переметнулся на сторону римлян и выдал им 15 царских крепостей. Сам Страбон, как показывает его римское имя, имел римское гражданство, данное его семье Гнеем Помпеем.
Тацит (Молчун), бывший моложе Иосифа Флавия на два десятка лет, считал, что иудеи поклоняются ослу, статуя которого стоит в святая святых их храма. Общее суждение Тацита: «Чтобы закрепить за собой народ в будущем (quo sibi in posterum gentem firmaret), Моисей ввел новый культ, который стал противоположностью всем другим религиям. Ведь все, что у нас священно, они считают мирским, а кроме того, у них допущено то, что у нас не разрешено (profana illic omnia quae apud nos sacra, rursum concessa apud illos quae nobis incesta)». Мысль, выраженная Тацитом, напоминает чаньскую, с другой стороны, Моисей мог плохо записать слова Бога из-за дурного знания языка, либо просто тролля по какой-то причине. След ошибки переводчика заметен и сейчас: определённый арабский артикль Аль (эль, الـ) совпадает с отрицанием в иврите — על (аль).
Все традиции переводов свитков Торы с греческого на иврит восходят к греческой Септуагинте. Уточнение толкования этого труда на языке евреев — основное занятие раввинов, подобно тому, как ТРЛ переводов с арамейского на греческий и другие языки является главным занятием богословов-теологов, гербраистов-семитологов и языковедов, филологов-классиков с остальными лингвистами. За 2000 лет еврейский ТРЛ изменился полярно: еврейские сочинители обрели личную гордость авторства, которой не было у апостолов и других господских писцов. Этому способствовало превращение писанины в товар, а литературы в продукцию. Латинское слово продукт (productus) буквально значит затяжной, но понимается как изделие. Однако словосочетания с ним есть ТРЛ, например, продукт питания или литературный продукт .
Чтобы быть ангелом не обязательно быть ученым. Однако за одного ученого дают десять неученых и в среде ангелов. Такому проще помочь книжникам и фарисеям разобраться в тонкостях перевода, например, с древнегреческого на иврит или с латыни на греческий или пали. Об этом троллит 101-й афоризм из собрания «Плоды раздумья» отставного интеллигента К. П. Пруткова: «Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя». Еще точнее сказано в русской поговорке: У семи нянек — дитя без глаза.
Военная добыча стекалась в Рим. Марк Агриппа построил первый в Риме торгово-развлекательный центр: Пантеон, греч. πάνθειον — храм или место, посвящённое всем богам. Азиний Поллион открыл в храме Libertas первую общественную библиотеку. Но многие рабы были гораздо богаче природных римлян. Малоимущим горожанам нечего было ловить в храме Libertas, даже образованных девок больше прельщали богатые рабы, чем небогатые ветераны. Ветераны (бывалые) и интеллигенты (понимающие) уходили из Италии. В доступности для мужчин евреек после разгрома Египта превзошли беженки из Египта. У Божественной Ромы была соперница — Изида, последним известным воплощением которой была мертвая уже Клеопатра. «Август запрещал строить храмы Исиде в городе, а Тиберий приказал разрушить ее храм и за городскими стенами. Но египетская богиня уже в первой половине I века одержала победу над римскими императрицами, и ее культ не только укрепился в городе, но и распространился по всему Западу». Великая троица, тримурти: Осирис — Исида — Хор-Хер являлись самыми народными богами Египта времени Клеопатры. Осирис, сын бога Земли и богини Неба долго правил Египтом. Его родной брат Сет, имевший голову осла, изготовил гроб и предложил Осирису лечь в него, чтобы проверить длину гроба. Когда Осирис лег, Сет убил брата, расчленил его труп на части и разбросал их в разных местах. Исида собрала тело мужа и зачала от его тела наследника. Когда Хор вырос, он обратился к девяти верховным богам и владыке вселенной Ра-Хорахти с просьбой вернуть ему престол отца. Не все боги поддержали его, Ра хотел оставить престол у Сета. За Хора вступилась бабушка, богиня неба Нут, пригрозив спустить небо на землю. Хор стал царем Египта.
Другое ТРЛ: Сет вырвал у Хора глаз. Из преисподней послал Осирис прошение Эннеаде (Ἐννεάς, девятка, девять богов Египта). В итоге боги возложили белую корону Египта на голову Хора, а Сета связали словом. Отобрав у того свой глаз сын отдал его отцу, проглотив который, Осирис воскрес, но больше на землю не вернулся, оставшись править загробным миром. Сета обычно изображали с головой гривастого длинноухого животного. Однако никто не признает в этом животном осла. Меж тем осел умеет произносить имя Б-га: «Иа». Осириса изображали в короне из стеблей папируса, напоминающей огромную шишку, вроде ушниши на изображениях Будды. Из пруда перед его престолом растет или лотос, или деревья и виноградная лоза; иногда увит гроздьями винограда и весь балдахин, под которым сидит Осирис; иногда его самого обвивают виноградные лозы. Исиду изображают с рогами коровы.
В Риме не было принято естествить желающую этого женщину прилюдно, необходимо было найти укрытие от посторонних глаз. Латинский глагол сеlō, скрываю, породил в разноязыких ТРЛ много слов: русск. храм и хоромы, цель и целка, др.-инд. cárman, шкура и хорони́ть; араб. ḥаrаm, священная часть дома. Слова храм и гарем имеют единый источник. И сейчас главной трудностью для юношей и девушек, желающих плотских радостей, является укрытое от посторонних глаз место. Орозий троллит, сообщая, что при Цезаре были прощены долги грешникам в том городе, в котором само по себе истекало масло. На Востоке же Бог не пощадил Содом и Гоморру.
А что если в Европе и не считают, что евангельская Галилея это Палестина? Что если все там знают, что это Франция?
Тогда действительно, русские выглядят смешно в глазах еуропейцев. Однако помнят, что 15 (XV) легионов Аполлона тут есть. Уважают.
Есть кто из Европы?

"Прелюбопытнейшие данные, прекрасно сочетающиеся с итогами моих исследований. Я то новозаветные истории обходил стороной, а коллега вот нашел любопытное: Галлия = Галилея. Меня он этим убедил.  То, что он хорошо раскопал, я трогал поверхностно, то что он тронул поверхностно, хорошо раскопал я.
Значит, новозаветные события проходили на фоне ухода венедов на Балтику. И это позволяет иначе увидеть историю славян -- западных и восточных (которые шли с востока)."
Д.Е. Новокшонов

88

Рамея

Рамея

89

Фильм посвящен римским эмигрантам в Центральной Азии, известным нам под именем кушаны-тохары.

90

Лаодика написал(а):

Эссе 1

Эссе 2. Смеяться после слова лопата

Последним из классических филологов о лопате троллил Шуппе в Realencyclopaedie Pauly–Wissowa: «Слово pala изначально обозначало в латинском языке Spaten (лопата) и Grabscheit (заступ), значения которых сегодня в немецком языке разошлись, в то время как изначально заступ заострялся к концу. Общего индоевропейского или только германского слова для обозначения Spaten просто не существует. Spaten — это общее западногерманское слово, проникшее через нижненемецкий язык в северные языки, также слово Spaten относится, например, не к первым сардским инструментам, а привнесено с материка.
Древнейшее упоминание o pala как Spaten (лопата) находится у Плавта, откуда следует, что она была старейшим садовым инструментом. Приблизительно то же и у Колумеллы. При посадке оливы тоже использовалась pala. Среди железных инструментов, необходимых для возделывания 100 моргенов плантаций винограда, Катон называет paleas VI. Еще Плиний упоминает pala при выращивании винограда, а также граната. В поле pala была необходима для проведения каналов и при особом типе обработки почвы. Существовала также разница в качестве pala, лучшую можно было купить в Калах, сегодняшнем Кальви в Кампании и в Венфруме, ныне Венафро, также в Минтурнах, сегодняшнем Минтурно (ранее Третто) в Лациуме на границе с Кампанией.
Вместе с выращиванием винограда и садоводством германцы позаимствовали у римлян еще и необходимые для этого орудия».
Поэтому современные лопаты, в общем, похожи на римские. Большая сапёрная лопата представляет собой обычную, похожую на садовую штыковую лопату, однако, со своеобразной формой штыка (без заострения на конце), позволяющей работать этим инструментом одновременно как штыковой, так и как совковой (гражданской) лопатой. Имеет строго стандартизированные размеры — поскольку используется ещё и как импровизированный измерительный инструмент. Длина её, от острия штыка, до конца рукоятки (черенка) ровно 110 см. Ширина штыка (лотка) — ровно 20 см. Высота штыка — 25 см. Вес около 1,9 кг. Её штатное инвентарное название — БСЛ–110 (Большая сапёрная лопата длиной 110 см). Предназначена для выполнения работ в грунте во все подразделения всех родов войск СССР и РФ, входит в комплект ЗИПа всех военных машин. Успех работы данной лопатой в среднем грунте 1 м³ в час.
«Однако произошло так, что у рукоятки выше штыка есть короткая поперечина, необходимая для того, чтобы нога могла упираться без повреждения подошвы. Общепринятый размер сегодняшней тяжелой лопаты, штык которой составляет примерно 30:19 см, соответствует сужающемуся краю штыка из Заальбурга.
То, что для заостренной к концу лопаты использовалось обозначение pala, указывает Плиний, при описании особого вида лемеха он говорит: cuspis effigiem palae habet».
Римские военные были очень хорошо знакомы с лопатой. В латинском языке воинская служба метонимически обозначалась словом пот (sudor, русск. сударь). Римский новобранец должен был хорошо владеть лопатой и киркой, топором и пилой. Именно в римской военной среде родилась поговорка, приписываемая Домицию Корбулону (Корзинину): «Врага надлежит побеждать лопатой».
Из старого слова лопата — pala выросло много слов. Лингамам, которые были взяты из реки Нармада , уже поклонялись Локапалы (lokapāla, охранитель мира, locus (место) + pala — Д. Н.) — божества-властители и охранители сторон света в индуизме и тантрическом буддизме. Славянские раlъ, раlьсь, (большой) палец; палка, древнерусское слово, образованное с помощью суффикса от исчезнувшего пала, как считается, заимствованного из тюркского, где пала — нож. Но было наоборот: в тюркских слово pala заимствовано, а в русском оно в числе исконных. Есть прекрасная аналогия: bulla — булка, pala — палка. М. Р. Фасмер о русском поле: «По́ле род. п. по́ля, мн. поля́, укр. по́ле, др.-русск. поле, ст.-слав. поле, болг. поле́, сербохорв. по̏ље, словен. роljе̑, чеш., слвц., польск. роlе, в.-луж. роlо, н.-луж. рólо, полаб. рülü ́. Др.-русск. полъ, открытый, свободный, полый из лат. раlаm, открыто, явно». Русские поля велики и особенны. У поля бывают половины. От слова половина происходит слово пол, которое сейчас неверно переводят английским словом sex — пися.
Происхождение слова плуг до сего времени неясно. При обработке подсек кроме мотыги русские пользовались разновидностью одноконной сохи без полицы. Ее называют палóвая соха, т.е. соха, предназначенная для пáла (подсеки). Во многих русских говорах глаголы-синонимы пахать и орать (orare) употребляются по-разному. Первый употребляют только применительно к сохе с полицей, второй — к орудиям типа плуга. Есть поговорка: не соха пашет, а полица.
Впалый, vepallidus — бледный, доходяга; В. И. Даль: палатковать, кочевать табором, жить в палатке, в поле. Полати, сев. вост., палати южн. зап. Встарь, полати бывали и в боярских хоромах. Слово палата употребляется в русском языке со времен князя Владимира (X в.). Раlаdin — то же или непосредственно из ит. paladino от лат. palatīnus дворцовый сановник; отсюда происходит палатин наместник, впервые у Петра I.
Палата (иноск.) — хранилище драгоценностей, роскошное здание, дворец. Ср. Ума палата. Ср. Pallast (Pfalz), cp. Palace (англ.). Ср. Palais (франц.), Ср. Palazzo (ит.). Ср. Palatium (от Палатинской горы в Риме, окруженной еще при Ромуле стеной, на которой стоял храм Аполлона и дворец Августа). По другой легенде, великан Palatine выстроил себе по росту своему громадный дом; с тех пор громадное здание называлось — palatium. Непременной принадлежностью русской и белорусской избы считаются полáти, палáцi — высокий и широкий настил для спанья (белорус. пылáцi, пóлы). Украинцы их не знают. Их делают на расстоянии 80 см от потолка, и тянуться они обычно от печи до противоположной стены. Поленица: богатырь, удалец, наездник, разбойник у М. Р. Фасмера и па́леница, в устном народном творчестве у В. И. Даля. В современном русском языке есть глагол палить и существительное палево. Цвет соломы палевый: фр. paille, англ. pal, друг.
Глагол capio, цапаю, беру дал русские копать и капать. Латинское labor значит работа, труд, напряжение, lapsus, движение, особенно размеренное. В русском языке ТРЛ-производные этого слова дали лапу, лоб, лобок и лопасть. Лопатить = точить (тусить). М. Р. Фасмер: лопа́та, укр. лопа́та, др.-русск., болг. лопа́та, сербохорв. ло̀пата, словен. lорátа, чеш., слвц. lораtа, польск. ɫораtа, в.-луж., н.-луж. ɫораtа. Другая ступень вокализма: ла́па.
«Лопата — прекрасное средство рукопашного боя. Лопатой можно прикрыться от удара противника, ею можно отбить укол штыком, а острые края лопаты делают её грозным рубящим оружием. Особенно ценна лопата во время рукопашного боя в стеснённой обстановке. В борьбе против врага, вооружённого винтовкой со штыком, занимай выжидательное положение. Твоя первая задача — обить удар противника, вторая задача — схватить оружие врага, сковать его и нанести быстрый рубящий удар». Страшилкой советской публики конца СССР стал образ «саперной лопатки спецназа».
В. Б. Резун написал ТРЛ-поэму о лопате: «Каждый пехотинец в Советской Армии носит с собой малую пехотную лопатку. Когда он получает приказ остановиться, он немедленно ложится и начинает копать яму в земле рядом с собой. За три минуты он отроет небольшую траншею в 15 см глубиной, в которую может вытянувшись лечь так, что пули будут безопасно свистеть у него над головой. Земля, которую он выбросил, формирует бруствер впереди и по бокам, создавая дополнительное укрытие. Если танк проедет над такой траншеей, то у солдата есть 50% вероятности, что он не причинит ему никакого вреда. В любой момент солдату могут приказать двигаться снова и, крича во весь голос, он ринется вперед. Если ему не приказывают двигаться, то он роет глубже и глубже. Сначала его траншея может использоваться для стрельбы из положения лежа. Позже она становится траншеей, из которой можно стрелять с колена, а затем, еще позже, после того, как она станет 110 см глубиной, ее можно использовать для стрельбы стоя. Земля, которая выбрасывается наружу, предохраняет солдата от пуль и осколков. Он делает в бруствере амбразуру, в которой располагает ствол своего автомата. При отсутствии дальнейших команд он продолжает работать над своей траншеей. Он маскирует ее. Он начинает копать траншею для соединения со своим товарищем слева. Он всегда роет справа налево, и через несколько часов траншея соединяет окопы всех стрелков данного отделения. Траншеи отделений соединяются с траншеями других отделений. Рытье продолжается и добавляются коммуникационные траншеи в тылу. Траншеи делаются все глубже, перекрываются, маскируются и укрепляются. Затем, внезапно снова следует приказ двигаться вперед. Солдат выскакивает на поверхность, крича и матерясь как можно громче.
Пехотинец использует ту же лопатку для того, чтобы вырыть могилу для павшего товарища. Если у него в руках нет топора, он использует лопатку, чтобы разрубить буханку хлеба, когда она замерзла до твердости гранита. Он использует ее как весло, когда на телеграфном столбе под вражеским огнем переправляется через широкую реку. А когда он получает приказ остановиться, он снова строит несокрушимую крепость вокруг себя. Он знает, как рационально рыть землю. Он строит свое укрепление сразу таким, каким оно должно быть. Лопатка — это не только инструмент для рытья земли: она может также быть использована для измерения. Она имеет 50 см в длину. Две длины лопатки равны метру. Лезвие лопатки имеет 15 см в ширину и 18 см в длину. Запомнив эти данные, солдат может измерить все, что пожелает.
У лопатки ручка не складывающаяся, и это очень важная черта. Лопатка обязана быть единым монолитным объектом. Все три ее края остры, как у ножа. Она окрашена зеленой матовой краской, чтобы не отражать сильный солнечный свет. Лопатка — это не только инструмент для измерения. Она является также гарантией стойкости пехоты в большинстве трудных ситуаций. Если у пехоты есть несколько часов, чтобы зарыться в землю, то чтобы выковырять ее из ее окопов и траншей могут понадобиться годы, какое бы современное оружие против нее ни использовалось».
Образованные германские генералы отмечали особое пристрастие русских к лопате: «Солдат русской армии — непревзойденный мастер маскировки и самоокапывания, а также полевой фортификации. Он зарывается в землю с невероятной быстротой и так умело приспосабливается к местности, что его почти невозможно обнаружить. Любой русский плацдарм, захваченный вечером ротой, утром уже обязательно удерживается по меньшей мере полком, а на следующую ночь превращается в грозную крепость».
Многомерная pala-лопата досконально не изучена современными исследователями. Ее воспевают лишь понимающие художники из энтилигентов: «Крист положил лопату, сменил напарника у «машины ОСО — две ручки, одно колесо», как называли на Колыме тачку по-арестантски. Не по-блатному, но вроде этого. Крист поставил тачку донцем на траповую доску, ручками в противоположную от забоя сторону. И быстро насыпал тачку. Потом ухватился за ручки, выгнулся, напрягая живот, и, поймав равновесие, покатил свою тачку к бутаре, к промывочному прибору. Обратно Крист прикатил тачку по всем правилам тачечников, унаследованным от каторжных столетий, ручками вверх, колесом вперед, а руки Крист, отдыхая, держал на ручках тачки, потом поставил тачку и снова взял лопату. Лопата завизжала». О рожденном лопатами котловане написал в 1930 г. русский интеллигент А. П. Климентов (Платонов).
У кочевников не было лопат. У римлян даже пастухи молились на лопату. Появлением городов кочевники обязаны римлянам и их лопатам. Археологи отмечают появившиеся римские мотивы построек этого времени. Иных строителей римских военных лагерей в тех местах не было. Лопата — это орудие, изобретение которого недооценено. А. В. Довгалев напомнил о затруднениях, которые испытывал из-за отсутствия лопаты герой знатока ТРЛ Даниэля Дефо: «17-е ноября. — Сегодня начал копать углубление в скале за палаткой, чтобы поудобнее разложить свое имущество.
Примечание. Для этой работы крайне необходимы три вещи: кирка, лопата и тачка или корзина, а у меня их нет. Пришлось отказаться от работы. Долго думал, чем бы заменить эти инструменты или как их сделать. Вместо кирки попробовал работать железным ломом; он годится, только слишком тяжел. Затем остается лопата или заступ. Без нее никак не обойтись, но я решительно не придумаю, как ее сделать.
18-е ноября. — Отыскивая в лесу материал для своих построек, нашел то дерево (или похожее на него), которое в Бразилии называют железным за его необыкновенную твердость. С большим трудом и сильно попортив свой топор, срубил одно такое дерево и еле притащил его домой: оно было очень тяжелое. Я решил сделать из него лопату. Дерево было так твердо, что эта работа отняла у меня много времени, но другого выхода у меня не было. Мало по малу я придал обрубку форму лопаты, при чем рукоятка вышла не хуже, чем делают у нас в Англии, но широкая часть, не будучи обита железом, прослужила мне недолго. Впрочем, я достаточно попользовался ею для земляных работ, и она очень мне пригодилась, но, я думаю, ни одна лопата на свете не изготовлялась таким способом и так долго».
Pales — богиня, заботящаяся о корме скота, богиня овец и ягнят; молитву ей римский пастух произностил обратившись к Востоку, затем выпивал смесь из молока и свежего сусла, и наконец, перепрыгивал через кучи зажженной травы. Молитва к Pales у Овидия в Фастах:

Кончилась ночь, и встает Аврора. Парилии надо
Петь: не напрасно, коль мне Палес на помощь идет!
Палес благая, певца вдохнови ты пастушеских таинств,
Если могу я почтить праздник твой песней своей.
Я ведь и пепел тельца, и бобовые стебли рукою
Полной тебе приносил как очистительный дар;
Я ведь и через костры, по три в ряд разожженные, прыгал,
И окропляли водой с ветви лавровой меня.
Благословляет мой труд богиня: из гавани вышла
В море ладья, и надул ветер мои паруса.

Главный обряд праздника в честь Ивана Купалы — прыганье через костер (castra). Парни и девки на Купалу искали суженных доверяясь Купидону (Э́рос, Эрот, Ἔρως, Амур). Cupido значит желание. О Купидоне намурлыкал Amores Овидий. О связи Купидона с Психеей (желания с душой) красиво троллил Апулей. Писал о нем ранее и Вергилий, «которого называют мантуанским лебедем. «Среди имен командиров этрусских кораблей, посланных на помощь Энею, мы находим не только этрусские имена, но и те, которые могут быть истолкованы как пеласгийские, — Абас и Купавон. Купавон, выступающий у Вергилия в образе человека-лебедя, близок мифическому персонаже Купале, чуждому как греческой, так и тирренской среде, но бытовавшему у иллирийцев и позднее у славян». Наиболее рьяно христианская церковь боролась именно с Купалой.
Появление лопаты и умельцев в обращении с ней изменило жизнь кочевников Центральной Азии. Да и смерть тоже: теперь покойников начали хоронить не просто укрывая курганом, но насыпая курган над прежде вырытой глубокой могилой. В средневековых погребениях Сибири лопаты попадаются в погребениях вместе с мотыгами-кельтами, зубилами и топорами. Археологию когда-то называли наукой лопаты. К сожалению, раскопанные лопатой археологов скифские захоронения до сих пор имеют неопределенные датировки и считаются слишком древними. Неопределенности в определении времени до сих пор мешают ясно увидеть историю Евразии после появления там римского мужика с лопатой. Возможно, в этом заключается месть богины Pales своим жрецам, археологам, превратившим главное орудие своей науки в бедного родственника, которого стыдятся, предпочтя поклонение изобретенной в ТРЛ Аристотеля физике (от φύσις — естество, природа). Современный археолог редко связывается с лопатой. Скорее обыватель представляет его с кисточкой, стирающим пыль с вырытого кем-то неизвестным черепка. Это низкопоклонство перед ТРЛ физиков вряд ли полезно. О происхождении и судьбе Вселенной и Земли физики знают меньше чем историки о происхождении и судьбе человека.
Излишнее доверие к ТРЛ знатоков иных малопонятных наук может сильно подвести. До сих пор историки и археологи безоговорочно принимают исторические датировки химиков и физиков, сделанные на основании определения старости угля и золы (англ. carbon dating, лат. carbо, уголь, русск. углерод). Вот образчик их ТРЛ: «Радиоуглеродный анализ — разновидность радиоизотопной датировки, применяемая для определения возраста биологических останков, предметов и материалов биологического происхождения путём измерения содержания в материале радиоактивного изотопа 14C по отношению к стабильным изотопам углерода».
Начиналось все с малого. «В 1880-е гг. большую серию палеолитических стоянок удалось открыть на Енисее жителю г. Красноярска И. Т. Савенкову. В конце XIX в. эти стоянки посетил французский археолог Ж. де Бай, который сделал несколько докладов об открытиях в Сибири во Французской академии и Парижском географическом обществе. Еще одно неожиданное открытие было сделано в 1896 г. в Томске. Оно связано с работами профессора Н. Ф. Кащенко. Им были найдены скопления костей мамонта, а рядом с ними — остатки кострищ, каменные орудия. В коллекции этой стоянки совсем недавно обнаружена пробирка с углем, который Н. Ф. Кащенко собрал с кострищ. Он, конечно, не предполагал, что более чем через полвека будет разработан метод радиоуглеродного датирования, но интуитивно чувствовал, что мельчайшая деталь, любая находка, связанная с жизнью древнего человека, представляет величайшую ценность, и благодаря его стремлению все сохранить и зафиксировать по этому углю удалось установить возраст стоянки — 18300 плюс-минус 1000 лет». Меж тем русское слово мамонт, вошедшее во все языки мира и обозначавшее крупное животное, убив которое, можно было обеспечить себя запасом мяса на суровой зимовке, твердо выводится из латинского mamma, сиська, грудь, вымя. «В татарском mamma — земля, потому что тунгусы и якуты думают, что мамонт роется под землею, как крот)».
Явное противоречие между датировками и здравым смыслом вынудило создать хитрое ТРЛ-словосочетание «радиокарбоновое время», которое в сочетании с другими временами, принятыми историками, служит прекрасным примером толкования Теории относительности А. Эйнштейна. Относительность углеродного времени зависит от облученности найденного угля. Уточнить датировки поможет исследование угля с мест известных ядерных взрывов, например, в Хиросиме и Нагасаки и падения крупных небесных тел вроде Тунгусского метеорита. Датировки получатся очень старыми, что позволит высчитать степень погрешности радиокарбонового времени в сравнении с календарным. Я безуспешно старался переубедить своего учителя Л. С. Клейна в большей научности моей ТРЛ-картины истории, чем троллящей в мире ныне, с богами — дикарями каменного века, ловящими ленивых добродушных мамонтов. Вот его ТРЛ в ответ на мои доказательства происхождения тохаров Центральной Азии от тогатых (togati) италиков: «Тохарские языки никак не могут быть "наречиями то ли лигуров, то ли сикулов, то ли тосканов", поскольку по индоевропейской классификации (а другой нет) т. наз. тохары (это же не их истинное название) выделились из индоевропейского ствола сразу вслед за хеттами, тогда как о лигурах, сикулах или тосканах этого сказать невозможно, и вообще невозможно сказать что-либо определенное. С равным успехом вы можете назвать тут лемуров, сибиров или печалей. И зачем их всех привлекать к тохарской тематике, когда сейчас открыта Алексеем Ковалевым чемурчекская культура бронзового века, мигрировавшая на Алтай и в Синьцзян из Франции, хорошо отвечающая условиям тохарской идентификации».
Открытые А. А. Ковалевым могильники датируются «не позднее III тыс. до н. э.». Поправлю ТРЛ учителя своим ТРЛ, уточнив эту датировку: не ранее 30 г. до н. э., — начала массового исхода египтян на Восток: «Чемурчекская традиция изготовления каменных сосудов несомненно берет свое начало в культурном контексте Египта и Передней Азии». Кроме того, «В кургане №2 могильника Копа была зафиксирована могильная яма, выполненная в форме четырехколесной повозки с пазами для колес, ступиц и выступом на месте кузова. Такую же форму имела и хуже сохранившаяся могильная яма соседнего кургана №1».
Ни в каменном, ни в раннем бронзовом веке яму не выкопать без лопаты. Это сразу понял попавший на необитаемый остров Робинзон Крузо. Без лопат нельзя было построить ни каналов древнего Междуречья, ни города Ур в Шумере с плотиной-насыпью Нинурты , ни индских городов в Хараппе и Мохенджо-Даро с их канализационными отстойниками, ни дворца Дария в Сузах. Позднейшие надписи ассирийских царей называют строителем стен города Ашшура Киккия , второго по списку после «обитателей шатров». Без лопат нельзя было отрыть каналов в восточноиндийской Калинге по приказу «властителя морей» Кхаравелы. Немыслимо без лопат было построить Адамов мост — отмель в Индийском океане, известную как мост Рамы. Его строительство велось под руководством Налы — сына Вишвакармана — силами подданных и союзников Рамы, включая армию обезьян. По этому мосту войска Рамы переправились на Шри-Ланку для сражения с её правителем — демоном Раваной, похитившем возлюбленную Рамы — Ситу. Согласно арабским и португальским картам мост был пешеходным вплоть до 1480 г., когда был разрушен землетрясением.
Римские йоги (подневольные, пленные, лат. jugum) в шумерском, аккадском, ассирийском и вавилонском ТРЛ получили наименование Игигов — небесных божеств, противопоставленных Анунакам (этрусским колонистам Шумера). Игиг по имени Нергал проживал в подземном царстве. Современные ученые причисляют к Игигам семь «великих богов»: Ану, Энлиля, Эйя, Сина, Шамаша, Мардука и Иштар, однако эти же боги могут обозначаться и как Анунаки. В байке об Атрахасисе, Игиги находятся в подчиненном положении — они копают каналы рек для старших богов. Впоследствии они восстают, сжигают свои инструменты (корзины и лопаты) и ночью окружают дом Энлиля. В этом же мифе указывается, что слюна Игигов была одной из частей, из которых создали человека. Вторым слагаемым была глина. Ныне троллят, что человек сложон из обезьяны и труда. «Большую известность во всем мире получила Пазырыкская культура скифского времени. Раскопки ее курганов на Алтае и Тыве привели к открытиям мирового значения… Курганы, где были захоронены племенные вожди и знать, поражают исследователей огромными размерами. По подсчетам М. П. Грязнова, на сооружение первого Пазырыкского кургана потребовалось заготовить 1800 м3 камня для насыпи, около 500 бревен для монтажа камеры и перекрывавшего ее наката, вырыть могильную яму объемом 196 м3. На это ушло не менее 2500–3000 человеко-дней».
Слово лопата — pala — очень схоже с греческими словами πάλη (борьба), παλαίστρα (место для обучения борьбе) и πόλις (лат. civitas). Последнее слово вдохновило Аристотеля на создание ТРЛ слова πολιτική, вошедшее в русский язык: политика. При жизни В. И. Даля русские понимали его так: «Виды, намеренья и цели государя, немногим известные, и образ его действий при сем, нередко скрывающий первые. А. В. Суворов: Политика — тухлое яйцо». Политика — не экономика (домострой).
Лопата играет роль в одной из ТРЛ версий эпоса о Гэсере: «Дзамланг-санг, будущий царь Кэсар, принимает обличье белой птицы (bya dkar-po) и спускается на землю Линга.
Жена Чотуна, одного из старейшин Линга, видит большую тень, опускающуюся на землю. Она говорит своему мужу, что это плохое предзнаменование и что, вероятно, Кэсар воплотится в Линге. Однажды утром у женщины по имени Гаксалхамо ('Gag-bza iha-mo) родился сын, которого назвали Цзорэ (Co-re, или Cho-ris) . В ту пору страна Линг платила дань людьми царю демонов-людоедов. Когда глава демонов (bdud-rgan) Чамбалакрин (Khram-pa Lag-rin) прибыл в Линг за данью, вождь Аку Чотун (A-Khu Khrothun) решил принести в жертву новорожденного сына Гаксалхамо. Мать горько заплакала, но мальчик сказал ей: «Не оплакивай меня! Когда глава демонов придет, скажи ему, чтобы он широко раскрыл рот, и положи меня ему прямо в пасть». Царь демонов приблизился к юрте Гаксалхамо. Женщина положила своего сына на лопату и поднесла его демону с такими словами: «Глава демонов, проглоти моего ребенка, не кусая его!» Когда Чамбалакрин проглотил Цзорэ, мальчик распрямился в глотке людоеда и закупорил ее. Корчась от боли, демон пробормотал: «О, Цзорэ, спускайся быстрее в мой желудок!» Но Цзоре не послушал демона, и тот умер в страшных муках. Много раз пытался Чотун уничтожить Кэсара с помощью могучих демонов-магов. Однако из каждого испытания Кэсар выходил победителем». Сесть на лопату требует баба Яга у вдовьего сына Ивана в киносказке Морозко А. А. Роу. Тибетские географы знали географию Ближнего Востока. Sham-po-lha-rtse (Шамбала) — слово шампо значит сириец, поэтому перевод этого названия "сирийская небесная (божественная) вершина". На тибетской карте есть "Страна демонов, крадущих людей", т.е. Египет, и Пун, т.е. Финикия. К "Стране халдеев" (Вавилония) непосредственно примыкает Гьялмо-Кхром, т.е. "Царица-Рим". На северо-востоке отмечена "Страна сак" (Страна сильных саков). Восточный континент Видеха со своими континентами-спутниками изображен в виде трех полуокружностей, прямой стороной обращенных к западу. Ушедшие из Египта подданные фараонов перебрались через Тихий океан. Жители этого континента охарактеризованы в тибетских источниках как высокорослые, с головами, сильно сплюснутыми сзади, и резко выступающими вперед лицами, со спокойным и мягким характером и прекрасным поведением, т. е. гостеприимными. Именно такими встретили американских индейцев спутники Колумба.
Языком малолеток от римских отцов на Востоке стал язык, переданный матерями. Это нашло свое отражение в ТРЛ месопотамских летописцев, называвших эпохи словом палý и составлявших свои перечни задом-наперед, как сейчас в РФ приучили соискателей писать резюме вместо автобиографии . Наиболее раннюю и надежную традицию (передачу) буддийского текста являют санскритские, часто превосходя дошедшие в большем числе и полноте палийские (название языка пáли от лат. pala, лопата). Выводы очевидны: 1) обучение ТРЛ необходимо начинать с лопаты. 2) Археологам следует учитывать время лопаты наряду с радиокарбоновым. Для научности такой метод датировки можно ТРЛ категорией палоямный хронотоп .

Ср. с лат. spatha, меч.
Нарма́да или Нарба́да течет по центральной Индии и впадает в Аравийское море.
Отсюда слово дислокация: dis + locus, размещение.
Ср. ТРЛ впадлу и подлый.
Из глагола плевать (плевок, плева, пуля) выводится междометие бля.
Шанцевый инструмент (нем. Schanze, окоп, укрепление).
В русской фене котлован — женская срамота. Угол.: топить в котловане кого: подставить под изнасилование с целью привлечь к уголовной ответственности неугодного человека. Лат. catulire — течь (о суках) и санскр. yavan-, кит. ван.
Франц. motif — напев.
Русск. парилка в бане.
Купальский костёр (купала) зажигается славянами на летний праздник Ивана Купалы, являлся центром гуляний в Иванову ночь.
Ныне в бане обычен березовый веник.
Amores 1, 9: Всякий влюбленный солдат, и есть у Амура свой лагерь. Пер. С. Шервинского.
От φύω — являю, рождаю, творю, делаю.
Своих жертв баба Яга преследует в ступе, погоняя её пестом и заметая след помелом (метлой), веником. Помело в просторечии — болтун, пустомеля.
Палеоли́т (греч. παλαιός — древний и λίθος — камень) — древнекаменный век до появления у человека земледелия. ТРЛ «Булыжник — оружие пролетариата» понимается глубже, если помнить, что нем. Proletariat от лат. proletarius —плодящийся, неимущий.
Обычное самоназвание римлян.
Лигуры (лигурийцы; Ligures, Λίγυες, Λίγυρες) — собирательное наименование древних племён, населявших в середине I-го тыс. до н. э. северо-западную Италию и юго-восточную Галлию.
Точнее не ствола, а ветви, если сравнивать с деревом. Ствол индоевропейские классификаторы именуют индоевропейским праязыком, растущим из ностратического корня (пример тонкого ТРЛ).
Какос, Какий, Κακός, плохой, уродливый, сын Гефеста (Вулкана): Vulcanus, бог огня и покровитель кузнечного ремесла в древнеримской мифологии. Был сыном Юпитера и Юноны, братом Либерты.
По мусульманской легенде, по этим отмелям Адам, направляясь к Еве в район современного города Джидда, перешёл со Шри-Ланки на континент после изгнания из рая и падения на Сири паду.
Появление Мардука в Шумере произошло после появления римлян в Маргиане.
Греч. οἶκος — дом, хозяйство и νόμος — закон, правило.
Герой сказок тибетских, монгольских, тюркских (саларов, тувинцев, алтайцев) и бирманских народностей.
Ср. с егип. Хор и русск. царь.
Сирийцы — народ писцов. От них через арабов на Запад попали сочинения Аристотеля. Сирийский язык развился из одного арамейского наречия.
От фр. résumé или лат. curriculum vitae — течение жизни.
Собственное жизнеописание, из греч. autos — сам, bios — жизнь, grpaho — пишу.
Пример античного греко-латинского ТРЛ: греч. κατηγορία (обвинение) в латыни заменяется словом рrаеdicamentum (высказывание).
От pala и яма.
Слово придумал в своем ТРЛ М. М. Бахтин: греч. χρόνος, время + τόπος, место.

Д.Е. Новокшонов


Вы здесь » КНИГА МАТЕРЕЙ » Места Силы » Рамея